16+
Новости
2 Марта 2007, 00:00
29 просмотров

Глава Российского Императорского дома Великая княгиня МАРИЯ ВЛАДИМИРОВНА РОМАНОВА: «Равнодушие к религии, нигилистическое отношение к Церкви и царской власти, цинизм – подлинные причины Февральской революции»

«Портал–Credo. Ru»: Для многих людей и по сей день Февральская революция 1917 года представляется в светлых тонах. Вы вряд ли разделяете такое ее восприятие?

Великая княгиня Мария Владимировна: Да, существует мнение, что если бы не октябрьский переворот, то Россия пошла бы по правильному пути – действительно свободному, подлинно демократическому и экономически твердому. Увы, даже и профессиональные историки забывают в данном случае, что история не знает сослагательного наклонения. На самом же деле разделять события 1917 года на «Февральскую буржуазную» и «Октябрьскую социалистическую» революции неверно. Февраль — это первый акт трагедии, а Октябрь – второй. Октябрь — логическое продолжение и развитие Февраля.

Но ведь были же, наверное, и объективные проблемы, спровоцировавшие эти события?

– Было бы глупо отрицать, что их не было в Российской Империи – проблем самого различного характера – и социальных, и экономических, и политических. Немыслимо было бы, чтобы революция вдруг разразилась среди всеобщего благополучия. Но также нельзя не признать, что все беды и несправедливости, имевшие место в Царской России, кажутся просто детскими играми по сравнению с несчастиями, принесенными смутой 1917 года. И корни всего этого – в Феврале 1917 года.

Революция была вызвана, прежде всего, не социально-экономическими причинами, и не политическими просчетами Старого Режима, а глубоким духовным кризисом нации. Равнодушие к религии, нигилистическое отношение к Церкви и царской власти, цинизм, отсутствие патриотизма, легкомысленное отношение к присяге, бездумная мода на любые западные теории – эти и подобные пороки распространились в верхах Империи, а потом перешли и в другие сословия.

Исторический национальный государственный строй в России пал не из-за экономического кризиса. Наша страна, которая хотя в чем-то и отставала от западных держав, по темпам роста стояла на первом месте в мире и имела блестящую перспективу. Строй пал и не из-за военных неудач – к 1917 году Императорской Армии удалось нарастить мощь, и победа была не за горами. И хотя немалую роль в подготовке революции сыграли революционные партии и финансировавшие их геополитические противники России, монархия пала и не из-за них. Если бы наш народ сохранял здоровое национальное чувство единства, веру в Бога и здравый смысл, то ни внешние, ни внутренние враги не смогли бы одержать победу. Но наступившее помрачение приняли за свет.

И все же Февральская революция была бескровной…

– Так говорят ее апологеты – «великой, народной и бескровной». Это очень далеко от правды. Великой она если и была, то только в смысле величины ущерба, нанесенного ею стране. Переворот не являлся ни результатом стихийного движения народных масс, ни даже продуктом деятельности массовых революционных партий. Вождь большевиков В. Ленин и другие лидеры радикалов еще в январе 1917 года с грустью утверждали, что их поколению не дано будет увидеть революции. Но, неожиданно для них, сами деградировавшие высшие классы Империи составили заговор, обманом вынудили государя отречься и захватили власть. Настоящий лозунг Февральской революции – это не «Свобода, равенство и братство», а, как записал в своем дневнике святой Царь-мученик Николай II, «Измена, трусость и обман».

Не была Февральская революция и бескровной. Убийства офицеров, просто инакомыслящих, незаконные аресты и иные репрессии, погромы, шельмование и оклеветание несогласных – все это началось в Феврале, а не в Октябре. Конечно, большевики перещеголяли и затмили в терроре умеренных революционеров-февралистов. И все-таки большевицкий террор лег на почву, уже подготовленную Февралем.

Захватившие в феврале власть либеральные революционеры оказались не способны поддерживать в стране элементарный порядок. Их демагогия проигрывала лишь демагогии большевиков, которые вообще не были скованы ни остатками морали, ни какими бы то ни было сословными предрассудками. Так что крах феврализма и победа революционного экстремизма были предрешены.

Каково Ваше отношение е Белому движению?

– В ходе революционного процесса Октябрь противостоял Февралю, являясь, тем не менее, его прямым порождением. Это диалектика развития революции и Гражданской войны, в которой «белый» умеренно-революционный Февраль также проиграл своему детищу – «красному» радикально-революционному Октябрю.

