16+
Новости:
5 Февраля 2007 года, 00:00
80 просмотров

Давид — грузин, и он бросает вызов русскому Голиафу («Panorama», Италия)

Тбилисский министр иностранных дел делает ЕС предложение, в котором просит принять его страну, а также выражает желание присоединиться к НАТО. В обмен он предлагает приданое.

Отличное грузинское вино, вот уже год как исчезнувшее с российских столов, тоже имеет отношение к делу. Но в противостоянии между крохотной Грузией (5 миллионов жителей) и гигантской Россией замешаны и куда более серьезные вещи: равновесие в деликатнейшем Каспийском регионе. 38-летний президент Михаил Саакашвили, получивший образование в США, пришел к власти в 2003 году после ‘революции роз’; он повел страну опасным путем по направлению к Америке и Западу. Его министр иностранных дел, 40-летний Гела Бежуашвили, тоже получил образование в США. Недавно он посетил с рабочим визитом Рим и дал интервью ‘Панораме’.

— Вы решили сыграть с российским гигантом в Давида и Голиафа?

— С момента развала СССР мы ищем свой собственный путь, но наши русские друзья нам не помогают. За 15 лет, вопреки своим собственным интересам, они ничего не сделали, чтобы поощрить зоны мира, процветания и демократии на собственных границах. Более того — они раздувают огонь, оказывая поддержку сепаратистам в наших регионах, в Абхазии и в Южной Осетии.

— В 2006 году Москва перекрыла поставки газа и заблокировала экспорт вина и минеральной воды, а затем закрыла границу и свое посольство. Наконец, она более чем вдвое увеличила цену на свой газ. Почему?

— Все эти действия, включая преследования грузинских граждан в России и их депортацию, были предприняты в одностороннем порядке, и мы на них не отвечали.

— Но вы арестовали за шпионаж четверых русских офицеров. Разве такие вещи не делаются более деликатным образом?

— Этому предшествовали три других случая, с которыми мы разобрались именно со всей деликатностью. В четвертый раз мы не выдержали. Но их реакция была чрезмерной — закрытие посольства, перекрытие границы.

— Вы же знали, что Владимиру Путину не понравится ваше намерение вступить в НАТО, не говоря уже о ЕС.

— Это был наш свободный выбор. Мы что, должны были просить разрешения у Москвы? А ведь когда я спрашиваю у своих российских собеседников, действительно ли они видят в НАТО своего великого врага, они отвечают отрицательно. В любом случае, у русских имеются куда более тесные и существенные отношения с НАТО, чем у нас; был даже создан специальный совет по отношениям Россия-НАТО.

— А ваше стремление войти в ЕС?

— Это тоже вопрос многих лет. Тем не менее, перед Европой стоит насущная, требующая срочного решения проблема диверсификации источников энергии, и, прежде всего — газа, если она не хочет подчиняться российской монополии. И пролегающие на территории Грузии газопроводы, идущие непосредственно от каспийских месторождений, не принадлежащих России, могут стать существенной альтернативой.

— Полагаете ли вы, что Москва пытается ‘сменить режим’ в Тбилиси, то есть хочет сместить ваше правительство?

— У нас было такое впечатление, с учетом хаоса, в который они попытались нас ввергнуть. Возможно, она не хочет, чтобы на ее границе оказалась бывшая республика, ставшая примером процветания и демократии. А ведь это стало бы мощным стимулом для ее собственного развития.

— А может быть, Кремль ощущает себя в окружении из-за непрестанного расширения НАТО? Три прибалтийских государства, затем Польша, Венгрия, Румыния, Болгария. . .

— Я могу это понять. Но тогда пускай он так и говорит. Мы готовы это учитывать. И если они боятся появления военных баз, можно договориться в двустороннем порядке, не втягивая НАТО.

— Вы открыли бы в Грузии американские базы?

— Все будет зависеть от ситуации с безопасностью в регионе.

— Если конфликт разразится, вы полагаете, что Запад бросится вам на помощь?

— Мы знаем, что должны быть осторожны, даже если мы не станем менять курс.

— Правда ли, что вашему министру обороны пришлось уйти в отставку, потому что он делал слишком воинственные заявления и перегнул палку?

— Возможно. Но это доказывает, что мы не лезем без необходимости на рожон.

— На днях вы получили первые поставки каспийского газа не из России, а Москва вновь открыла посольство в Тбилиси. Эти два обстоятельства успокаивают?

— Открытие посольства — обстоятельство позитивное, хотя и имеет в большой степени технический характер. Теперь, чтобы началось подлинное сближение, мы ожидаем конкретных шагов.

________________________________________

Давид и Голиаф («The Washington Post», США)

Выжить без России («Verslo klase», Литва)