16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
17 просмотров

Два послания российского лидера («Il Sole 24 Ore», Италия)

Для того, чтобы довести до предельной химической чистоты самое яростное выступление, направленное против внешней политики и оборонной доктрины американской администрации, Владимир Путин дожидался наиболее удачного сочетания звезд. Долгие дни длилась перебранка между актерами на эпизодических ролях и второстепенными дипломатическими персонажами — и наконец сцену в Мюнхене, перед глазами очередного главы ЕС Ангелы Меркель, министра обороны США Роберта Гейтса, иранского посланника Али Лариджани и генсека НАТО Яапа де Хоопа Схеффера, занял российский президент.

Он сообщил им всем, что за напряжение, нарастающее по всей планете, несет ответственность прежде всего Америка Джорджа Буша. Удар был нанесен прямо в лицо с преднамеренной жесткостью и подчеркнутой внезапностью — за исключением того пассажа, в котором американский друг был охарактеризован как ‘достойный человек’ (судя по тону, говоривший не был в этом так уж уверен). Как минимум, в политическом плане.

Российский президент пожелал донести до всех два послания: одно очевидное, второе — более загадочное, но оба — отражающие озабоченность и вызывающие озабоченность. Прежде всего он предупредил Америку (используя слова и тон, к которым он прежде не прибегал), что в своих глобальных действиях она не должна превышать меру, ибо таким образом она наносит ущерб международному праву и подвергает весь мир опасности. К таким действиям Путин причислил и расширение НАТО, и решение установить противоракетную систему в Чехии и Польше.

Чрезмерная безопасность, — отметил он, — в конце концов приводит к своеволию в глобальных и локальных конфликтах. Это означает, что последние расширения Альянса на Востоке, и прежде всего — в бывших странах советского лагеря, а также развертывание оборонительных сооружений на линии, по которой в свое время проходил железный занавес, в Москве рассматриваются как проявления открытой враждебности по отношению к России. Кремль подобрал перчатку вызова, с поразительной непринужденностью и удивительной легкостью брошенного несколько дней назад Робертом Гейтсом. Перечисляя страны, в которых высокий уровень неопределенности создает потенциальную угрозу, американский министр обороны поставил Россию в один ряд с Ираном, Северной Корее и Китаем. В этих словах многие в Москве прочли эпитафию любым попыткам инженерного сооружения нового миропорядка и утверждение однополярности в крайней степени.

Владимир Путин в Мюнхене решил пойти еще дальше. Пассаж относительно ‘неограниченного использования силы’ в международных отношениях со стороны Америки как детонатора новой гонки ядерных вооружений не только содержал недвусмысленный призыв к Вашингтону немедленно остановиться, выраженный страной, стремящейся к тому, чтобы вернуть признание собственному дипломатическому языку и сделаться сверхдержавой в глазах мира. Это еще и проявление слабости перед лицом рвущегося к ядерной программе Ирана. Россия сообщила всему миру, что она не в состоянии понять — и, соответственно, изменить, — стремления Ирана. А значит, мир не должен принимать российское посредничество как должное. Отсюда — еще большая озабоченность в связи с эскалацией, в которой Москва обвиняет Вашингтон, и из которой она не видит иного выхода нежели действия в рамках ООН — кстати говоря, единственного инструмента, позволяющего принять решение о каком бы то ни было вооруженном вмешательстве, который Путин готов принимать во внимание, если в конце концов, в самой последней инстанции, до этого все же дойдет дело. Ни НАТО, ни Европейский Союз не могут играть подобной роли, подчеркнул президент. А значит — ‘нет’ американской однополярности, но столь же твердое ‘нет’ — и объединенному Западу.

И последнее замечание. Путин нагнетает тон и стремится к самоутверждению на мировой арене, но его мюнхенское выступление не было пиар-мероприятием, обусловленным внутриполитической ситуацией в стране, где происходит предвыборная кампания. Российский президент в этом не нуждается, потому что выборы он фактически уже выиграл, пользуясь истинной популярностью, корни который лежат в государственном механизме, столь же пуленепробиваемом, сколь и далеком от принципов сложившейся демократии.

_____________________________________________

Путин бросил перчатку Западу («The Financial Times», Великобритания)

Отповедь Пентагону («Telegraf», Латвия)