16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
894 просмотра

Гамбит Каспарова

Если бы простой смертный предсказывал проблемы, ожидающие самонадеянный и с виду неприкосновенный гэбистский режим президента России Владимира Путина, впору было бы усомниться, все ли у него в порядке с головой.

Однако если эта голова принадлежит обладателю едва ли не самого мощного мозга нашей эпохи, то к его аргументам, по меньшей мере, стоит прислушаться. Гарри Каспаров, легендарный чемпион мира по шахматам и лидер политических диссидентов в современной России, именно такой человек. И умея заглядывать на два-три или даже на десять ходов вперед, Каспаров говорит, что нефтяная кремлевская автократия может оказаться более хрупкой, чем кажется, с приближением президентских выборов, которые состоятся в следующем году.

Путин, который в эти выходные побывал в Мюнхене, где перемежал отповедь Западу со снисхождением к нему, явно не испытывает беспокойства, да и с какой стати. Лидеры Германии, покинув пост, торопятся наняться к нему в штат. Руководители иностранных нефтяных компаний подобострастно благодарят его, когда он прикарманивает их месторождения. Политические оппоненты за границей умирают от отравления, соседние страны подвергаются запугиванию, а Путину все сходит с рук. Он продает оружие Ирану, а чиновники США только благодарны ему, что он не делает чего-то похуже.

В то же время в России он систематически подавляет все и вся, что может бросить ему вызов: прессу, большой бизнес, парламент, политические партии, губернаторов, мэров, гражданские организации. Каспаров, который помогал собирать остатки оппозиции разных идеологических спектров под одной крышей – в рамках коалиции «Другая Россия», – признает, что бой неравный.

Путинский режим в декабре устроил обыск в офисе «Другой России», закончившийся конфискацией всех обнаруженных книг и документов. Когда коалиция попыталась организовать акцию протеста, 600 человек были задержаны еще по пути в Москву, а несколько тысяч демонстрантов, которым удалось добраться до места, были взяты в кольцо превосходящих их по числу милиционеров.

Взяв на заметку, как подтасованные выборы стали осью народного восстания на Украине и в других государствах, Путин изменил избирательный закон таким образом, что теперь кандидату от оппозиции практически невозможно рассчитывать на место в избирательном бюллетене.

«Если оценивать наши шансы сейчас, они незначительны, вплоть до отсутствия, – говорит Каспаров, отмечая, что недостаток политического пространства ограничивает возможности стратегического планирования. – Если существует риск, что вам поставят мат на первом или втором ходу, трудно просчитывать стратегию продвижения пешки на длительный период».

И в то же время Каспаров – то красноречивый, энергичный и негодующий, то сардонически смеющийся – явно наслаждается борьбой. В конце концов, он ведь был самым молодым чемпионом мира за все время, который прославился, вступив в борьбу с любимчиком советского шахматного истеблишмента и одержав верх, потом завоевал мировой шахматный истеблишмент, а потом вступил в схватку с творением IBM Deep Blue. И при всех взлетах и падениях он оставался шахматистом номер один дольше, чем кто-либо в истории этой игры.

«Он, может быть, не политик, – говорит высокопоставленный американский чиновник, знакомый с Каспаровым, – но он доказал, что является умелым организатором оппозиции, и, к сожалению, именно в этом Россия сейчас нуждается». 43-летний Каспаров обладает «страстью, твердостью, бесстрашием и хорошими организаторскими способностями, как в разработке концепций, так и в конкретных действиях».

Каспаров считает, что проблемы есть не только у оппозиции. Сейчас, когда Путин собирается покинуть пост, он нуждается в преемнике, который, с одной стороны, будет достаточно силен, чтобы сохранить режим, но не настолько силен, чтобы угрожать тем деньгам и власти, которые Путин намерен оставить за собой, говорит Каспаров.

Этажом ниже Путина полдюжины потенциальных наследников ведут борьбу в «джунглях беззакония», понимая, что победитель этой схватки «сожрет остальных заживо». Многие россияне чувствуют, что они остаются в стороне от нефтяного бума, который принес в Москву небоскребы и Ferrari. А атаки на «Другую Россию» со стороны режима отражают тревогу, неудивительную в правителях, которые заткнули рты почти всем каналам, выражавшим свободную мысль или недовольство.

«Если мы сможем объединиться в поддержку одного кандидата, а этот кандидат не пройдет регистрацию, это может привести к массовому протесту, – говорит Каспаров. – И пятидесяти тысяч человек может оказаться достаточно для падения режима из-за его паранойи».

В конечном итоге уязвимость режима связана с его базовой сущностью, говорит Каспаров. В созданной Путиным системе Каспаров усматривает элементы феодализма («местные боссы лояльны к верховному правителю в обмен на предоставленное им право разграблять их регион»), корпоративного фашизма в стиле Муссолини и старой жестокости КГБ. Но по большому счету, «это не геополитический монстр советского периода. Все крутится вокруг денег. Правительство – это бизнес. Это связано с «Газпромом», «Роснефтью».

По любопытному совпадению, когда я на прошлой неделе задал приехавшему с визитом министру иностранных дел Турции вопросы об энергетической политике и отношениях с Россией, он сказал: «Путин сам в этом эксперт. Он очень хорошо все изучил. Он как генеральный директор энергетической компании».

«Путин возглавляет правящую элиту, чаяния которой очень отличаются от тех, что были в советские времена, – говорит Каспаров. – Они все думают о роскошной жизни на Лазурном берегу».

Трудно предсказать, как они поведут себя, увидев, что их фракция сдает позиции и их богатство под угрозой. В конечном итоге, великий шахматист готов воспользоваться этой опасной ситуацией. «Вероятно, можно предполагать, что нас ждет интересный год», – сказал он и начал готовиться к путешествию в Россию, чтобы сделать этот год еще интереснее.