Но прежние вековые ценности были, к сожалению, чужды не только красным, но и белым. Троцкий впоследствии говорил, что если бы белые выдвинули лозунг «кулацкого царя», то красным не поздоровилось бы. Может быть, это не просто громкая фраза знаменитого большевицкого вождя и демагога. Однако Белое движение не встало на путь отказа от революции. Его лозунги были противоречивы и непонятны народу. Белые в чем-то цеплялись за старое, но, как раз, за наиболее отжившее. Удивляет их чрезвычайная негибкость в важнейших вопросах – земельном и национальном. А из нового – Учредительное собрание, партийные программы и т.п. Это было чуждо большинству. Люди ждали простых вещей – земли, мира, благосостояния. Всё это им обещали большевики. А когда народ очнулся от революционного угара и осознал, что его обманули, было уже поздно. Тоталитарный режим прочно сел на шею России. Он создал беспримерную систему подавления и порабощения, со своей «высшей аристократией» в виде Политбюро, новым «дворянством» в лице рядовых членов партии, обладавших меньшими, но тоже немалыми привилегиями, и бесправным большинством, над которым практиковались чудовищные эксперименты. Партийная олигархия, возглавляемая генеральным секретарем, пользовалась властью, которая и не снилась самодержавным монархам, и навязывала людям в качестве веры коммунистическую утопию, по сравнению с которой не только истинная религиозная вера, но даже и наивные простонародные суеверия выглядят образцом логики.

Однако после Октября были достигнуты определенные успехи…

– Да, они, конечно же, были. При любой власти народ продолжает бороться за свое счастье, любить и защищать Родину, трудиться, творить. Только все это – не благодаря, а вопреки революции. Ясно, что если бы не разруха, голод, террор и прочие «прелести» революции, то достичь удалось бы гораздо большего. И любые споры о мнимом благе революции должны умолкнуть перед фактом главного и самого страшного ее последствия – угрожающего все еще и сегодня нашему будущему демографического кризиса. По самым скромным подсчетам начала ХХ века, на территории Российской Империи к 1980-м годам должно было проживать не менее 450 миллионов человек. А в СССР на этот момент проживало 280 миллионов. При любых способах подсчета придется признать факт революционного геноцида, истребившего десятки миллионов людей, дети которых не увидели свет. Быстрая убыль населения России в наши дни есть следствие не только новых революционных опытов 1990-х годов, но всего безбожного и бесчеловечного революционного эксперимента над Родиной.

Кроме всего, многолетний террор породил в народном сознании страх, который до сих пор не изжит. С другой стороны, тоталитарное государство приучило всех к мысли, что оно само знает, какие у людей нужды, и даст потребное в обмен на послушание. Следствием всего этого стали пассивность, равнодушие, неумение защищать свои законные права и, при этом, ожидание от государства того, что спокойно можно сделать самим. И началось это всё в Феврале 1917 года.

Тогда остается извечный вопрос: «Что делать?»

– До сих пор ведутся горячие споры между «белыми» и «красными», а вернее, между их наследниками. Но давайте вспомним, что кроме Февраля и Октября есть еще и другие месяцы. Да и в феврале, и октябре в другие годы случались события гораздо более светлые, чем уличные беспорядки и государственные перевороты. Хватит уже искать виновных. В наших бедах виноваты мы все без исключения. И мы не исцелимся, если вместо того, чтобы поставить диагноз и избрать правильные методы лечения, будем ссориться и нападать друг на друга.

Падение коммунистического режима открыло России возможность постепенного возвращения на традиционный путь развития. Прекратились гонения на веру в Бога, вернулись многие символы и традиции. В то же время многое еще предстоит сделать. Отрадно, что президент России имеет мужество честно говорить о существующих трудностях и старается их преодолеть. Жаль, что не все представители власти поддерживают его искренно и честно. Революционное пренебрежение к народу, которое еще более омерзительно, чем барская спесь, по-прежнему имеет место. Уверена, что народ поддержит реформы, даже сопряженные с временными трудностями, но только в том случае, если они будут национально-ориентированными. И будет относиться к государственной власти с доверием, если она вернется на настоящий российский путь. Наша первоочередная общая цель – восстановить национальное единство, нарушенное революцией.

Последний руководитель СССР Михаил Горбачев в 1987 году назвал свой программный доклад на партийном съезде «Октябрь и перестройка: революция продолжается». С тех пор прошло еще 20 лет. Дай Бог, чтобы революция, наконец, завершилась!

Беседовал Алексей Феоктистов,
для «Портала–Credo.Ru»

Подборка