16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
39 просмотров

‘Газовой ОПЕК’ — быть? («The Economist», Великобритания)

From the Economist Intelligence Unit ViewsWire

Президент России Владимир Путин осторожно приветствовал мысль о координации поставок с Ираном и другими крупными производителями газа — но при этом оговорился, что это не будет структура, которая, как ОПЕК, будет согласовывать цены (Иран предлагает именно это). На самом деле страх перед ‘газовой ОПЕК’ сильно преувеличен: сама природа рынка этого продукта отнюдь не располагает к его картелизации. Для Путина подобный флирт с Ираном и Алжиром — лишь способ надавить на страны Европы, не решающиеся и далее увеличивать долю России в своем энергетическом балансе.

Первого февраля Путин провел уже ставшую традиционной ежегодной пресс-конференцию с российскими и иностранными журналистами, продлившуюся около трех часов. Заданные ему вопросы касались в том числе и энергетических аспектов отношений России с другими странами. На вопрос об отношении Путина к выдвинутому неделей ранее предложению Ирана о создании картеля поставщиков газа президент ответил, что мысль кажется ему интересной и что ее стоит обдумать. Он добавил, что картель Россия создавать не будет и что задача такой организации могла бы заключаться в координации действий для обеспечения бесперебойных поставок топлива основным потребителям.

Будут ли жесткие цены?

Приписывание словам Путина о ‘координации действий’ угрожающего характера, в общем, имеет под собой некоторые основания, так как потенциально координация в будущем может включать и соглашения о фиксации цен. И все же вероятность формирования Россией, как писали эксперты НАТО в одном из своих отчетов, просочившихся в прессу в прошлом году, реального картеля с другими странами-поставщиками газа довольно низка.

В настоящее время создание реально действующего газового картеля, который действовал бы так же, как действует ОПЕК, практически нереально сразу по нескольким причинам: во-первых, сегодня на рыночных условиях реализуются сравнительно малые объемы газа. По большей части газ продается и покупается в рамках долгосрочных контрактов, многие из которых имеют сроки до 20 лет. Влиять на цену путем регулирования объемов добычи при таких условиях весьма затруднительно.

Во-вторых, газ добывается, продается и потребляется на не общемировой, а в основном на региональной основе. Поставки газа на американский рынок осуществляются в основном американскими же компаниями, а практически весь импорт приходится на Канаду и страны Карибского бассейна. Что касается европейского рынка, то в данном случае главными источниками поставок выступают Россия и страны бассейна Северного моря, хотя на юг часть континента часть газа поставляется из Северной Африки. В Азии главные поставщики газа — Малайзия, Индонезия и Австралия. Единственный поставщик, который в состоянии претендовать на глобальную географию продаж — это Катар, мировой лидер по поставкам сжиженного природного газа (СПГ) на азиатские, европейские и североамериканский рынки.

Фанфаронство на фарси

Наиболее громкие призывы к созданию газового картеля исходят из Ирана, верховный лидер которого аятолла Али Хаменеи (Ali Khamenei) в конце января заметил, что на Иран и Россию вместе взятые приходится 40 процентов доказанных запасов газа в мире. Это правильная цифра, однако при ее интерпретации не учитывается, что Иран экспортирует очень малую долю добываемого им газа; практически все потребляется внутри страны. По данным сборника ‘Статистический обзор мировой энергетики’ (Statistical Review of World Energy) за 2005 год, выпущенного компанией BP, самыми крупными экспортерами газа в мире были Россия (151 миллиард кубометров), Канада (104 миллиардов кубометров), Норвегия (79 миллиардов кубометров), Алжир (65 миллиардов кубометров) и Нидерланды (47 миллиардов кубометров). Говорить, что все эти страны или их большинство войдут в подобный картель, было бы безосновательно.

