16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
27 просмотров

Европа и США по-разному отнеслись к речи Путина («The International Herald Tribune», США)

В воскресенье, когда министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), выступая на мюнхенской конференции по безопасности, говорил о трансатлантических отношениях, он ни словом не упомянул о субботней речи Владимира Путина. Между тем, о выступлении президента России на конференции говорили буквально все. Некоторым ее содержание напомнило о временах ‘холодной войны’, но были и такие, кто явственно увидел за ней уверенную в себе, стабильную и богатую Россию, не обремененную огромными долгами и вылезшую из хаоса 90-х годов.

Штайнмайер, только что приехавший из Москвы, где он был на прошлой неделе, старательно избегал обсуждать выступление российского лидера. Вместо этого он сам раскритиковал США за их позицию по изменению климата и заявил, что вряд ли НАТО должна заниматься вопросами энергетической безопасности.

Однако с точки зрения многих американских делегатов, речь Путина стала воплощением самоуверенности и высокомерия. Брюс Джексон (Bruce Jackson), президент вашингтонского ‘Проекта ‘Переходные демократии» (Project of Transitional Democracies), заявил, что Путин ‘упустил возможность расширения диалога’.

— Путин вышел на трибуну вооруженный до зубов, — сказал он. — И Путин направил оружие против Соединенных Штатов. Он один сделал для объединения Европы и США больше, чем мы сами.

Несколько менее угловато высказался Брент Скоукрофт (Brent Scowcroft), президент компании Scowcroft Group, поработавший советником по нацбезопасности с тремя президентами — Ричардом Никсоном, Джеральдом Фордом и Джорджем Бушем-старшим:

— Если отбросить всю риторику, то речь, конечно, была оскорбительная, — сказал он, — но не забывайте, что Путин сказал, что не видит необходимости давать Ирану возможность обогащать уран, а этот как раз то, чего мы добиваемся относительно Ирана.

С самого начала своего первого в жизни выступления на мюнхенской конференции Путин предупредил, что его речь дипломатичной не будет:

— Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности.

Что он и сделал, раскритиковав США за вторжение в Ирак и обвинив Вашингтон в подхлестывании терроризма и проведении односторонней политики.

Когда его спросили о причинах давления на права человека и ограничения пространства для работы неправительственных организаций, а также о том, почему в России убито столько журналистов, Путин применил старый советский прием: сказал, что это внутреннее дело страны и никого за границей оно не касается. (С начала 2006 года в России, по сообщениями прессы, убито уже тринадцать журналистов; ни одно из этих убийств не раскрыто.)

Председатель парижского Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) Франсуа Эйсбур (François Heisbourg) считает, что своей речью Путин показал, что Россия вновь отворачивается от Соединенных Штатов после распада Советского Союза в 1991 году.

— С того момента статус России сильно упал. России пришлось смириться с расширением НАТО и включением в нее стран Восточной Европы. России казалось, что США злоупотребляют положением сильнейшей мировой державы после распада СССР. А теперь перед нами Путин и Россия, для которых сила — это все. Никаких общих ценностей, сила и только сила. Все делается ради восстановления собственного статуса.

Сразу нескольким делегатам от Германии не понравилось презрение Путина к прессе и невнимание к убийствам журналистов. В частности, отвечая на вопрос об убийстве российской журналистки Анны Политковской в октябре прошлого года, Путин заявил, что в Ираке тоже погибло много журналистов. Однако у них нашлись для Путина и добрые слова.

— То, что касалось Ирана, прозвучало хорошо, — сказал Рупрехт Поленц (Ruprecht Polenz), председатель Комитета Бундестага (нижней палаты парламента Германии) по международным делам. — Кроме того, многие согласились бы с позицией Путина относительно намерения США развернуть системы противоракетной обороны в Польше и Чехии.

____________________________________________

Начало новой ‘холодной войны’ («The Times», Великобритания)

Путин бросил перчатку Западу («The Financial Times», Великобритания)