16+
Новости:
14 Февраля 2019 года, 14:18
1190 просмотров

Если не допустить, что Хан работал под контролем, и запись включал и выключал кто-то другой, то объяснить такие странности особенно нечем - Захар Прилепин

Если не допустить, что Хан работал под контролем, и запись включал и выключал кто-то другой, то объяснить такие странности особенно нечем - Захар Прилепин

Нижегородский писатель, член Центрального Штаба Общероссийского народного фронта Захар Прилепин прокомментировал провокационный характер действий свидетеля Евгения Хана в ходе слушаний уголовного дела, обвиняемыми по которому являются экс- глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев в одной из социальных сетей.

Писатель напомнил, что 13 февраля в суде послушали записи полицейской прослушки и записи деловых разговоров, сделанные неким свидетелем Евгением Ханом, который, как мне рассказали, не хочет, чтобы его называли провокатором.

 «Записи о-о-о-оччень качественные, это явно не диктофон. Включается запись задолго до встреч, и заканчивается тоже не сразу по окончании разговора: слышно, как Хан идет по городу Канны под крики чаек, переходит дорогу, проходит мимо уличного гармониста, заходит в отель – потом собственно разговор – и все звуки повторяются в обратном порядке: играет гармошка, гудят автомобили, кричат чайки. Почему он не мог включить запись хотя бы за несколько минут до беседы, а не тащится с записывающим устройством через полгорода? Если не допустить, что Хан работал под контролем, и запись включал и выключал кто-то другой, то объяснить такие странности особенно нечем»,- пишет Прилепин.

Захар Прилепин подчеркнул, что записанная Евгением Ханом его беседа с Сорокиным и Садековым в Каннах четко делится на две части.

«В первой разговаривают Хан и Сорокин, а Садеков присутствует, но молчит. Эта часть беседы подчеркнуто корректна, ведется почти официальным тоном, и Олег Сорокин несколько раз предлагает Хану участвовать на равных со всеми основаниями в земельных аукционах, включая повторный аукцион по участку земли Кузнечихе. Потом Сорокин уходит, и начинается разговор Хана с Садековым, напомнивший «толковники» 90-х: мат-перемат, торг за то, кто что сделает и что ему за это перепадет. На вопрос, а причем тут Сорокин, ответа на заседании не прозвучало»,- говорит писатель.

При этом, по словам Захара Прилепина, судья больше не дает адвокатам заявлять ходатайства и возражения. Отвечает, что можно будет выступить после изучения материалов, представленных стороной обвинения. А тем, кто не согласен, объявляет замечание с занесением в протокол.

Олег Сорокин, после оглашения записей прослушки попросил судью отпустить его домой.

«Прослушенные здесь записи на сто процентов свидетельствуют о провокационности всех действий, направленных против меня. Сами же видите»,- сказал Сорокин.

Судья ответила, что пока изучаются материалы.

Источник изображения:Комсомольская правда