Россия предпринимает определенные шаги для координации деятельности стран-поставщиков газа. В январе этого года государственный газовый монополист ‘Газпром’ заключил соглашение с алжирской государственной компанией Sonatrach, в соответствии с которым Sonatrach получил возможность участвовать в восьми российских проектах, имеющих потенциал промышленной добычи газа (руководство Sonatrach заявляет, что собирается их серьезно изучить). Компании обменялись поставками партий топлива, в результате чего Sonatrach стала больше известна в Европе, а ‘Газпром’ получил некоторый опыт в транспортировке СПГ в Северную Америку с целью его перепродажи. Однако общее впечатление от встречи руководства компаний в столице Алжира осталось весьма бледное: судя по всему, ‘Газпром’ и Sonatrach создают видимость деятельности, стремясь прикрыть ею отсутствие реальных перспектив. К созданию картеля алжирцы, как и главный участник рынка СПГ Катар, интереса не проявили. Впрочем, Катар — одна из трех стран Ближнего Востока, которые Путин собирается посетить на следующей неделе в ходе поездки по региону. Он наверняка снова заведет разговор о газовом картеле.

Российский пиар для европейского потребителя

В любом случае сотрудничество с Sonatrach не прошло для ‘Газпрома’ бесследно: при самом плохом раскладе российская компания, по крайней мере, получила выход на торговлю СПГ, которой рано или поздно ей все равно придется заняться. В более общем контексте польза призывов Ирана к созданию газового картеля для России состоит в том, что с их помощью можно успешно оказывать давление на европейские страны, которые в последние тринадцать месяцев столкнулись с неоднократными срывами поставок нефти и газа и сомневаются в том, что зависимость от ‘Газпрома’ стоит углублять.

В кратко- и среднесрочной перспективе у ‘Газпрома’ нет альтернативы продаже газа в Европу и Турцию, потребляющих всего около трети добываемого компанией газа, но дающих ей 70 процентов дохода. Чтобы экспортировать газ другим основным потребителям, у России нет ни трубопроводов, ни инфраструктуры для сжижения газа. Таким образом, Россия остается привязанной к Европе. Хотя 2 февраля Путин говорил о планах диверсификации поставок газа в Азию, например, в Китай, во-первых, постройка газопровода в Китай обошлась бы очень дорого, и, во-вторых — и это более важный фактор — Китай пока не настроен покупать газ по ценам, которые оправдали бы подобный проект с точки зрения ‘Газпрома’. Большая часть российского газа на сегодняшний день добывается в Западной Сибири, отстоящей от всех основных рынков сбыта на тысячи миль и связанной трубопроводами только с Европой. При таких особенностях инфраструктуры и в отсутствие крупномасштабных проектов по освоению сжижения газа топливо, которое будет добываться в обоих наиболее перспективных газоносных районах России — на Ямале и на Штокмане — также будет наиболее целесообразно экспортировать именно в Европу.

Что же касается самих европейцев, то у них альтернативные варианты есть — хотя пока что в странах Западной Европы не проявлено должной политической воли для их использования. Объединение трубопроводных систем отдельных стран, достройка трубопроводов из Норвегии и строительство новых терминалов СПГ в перспективе может обеспечить широкую диверсификацию поставок газа если не всем 25 странам Европейского Союза, то, по крайней мере, крупнейшим государствам Западной Европы. При том уровне цен, по которым газ продается в Европе, выход на этот рынок для альтернативных поставщиков будет весьма привлекательной перспективой.

Тем не менее, пока что сложно ответить на вопрос, решится ли Европа предпринять какие-то действия, чтобы не допустить роста своей зависимости от российского газа. Все-таки на сегодняшний день Россия — не только крупнейший в мире поставщик и экспортер этого топлива, но и обладатель четверти всех его доказанных запасов, и перспектива переориентации российских экспортных потоков, как бы трудно ни было в нее поверить, способна заставить Европу задуматься и предполагает потенциальную возможность дефицита газа в некоторых странах-членах ЕС. Таким образом, Путин будто бы ни к чему не обязывающими разговорами о перспективах газового картеля надеется подтолкнуть эти страны, пока сомневающиеся, стоит ли в перспективе рассчитывать на покупку газа в России, к устраивающему его решению.