16+
Новости
23 Февраля 2007, 00:00
10 просмотров

Геополитическое дзюдо Путина («The Washington Times», США)

Президент России Владимир Путин не только назвал распад Советского Союза ‘крупнейшей геополитической катастрофой двадцатого века’, но все первые годы века двадцать первого всячески старался восстановить великодержавный статус того, что от Союза еще осталось. Путин уже оседлал нефтяную волну — с 1998 года цена на нефть стабильно выросла на 500 процентов, а объем добычи — на 60 процентов, — и теперь, судя по всему, готовится пойти с самого крупного джокера в российской колоде — создать картель поставщиков газа по типу Организации стран-экспортеров нефти.

Пятнадцать лет назад Советского Союза не стало, даже несмотря на то, что у него был самый крупный в мире ядерный арсенал. Как бы Путину временами не хотелось погреметь оружием, он понимает, что в нынешнем мире даже обладание вторым по величине ядерным арсеналом абсолютно не способно вернуть России статус второй и последней сверхдержавы, которым пользовался Советский Союз до 1991 года, то есть до своего политического, экономического, географического, морального и социального банкротства. С учетом требований к качеству продукции, международных стандартов производительности труда и снижения издержек, которые сегодня соблюдаются в глобализованной высокопроизводительной мировой промышленности, Путин также знает, что при его жизни у России нет никакой возможности конкурировать на экономическом фронте с Европой, Японией, Китаем и Соединенными Штатами. Однако он достаточно умен, чтобы понимать: у России есть одно конкурентное преимущество, кратко-, средне- и долгосрочное одновременно — энергетика. Если у России и есть возможность получить обратно свой утерянный статус, то с помощью нефти и газа. И из этого преимущества он выжимает все, что оно может ему дать — столь же безжалостно, сколь и решительно.

В июле 1998 года, за месяц до экономического кризиса в России (тогда Россия объявила дефолт по облигациям, произошел банковский кризис, девальвировалась национальная валюта), президент Ельцин назначил Путина главой ФСБ, ‘наследницы’ КГБ, где Путин уже служил ранее в течение пятнадцати лет. В тот год мировые цены на нефть упали до 10 долларов за баррель, а объемы добычи нефти в России не дотягивали и до шести миллионов баррелей в сутки (в середине 80-х годов было время, когда в Советском Союзе ежедневно добывалось 12 миллионов баррелей). Однако с 1998 года ОПЕК сначала сбросила объемы добычи, восстановив тем самым контроль над рынком, а затем пошел вверх спрос, принося ей баснословные прибыли. В результате спотовая цена на нефть с тех пор стабильно росла, в прошлом году даже превысив на некоторое время 75 долларов за баррель, и в среднем оставаясь выше 55 долларов. В России за это время объемы добычи подскочили почти на 60 процентов. Во второй половине прошлого года Россия вышла на цифру в 9,25 миллиона баррелей в сутки и с этой цифрой — на первое место в списке поставщиков нефти на мировой рынок.

И вот Путин начинает прощупывать почву для создания картеля поставщиков газа. По подсчетам авторитетного отраслевого издания World Oil, газовые запасы России составляют примерно 2400 триллионов кубических футов. Россию не зря называют ‘газовой Саудовской Аравией’: ее запасы — это более трети от общемировых, оцениваемых в 7000 триллионов кубических футов. Вторыми в мире запасами этого топлива обладает Иран — 1000 триллионов кубических футов, на третьем месте с небольшим отрывом идет Катар — 900 триллионов. Итого эти три страны контролируют 60 процентов всех газовых запасов в мире. а если к ним присовокупить еще Саудовскую Аравию с 240 триллионами и Объединенные арабские эмираты с 200 триллионами кубических футов, то на эти пять стран приходится ровно две трети мировых запасов.

В январе, во время своей ежегодной пресс-конференции в Кремле, Путин сказал: ‘Газовая ОПЕК — идея интересная, мы подумаем’. Также в январе, на переговорах с главой Совета безопасности России Игорем Ивановым, о создании газового картеля заговорил верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи (Ali Khamenei). А в первой половине февраля Путин посетил Саудовскую Аравию и Катар, где вопрос создания такого картеля обсуждался, и весьма активно.

Скептики уже успели перечислить множество причин, по которым создать газовый картель будет трудно. Однако большинство этих причин, о которых мы подробнее поговорим в отдельной редакционной статье, действительны только в краткосрочной перспективе. Полезно было бы помнить, что нефтяная картельная организация ОПЕК была создана в 1960 году, а в первый раз показала зубы только тринадцать лет спустя. Второй президентский срок Путина уже подходит к концу, по конституции он должен уйти со своего поста как минимум на четыре года — только после этого ему снова будет можно баллотироваться на выборах. Многие считают, что на эти четыре года он станет главой российского газового монополиста ‘Газпрома’, и можно с уверенностью сказать, что свою геополитическую партию 54-летний мастер боевых искусств (как-никак, черный пояс по дзюдо) планирует сыграть с дальним прицелом.

Подборка