16+
Новости:
23 Февраля 2007 года, 00:00
59 просмотров

Генерал Генри Оберинг: «Наша система не направлена против России»

— Американский проект противоракетной обороны, представляющий собой наземную систему перехвата баллистических ракет, призван обеспечить «защитную оболочку». Для защиты от каких врагов?

— Наземная система перехвата баллистических ракет (Ground-Based Midcourse Defense – GMD) – лишь один из элементов проекта. Противоракетная оборона подразумевает также установку перехватчиков морского базирования, наземных мобильных перехватчиков и серии радаров и средств контроля как на суше, так и на море. Все эти элементы в совокупности составляют целостную систему, обеспечивающую защиту на всех этапах траектории ракет. Такая «защитная оболочка» предназначена не только для территории США, но и для наших войск на боевых позициях, а также для наших друзей и союзников.

— Если в будущем вы разместите 50 или 100 систем ПРО, они будут защищать вас не только от небольших стран, таких как Северная Корея, они будут направлены также и против Китая или России…

— Нет. Размещаемая нами система защиты от баллистических ракет (BMDS) направлена против таких стран-изгоев, как Северная Корея и Иран. То, как расположены наши радары в Японии и на Аляске доказывает, что наша цель – защита от этого типа угроз. С другой стороны, мы начали корректировать наши радары, установленные на севере Англии, чтобы адаптировать их к опасности, исходящей с Ближнего Востока. Наша конечная цель – разместить радары и ракеты в Европе, чтобы добиться покрытия всей зоны пребывания наших войск за границей и территории наших союзников для защиты от угрозы подобной иранской.

Россия имеет сотни ракет и тысячи ядерных боеголовок, поэтому BMDS не рассчитана на то, чтобы противостоять опасности, исходящей от России. Что касается китайцев, их ракетная программа носит агрессивный, наступательный характер и, без сомнения, выходит за рамки возможностей системы, о которой идет речь.

— Видимо, Владимир Путин не верит вашим словам о том, что эта система противоракетной обороны не направлена против российских баллистических ракет…

— Мы и дальше будем действовать прозрачно. И говорить с русскими, чтобы их убедить. Мы собирались установить на европейской базе всего десять систем ПРО и радары дальнего обнаружения. Я ездил в Москву, чтобы сообщить об этом. Я объяснил русским, что эти радары не смогут засечь их межконтинентальные ракеты ICBM, они могут обнаружить около 15% их ракет. Яснее сказать уже было невозможно: даже применив все наши системы ПРО, мы не сможем перехватить тысячи ядерных боеголовок, которыми обладает Россия.

— Однако не только в России говорят о том, что из-за GMD может начаться новая гонка вооружений.

— Такие опасения безосновательны. Нам не нужны ракетные установки за границей, чтобы получить преимущество над русскими: у нас давно есть достаточные средства, чтобы противостоять им. Разница в том, что больше не существует договора ADM, заключенного с СССР. Он принес нашим странам большую пользу, но мы обнаружили, что Северная Корея, Иран, Сирия и другие страны имеют такие ракеты на вооружении. Сначала мы не очень беспокоились, ведь ракеты не отличались ни большой эффективностью, ни точностью, а их боеголовки были не очень опасны. Это было скорее оружие устрашения. Но теперь все изменилось: эти страны уже обладают оружием массового уничтожения дальнего радиуса действия! У нас не было адекватной защиты от этой новой опасности. Представьте, что вместо нескольких граждан, захваченных в заложники, целые города могут оказаться в заложниках у террористов, обладающих оружием массового уничтожения, или у государств-изгоев. Мы не можем бездействовать.

— Когда система будет установлена, какие страны она будет защищать? Будет ли эта защита бесплатной?

— Информация о том, какие страны будет покрывать система защиты от баллистических ракет, установленная в Польше и Чехии, засекречена. Но она будет охватывать всех наших союзников, нуждающихся в защите от ракет средней дальности. Что касается цены, мы не собираемся требовать от Польши, Чехии и других стран финансировать этот проект. Мы его финансируем сами, так как Соединенные Штаты считают это благоразумным.

— Не был ли запуск китайцами противоспутниковой ракеты свидетельством их негативного отношения к системе ПРО?

— Я не могу судить о том, что они пытались доказать или сказать этим испытанием. И не будем забывать, что перехватить спутник гораздо проще, чем ракету. Однако успех этих испытаний показывает, что китайцы уже давно работают над этим вопросом. Это означает, что системы контроля в космосе дают определенное преимущество, но они не являются неотъемлемым условием функционирования BMDS.

— Уверены ли вы, что при новом президенте США вопрос об установке BMDS не будет пересмотрен?

— Если бы это происходило год назад, я бы сказал, что личность президента и большинство в конгрессе – разные вещи, если речь идет о противоракетной обороне. Сегодня это уже не так важно. За последний год многое изменилось в сознании американцев. Во-первых, наши испытания системы перехвата баллистических ракет в воздухе прошли очень успешно. Люди поняли, что система эффективна, что это не просто технологическая мечта. Во-вторых, прошлым летом Северная Корея произвела ядерные испытания. В-третьих, в ходе ливано-израильского кризиса лета 2006 года мы стали свидетелями того, как наш союзник Израиль, известный эффективностью своей армии и боеспособностью, вынужден был защищаться, будучи атакован снарядами и ракетами малой дальности – всего лишь неуправляемыми ракетами с малой точностью! Эти три обстоятельства сильно повлияли на американское общественное мнение, на администрацию и конгресс. Поэтому я считаю, что американцы сейчас искренне поддерживают идею противоракетной обороны, и на это не повлияет даже смена руководства в Вашингтоне. История подтвердит, что мы разворачиваем эту систему в нужный момент.