16+
Новости:
16 Февраля 2007 года, 00:00
28 просмотров

Для государства никель важнее золота

Рокировка среди акционеров «Норильского никеля» и смена его генерального директора экспертным сообществом не воспринимается иначе, как уход Михаила Прохорова из «большого бизнеса». Никого не волнует то, что он остается владельцем ряда энергетических активов, равно как и то, что он сохранит за собой контроль над одним из крупнейших в мире производителей золота «Полюс». Похоже, Прохорова теперь перестанут воспринимать как активного самостоятельного игрока, каким по праву считался до сих пор.

Другое дело — Владимир Потанин, которого аналитики характеризуют даже не как олигарха, а как целый институт, как «квазигосударственную фигуру». Факт перехода в его руки контрольного пакета «Норникеля» — это почти свершившаяся национализация. Потому что Потанин – это, в сущности, и есть государство.

События вокруг «Норильского никеля» говорят о том, что менеджеры прохоровского типа больше невостребованы в российской экономике, они сделали свое дело и теперь должны отойти в сторону в добровольно-принудительном порядке. Причем за это им платят многомиллиардную компенсацию.

Судьба «Норникеля» говорит еще и о том, что крупнейшие российские компании окончательно утратили субъектность как свободу принятия решений, и, являясь частными де-юре, де-факто во всем слушаются высокопоставленных государственных чиновников. Впрочем, последние, похоже, не долго будут мириться с юридической независимостью того же «Норникеля» и других. Особенно в выборный год, когда такие важные компании должны контролироваться не просто лояльными, а целиком и полностью «своими».

Совладельцы «Интерроса» почти целый год вели переговоры о разделе бизнеса, и в январе наконец-то объявили о судьбе своего альянса. Решено, что Прохоров продает свой 27,4-процентный пакет в «Норникеле» второму совладельцу Владимиру Потанину, оставляя себе, помимо «Полюса», пакеты в РАО ЕЭС и ее дочках, а также 35% американской Plug Power Inc, специализирующейся на производстве водородных топливных элементов. О судьбе пакетов акций «Росбанка», «Силовых машин», девелоперских и медийных проектов партнерам придется договариваться отдельно.

На момент объявления о «разводе» пакет Прохорова в «Норникеле» стоил около $8 млрд. Но аналитики говорят, что бумаги крупнейшего в мире производителя имеют потенциал роста цены на 20-35%. Это значит, что Потанин, покупающий долю своего партнера, делает хорошую инвестицию – именно эти 20-35% он может заработать на росте цены акций горно-металлургического концерна. Это же подтверждает и догадки некоторых экспертов о том, что Прохоров покинул бизнес не самостоятельно – его подтолкнули к такому решению. За последний год капитализация «Норникеля» увеличилась в два раза, и его акции растут — на рекордном подорожании платины, которая в дефиците на мировом рынке. Большинство аналитиков сохраняют в отношении этих бумаг рекомендацию «покупать».

Прохоров, 16 лет строивший вместе с Владимиром Потаниным империю, которая вначале называлась «ОНЭКСИМ банк», а затем «Интеррос», вероятно, неплохой финансист. По крайней мере, стоимость созданных им компаний за это время увеличилась в десятки раз. И если бы он решил выйти из платино-никелевого бизнеса, он вряд ли стал бы делать это сейчас. Скорее всего, он подождал бы еще немного, наблюдая за тем, с какой скоростью несутся акции «Норникеля» на фондовом ралли. А потом, если бы захотел «зафиксировать прибыль», продал бы часть своих бумаг в рамках биржевого размещения. Вероятно, эти акции вызвали бы огромный спрос на биржах Лондона, Нью-Йорка, или, скажем, Торонто, где исторически торгуются металлургические кампании. Но именно этого и не хотят российские власти, которые стремятся к контролю за «Норникелем». Вряд ли Кремль заинтересован в том, чтобы крупный, а возможно и блокирующий пакет получили зарубежные инвесторы.

Чем недостаточно хорош Прохоров для властей? Явно не «куршавельским скандалом» — компромата в СМИ на любого российского олигарха можно найти предостаточно, что отнюдь не является поводом для вытеснения из бизнеса. Но Прохоров, при всей его лояльности (вряд ли он бы стал финансировать оппозиционные партии), ориентирован совсем на иные ценности, нежели те, которые Кремль настойчиво предлагает бизнесу. Говоря обобщенно, он хотел создавать на базе «Норникеля» крупную международную компанию, которая бы агрессивно покупала активы за рубежом.

