16+
Новости
23 Февраля 2007, 00:00
25 просмотров

Дмитрий Тренин: Россия и США влияют на выбор Украины как своим примером, так и своими действиями. Но… («День», Украина)

Уже вторую неделю подряд мировые СМИ комментируют нашумевшее выступление президента Российской Федерации Владимира Путина в Мюнхене. Многие считают эту речь чуть ли не объявление Путиным начала новой холодной войны, а кое- кто даже вспомнил, что именно в Мюнхене произошли события 1938 года. Газета ‘День’ попросила одного из ведущих российских специалистов-международников, заместителя директора, председателя научного совета Московского центра Карнеги Дмитрий ТРЕНИНА дать оценку мюнхенским заявлениям Путина. Российский эксперт отлично разбирается в том, как делается внешняя политика в Кремле, Вашингтоне, а также в Брюсселе. Подтверждением этого является множество его публикаций по проблематике российско-американских отношений. Накануне саммита Россия — ‘восьмерка’ в Санкт- Петербурге статью Тренина ‘Россия покидает орбиту Запада’ опубликовал авторитетный американский журнал Foreign Affairs. В прошлом году в России также была напечатана его книга ‘Интеграция и идентичность. Россия как новый Запад’.

— Как вы считаете, возможна ли действительно сейчас новая холодная война между Россией и Западом или Россией и США? Если нет, то какую цель, по вашему мнению, преследовал Путин в своем выступлении в Мюнхене?

— Выступление президента Путина в Мюнхене не является объявлением холодной войны Западу. Такая война не только не нужна России и США, но и по существу невозможна. Ключевые элементы антагонистического противостояния в отношениях двух государств (прежде всего тоталитарная мессианская идеология) отсутствуют сегодня и не появятся в будущем. Цель послания Путина — как минимум, высказаться ‘начистоту’, ‘очистить воздух’ в отношениях с США, а как максимум — пробиться к новым отношениям ‘на равных’.

— Как вы считаете, адекватно ли восприняли в официальном Вашингтоне и в целом в Америке критику Путина относительно односторонности действия США на мировой арене и недопустимости расширения НАТО к границам России?

— Маневр Путина сопряжен с риском. Пока можно сказать, что цель, поставленная им, достигнута лишь отчасти. Вслед за выступлением президента России ведущие западные СМИ попытались разобраться в том, что лежит в основе жестких заявлений хозяина Кремля. Ряд политиков в США и Европе выступили с призывом учитывать интересы России. В то же время другие деятели поблагодарили Путина ‘за ясность’, которую он внес, и потребовали ревизии отношений с Россией в сторону их дальнейшего ужесточения. Какая тенденция в конечном счете возобладаем, будет зависеть от степени сотрудничества РФ с США и Западом по конкретным вопросам — в первую очередь Ирану и Косово.

— Кстати, хотелось бы узнать ваше мнение о том, в чем плюсы и минусы однополярного мира? И можно ли говорить, что после мюнхенской речи Путина однополярный мир канул в Лету?

— Однополярный мир — это ситуация гегемонии и подчинения одному центру, многополярный — ситуация борьбы нескольких центров за власть и влияние. Первое традиционно ассоциировалось с подавлением, второе — с бесконечными войнами с целью коррекции баланса сил. Однополярный мир в чистом виде никогда не существовал. При всей исключительности положения США в мире после 1991 г. наряду с Америкой существовали другие, менее крупные, но более или менее независимые центры силы, например, Китай. Преобладание США по сравнению с другими центрами силы — но не над ними — сохранится в течение еще минимум двух-трех десятилетий, а вероятно и больше. В то же время роль и значение других центров (Китай, Индия, Россия, Бразилия, ЮАР, Индонезия, Иран, а также Европейский Союз) будут, вероятно, повышаться. Конструкция управления мировыми процессами станет более сложной, конкуренция — более плотной, но интересы участников системы потребуют боле тесного сотрудничества в решении общих проблем. От политики США во многом зависит, удастся ли избежать раскола мира на противоборствующие блоки и возвращения таким образом к ‘классике’ многополярного мира. Вообще же мир не падает в Лету и не восстает из нее из-за одной речи.

— Если целью Путина было то, чтобы с Россией считались, то сможет ли Кремль сейчас достичь этой цели? И зачем России нужно это? Если для создания второго полюса, то способна ли Москва стать таким полюсом?

