16+
Новости:
27 Февраля 2007 года, 00:00
24 просмотра

Еще одна блестящая идея от ребят, подаривших вам войну в Ираке («The Financial Times», Великобритания)

Страна разрабатывает оружие массового поражения, ее лидер — новый Гитлер, он связан с террористами, времени все меньше, политика сдерживания провалилась, мы должны нанести удар, пока не поздно.

Если вам кажется, что все это вы уже слышали, то так оно и есть. Аргументы в пользу удара по Ирану почти буквально повторяют аргументы в пользу удара по Ираку. Да и озвучивают их те же самые люди.

Вот бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси (James Woolsey) выступает в январе на конференции, посвященной президенту Ирана Махмуду Ахмадинеджаду и его угрозам стереть Израиль с карты: ‘Это имел в виду Гитлер, желая уничтожить евреев. Об этом он ясно говорит в ‘Mein Kampf’. Нам нужно серьезно относиться к тому, что люди, подобные Ахмадинеджаду, говорят своим последователям. Они не лгут; они излагают свои подлинные намерения’. А вот Вулси выступает в эфире американского телевидения в январе 2003 г.: ‘То, как Саддам ведет себя по отношению к примерно 250 миллионам жителей арабского мира, очень напоминает поведение Гитлера накануне второй мировой войны в отношении Европы. Партии ‘Баас’ — на самом деле фашистские . . . они такие же антисемитские, они фашистские’.

А это официальное обобщение комментариев, сделанных на той же самой январской конференции в Израиле бывшим сотрудником Пентагона Ричардом Перлом (Richard Perle): ‘Обладая ядерным оружием, Иран будет способен использовать свои террористические сети для нанесения ущерба . . . Дело за выбором времени и разведданными. Нельзя ждать, пока появятся все необходимые доказательства’. Вновь мы слышим повторение любимого мотива. В феврале 2003 г. Перл заявил в эфире американского телевидения: ‘Давайте просто согласимся с тем, что у Саддама Хусейна было это оружие, и что он легко может передать его ‘Аль-Каиде’. Перл упирал на то, что проблема требует немедленного решения: ‘Существует угроза, и я считаю, что эта угроза является непосредственной’.

Ньют Гингрич (Newt Gingrich), вероятный кандидат республиканцев на президентских выборах 2008 г. и член Совета Пентагона по оборонной политике, еще в январе заявлял, что ‘США должны четко заявить, что их цель — смена режима в Иране’, поскольку Иран является ‘ведущим государством, поддерживающим мировой терроризм’. В 2002 г. Гингрич писал: ‘Вопрос не в том, нужно ли свергать Саддама. Вопрос в том, нужно ли нам ждать, пока Саддам отдаст биологическое, химическое и ядерное оружие террористам’.

Те, кто выступает за нанесение удара по Ирану, утверждают, что политика сдерживания провалилась. То же самое они говорили и об Ираке. Еще в 1997 г. редактор Weekly Standard Уильям Кристол (William Kristol) заявлял: ‘Целью нашей политики должно быть не сдерживание Саддама — эта стратегия провалилась — а свержение его режима’. Девять лет спустя Кристол требует нанести удар по иранским объектам и вопрошает: ‘Неужели кто-то считает, что можно сдержать ядерный Иран?’

Вице-президент США Дик Чейни был одним из самых больших энтузиастов удара по Ираку, а сегодня он один из ведущих ястребов в том, что касается Ирана. В 2002 г. он заявил на съезде ассоциации ‘Ветераны зарубежных войн США’, что ‘Саддам Хусейн вне всякого сомнения обладает оружием массового поражения’ и выявил связь между Саддамом и террористами. Сегодня он предупреждает, что ядерный Иран будет особенно опасен, поскольку страна ‘давно спонсирует террористические организации’.

Разумеется, если кто-то катастрофически ошибался в прошлом, это не значит, что он будет всегда неправ в будущем. В конце концов простили даже мальчика, который кричал ‘Волк!’.

Так случилось, что доказательства разработки Ираном оружия массового поражения, гораздо сильнее, чем в случае Ирака. Слабое выступление Колина Пауэлла в ООН на тему иракской программы ОМП было каким-то недоразумением. Между тем, Иран несомненно осуществляет активную ядерную программу: только что ООН сообщила, что он планирует закончить создание крупного предприятия по обогащению урана к маю. После этого Ирану потребуется, по разным оценкам, от полутора до десяти лет для того, чтобы разработать собственную бомбу. Спонсируя ‘Хезболлу’ в Ливане и ХАМАС в Палестине, Иран также способствует дестабилизации Ближнего Востока — в гораздо большей степени, чем Саддам накануне вторжения в Ирак в 2003 г.

Сторонники удара по Ирану могли бы также указать на то, что на этот раз никто не выступает за полномасштабную наземную операцию или долгосрочную оккупацию. Речь идет об уничтожении иранских ядерных объектов ударами с воздуха, хотя авиаудары могут продолжаться до нескольких недель.

Убедить нас в необходимости авиаударов по Ирану можно было бы в том случае, если бы кому-то удалось стереть память о катастрофе в Ираке. Но такая амнезия невозможна и нежелательна. Война в Ираке должна была преподать несколько ценных уроков. ‘Разведданные’ часто бывают недостоверными.

Разговоры о ‘новом Гитлере’ — это банальный политический прием, который должен быть запрещен. Военные операции, выглядящие простыми и однозначными в самом начале, имеют неприятную тенденцию к непредсказуемому развитию. (Одно то, что военнослужащие США и их союзников находятся на территории Ирака и Афганистана, повышает вероятность непредвиденной эскалации). А международный авторитет Америки и ее союзников страдает каждый раз, когда они прибегают к силе, особенно, используемой ‘превентивно’.

То, что неоконсерваторов и их союзников не смущает провал в Ираке, не означает, что остальной мир должен относиться к ним со снисхождением. В конце концов, эти люди согласились на то, чтобы о них судили по результатам войны в Ираке.

В необычайно самоуверенной редакционной статье, появившейся накануне иракской войны, авторы Weekly Standard писали: ‘Сама война покажет, кто прав и кто ошибается в споре вокруг оружия массового поражения’. Что ж, так оно и есть. В заключение они торжественно заявляли: ‘Мы лишь смиренно выслушаем вердикт, вынесенный историей и реальностью’. Итак, друзья, вердикт выносится — и ничего хорошего он вам не сулит.

В большинстве профессий неудачи негативно отражаются на репутации. Архитекторы, чьи здания рушатся, и врачи, калечащие своих пациентов, чаще всего несут за это какую-то ответственность. Эти же правила должны распространяться на тех, кто призывает к разрушительным войнам. Взгляните на людей, требующих нанести удары по Ирану, вспомните их ‘достижения’ и по делам их не поступайте.

___________________________________________

Кто вел неоконсерваторов к катастрофе («The Financial Times», Великобритания)