«Компания обязана Прохорову не только существенным повышением прозрачности и уровня раскрытия информации, но и созданием дополнительной ценности (отделение золотых активов), направлением средств на выплату акционерам, а также принятием долгосрочной стратегии развития ключевых операционных активов», — такую оценку дали уходящему гендиректору аналитики Альфа-банка.

Но крупная международная компания не может оставаться «семейным» предприятием акционеров «Интерроса», она обречена на слияния с крупными зарубежными концернами, работающими в отрасли. Далеко не факт, что в результате российские акционеры сохранят за собой контролирующую долю. Именно это и противоречит стратегии российского государства — даже в том случае, если контролирующей доли в компании не будет вовсе, а будет несколько крупных акционеров.

Примеров тому не счесть – это и история «Сахалина-2», и неудавшаяся продажа «Силовых машин» «Сименсу». Чем закончилась попытка слияния ЮКОСа с одной из транснациональных энергетических компаний, не хочется даже вспоминать. Сейчас на рынке все активнее говорят о том, что российские власти требуют выхода британской ВР из ТНК-ВР, а также хотят, чтобы российские акционеры этого холдинга уступили свои доли российским госкомпаниям.

Безусловно, Прохоров был активным противником национализации «Норникеля», о которой много говорят сейчас эксперты, следящие за судьбой горно-металлургического гиганта. Если события будут развиваться по сценарию национализации, то контроль в компании будет либо напрямую уступлен государству, либо «Норникель объединят с государственной АЛРОСой, после чего в образовавшемся «платиново-алмазном» концерне доля РФ будет наибольшей.

Тут нельзя не вспомнить, что еще в 2003-2004 гг. отдельные госорганы в лице, например, прокуратуры, пытались оспорить проведенную в середине 1990-х приватизацию «Норникеля», когда он в результате залогового аукциона перешел в руки «Интерроса» за $270 млн. Но вертикаль власти в те годы, видимо была выстроена недостаточно жестко. Теперь даже прокуратуры не надо – вероятно, Потанин рассматривает государство как идеального старшего партнера. Нельзя исключать, что именно на этого компаньона он покупает долю Прохорова. А рынок — лучший индикатор — давно уже показывает, что госкомпании имеют перспективы роста. Лучшее доказательство тому — рост акций всех основных госкомпаний («Норникеля», «Роснефти», «Сбербанка», того же «Газпрома»). Многие аналитики считают, что стратегия «Норникеля» в ближайшее время изменится достаточно сильно.

Все это, вероятно, и стало причиной расхождения Потанина и Прохорова и уходом последнего из бизнес-элиты. Один акционер собирался строить международную компанию с размытой структурой собственности без контрольного пакета, второй, в сущности, – превратить концерн в придаток государственной машины, чтобы остаться в той самой элите, которую покидает Прохоров. Несмотря на явную потерю статуса, ему остался «утешительный приз» — «Полюс», крупнейший производителем золота в России как по резервам, так и по объемам добычи.

Похоже, что контроль над медно-никелевым гигантом для государства сейчас – вещь несравненно более важная, чем контроль над золотодобытчиком, и власти готовы разменять «Полюс» в обмен на выход Прохорова из «Норникеля». «Компания демонстрирует уверенный рост. Ожидается, что производство более, чем утроится к 2012 г. Запасы компании в 2005 г. почти удвоились до 25 млн унций — с 13 млн унций в 2004 г. благодаря новым приобретениям и геологоразведке. Между тем, на рынке золота царит повышательное настроение вследствие хорошего соотношения спроса и предложения, опасений по поводу ослабления доллара, повышения цен на энергию, инвестиционного спроса и геополитических рисков», — пишут в своем экспертном отчете аналитики Альфа-банка.

Все это значит, что стоимость «Полюса» будет только расти. Не исключено, что через некоторое время, если стратегия государства в отношении крупных компаний не изменится, оно вспомнит и про «Полюс». Но тогда приобретение этого концерна обойдется властям куда дороже, чем могло бы обойтись сейчас. Так что «отставка» Прохорова из бизнес-элиты – вполне почетная, у него не отбирают активы, а покупают, да еще по совершенно рыночной цене.

Андрей Михайлов, Росбалт-Север