— Вся политика Кремля по отношению к США и ЕС направлена на то, чтобы установить с ними равноправные отношения. Именно равноправные в первую очередь, а затем, по возможности, партнерские. Удастся ли добиться этого, будет зависеть в первую очередь от успехов в модернизации российской экономики, ее интеграции в глобальную среду как конкурентоспособной величины, и от прогресса в социально-политическом развитии России. ‘Вторым’ полюсом, оппонентом США Россия не может и, вероятно, не хочет становиться. ‘Одним из’ центров силы, при этом не зависимым от США, Россия является уже сейчас.

— Какие последствия могут повлечь для международного порядка и, возможно, для отношений России со США и ЕС мюнхенские заявления Путина?

— Последствия мюнхенской речи пока проявляются главным образом в повышении внимания США и Европы по отношению к России. Пересмотр политики США на российском направлении до смены администрации в Белом доме маловероятен. В дальнейшем все зависит от того, кто сформирует следующую вашингтонскую администрацию.

— Могут ли заявления Путина в Мюнхене означать, что Россия изменит свою политику на постсоветском пространстве и больше не будет реагировать на критику Запада?

— Россия уже изменила политику на постсоветском пространстве. Сейчас эта политика освободилась от интеграционистских иллюзий и исходит из примата коммерческих и других конкретных практических интересов России. Москва соперничает со США за влияние в различных регионах — новой Восточной Европе, на Южном Кавказе и в Центральной Азии. Речь Путина ничего в этом отношении не изменила.

— Каким вы видите место Украины в борьбе между США и Россией, если таковая развернется между этими странами за влияние на Украину и ее геостратегический выбор?

— Выбор Украины — это (не только нормативно, но и фактически) выбор самих украинцев. Россия и США влияют на этот выбор как своим примером, так и своими действиями. Но решать за Украину никто не сможет. Борьба будет вестись не столько между Россией и США, сколько между различными течениями внутри украинского общества и фракциями украинской властвующей элиты.

— Сейчас в Европе и России, а в некоторой степени и в Украине ведется дискуссия по поводу размещения элементов американской ПРО в Польше и Чешской Республике. Российская сторона очень активно выступает против этого, хотя американцы предлагают России участвовать в этом проекте. Хотелось узнать ваше мнение, действительно ли размещение элементов ПРО США угрожает России и насколько этот шаг США может повлиять на баланс сил в Европе?

— Если бы Россия получила приглашение принять активное участие в создании Европейской ПРО (такая идея выдвигалась Путиным в 2000 г.), то нынешней ситуации удалось бы избежать. Размещение элементов ПРО в Польше и Чехии России не угрожает, но свидетельствует о недоверии к России. Возвращение в обиход понятия ‘баланс сил в Европе’ свидетельствует о неблагополучном состоянии отношений Россия-НАТО через 15 лет после окончания холодной войны.

— Как вы считаете, почему Россия не хочет сотрудничать со США в рамках создания противоракетной обороны? Хотя, как известно, еще в 2002 году стороны подписали соглашение о сотрудничестве в этой области?

— После 2002 г. РФ и США сотрудничали в области ПРО, но это сотрудничество крайне ограничено. Россия остается заинтересованной в сотрудничестве и его расширении в русле идеи создания Европейской ПРО.

— Можете ли вы сказать, кто будет наследником Путина? Может ли им стать Сергей Иванов? Если нет, то какую роль ему ‘выписал’ российский президент, назначая на пост первого вице-премьер министра?

— Сергей Иванов был формально ‘уравнен в правах’ с Дмитрием Медведевым, чтобы Путин не казался ‘хромой уткой’. Президент сказал на пресс- конференции 1 февраля: ‘Не выталкивайте меня раньше времени!’ Поэтому, когда практически все поверили, что окончательный выбор уже сделан, Путин послал сигнал: до последнего момента все будет зависеть только от меня. Так что повышение Иванова — это прежде всего укрепление позиций Путина. По крайней мере, пока. Наследника Путина знает только Путин. Не менее интересно другое — какую позицию после мая 2008 г. займет второй российский президент. Появление на политическом поле активного и популярного экс-президента станет важнейшей реальной поправкой к российской конституции.

N32, четвер, 22 лютого 2007

Подборка