16+
Новости:
27 Февраля 2007 года, 00:00
23 просмотра

Даже демократические страны не всегда идут в ногу («The International Herald Tribune», США)

Главные элементы внешней политики президента Джорджа Буша основываются на том постулате, что страны с примерно одинаковой формой политического режима будут шагать друг с другом в ногу и при выборе приоритетов внешней политики.

Однако есть одна проблема. Заключается она в том, что у демократических стран, при всей общности их ценностей, интересы, как и любых государств, всегда свои — и даже если у них есть некие общие интересы, приоритеты все равно различны.

Никто ведь не думает, что внешняя политика может быть одинаковой, скажем, у Финляндии, Австралии и Ботсваны, только потому, что во всех этих трех странах реализована представительная государственная система. Государства Европы, при всех своих общих ценностях, так и не смогли сформировать единую внешнюю политику — даже в отношениях с Россией и другими недемократическими государствами.

Несмотря на все это, именно эта теория была движущей силой американского вторжения в Ирак. Неоконсерваторы утверждали, что вторжение приведет к демократической трансформации Ближнего Востока, что, в свою очередь, должно было повысить уровень безопасности Америки. Правда, составители этого плана совершенно не обратили внимания на один неприятный, но реальный факт: власти арабских стран готовы помогать США реализовывать свои приоритетные интересы, будь то мирный процесс или борьба с экстремистами, только в той степени, в которой их самих давление народных масс не затрагивает, то есть позволяет им оставаться недемократическими.

Результаты опросов общественного мнения, проводимых на Ближнем Востоке, показывают, что в этом регионе любому реально демократическому правительству было бы очень трудно тесно сотрудничать с Соединенными Штатами или поддерживать многие американские инициативы. Для США это тем более сложный вопрос, потому что правительство Буша столь тесно идентифицирует себя с Израилем, что давление на арабов, с которыми они хотят вступать в партнерские отношения, увеличивается само собой. Американская риторика свободы потонула в потоке теленовостей из Ирака, Ливана и Сектора Газа.

Для только что зародившейся иракской демократии эта проблема, судя по всему, будет становиться все острее. Говорить, что правительство премьер-министра Нури Камаля аль-Малики (Nuri Kamal al-Maliki) должно решительно выступить против шиитских вооруженных группировок — это все равно что подталкивать его к уничтожению существенной части его собственной политической базы. В хаотической политической среде Ирака любые действия, приносящие реальный результат, зачастую весьма и весьма далеко отходят от демократических стандартов, с которыми в Ирак приходили США.

Даже вне Ближнего Востока демократические страны отнюдь не всегда принимают для себя те же задачи и подходы, что и Америка. С особенной ясностью это проявилось совсем недавно, когда в Индии принимали президента России Владимира Путина. Правительство Буша часто хвалится вновь созданным стратегическим партнерством между ‘самой старой и самой крупной демократической страной’. Однако во времена ‘холодной войны’ демократическая Индия зачастую склонялась к позиции Москвы, а ее нынешний премьер-министр Манмохан Сингх (Manmohan Singh) принял российского лидера с той же помпой и с теми же церемониями, каких в прошлом году во время своего визита удостоился Буш.

С одной стороны, США и Индии действительно легче работать друг с другом благодаря общим ценностям, но эти отношения стали такими, какие они есть, потому, что после 11 сентября совпали многие из их стратегических интересов, а также — и это гораздо более важно — потому что США, чтобы добиться согласия Индии на сотрудничество, с готовностью признали ее государством, де-факто обладающим ядерным оружием.

Когда демократические государства работают вместе, это приносит им несомненную пользу. Однако общие ценности не могут быть заменителем общих интересов и не могут привести к власти правительство, которое будет слепо следовать за Вашингтоном.

К лидеру демократического мира и требования предъявляются особые: необходимо не только видеть и понимать общность ценностей и интересов, но и адекватно воспринимать противоречия, а также осознавать, что даже в рамках общих целей приоритетные задачи могут быть у всех разные. Без этого, как и без способности учитывать эти противоречия, а не отмахиваться от них, проводя при этом незаконную или неразумную политику, Соединенные Штаты могут стать очень одинокой сверхдержавой.

Пол Дж. Сондерсисполнительный директор Никсоновского центра (Nixon Center). Николас К. Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev) — главный редактор журнала The National Interest.