16+
Новости:
13 Февраля 2007 года, 00:00
29 просмотров

Главная претензия Путина к НАТО («Los Angeles Times», США)

Расширение альянса, участвовавшего в ‘холодной войне’, до границ России не могло не отразиться на отношении Кремля к США.

В прошедшие выходные на конференции по безопасности в Мюнхене возродилась ‘холодная война’ — циничный Владимир В. Путин против разумного Роберта М. Гейтса. Тем не менее, с помощью своей резкой антиамериканской речи президент России сумел набрать немало очков. По утверждению Путина, из-за односторонней политики США и презрения, которое они выказали к нормам международного права, мир стал более опасным, и в результате другие государства почувствовали собственную незащищенность и, следовательно, желание защитить себя с помощью современного, в том числе ядерного, оружия. Циничным выступление Путина стало потому, что из всех этих обвинений он выстроил фундамент для оправдания поставок оружия деструктивным режимам, в том числе Ирану — он заявил, что не хочет, чтобы Иран ‘чувствовал себя загнанным в угол’.

На следующий день Гейтс ответил на конфронтационное выступление Путина обезоруживающим заявлением: да, все бывшие шпионы привыкли прямо выражать свои мысли; да, во времена ‘холодной войны’ все было так просто, что даже ностальгия пробирает; да, некоторые ошибки, совершенные в последнее время Вашингтоном (в основном в соблюдении стандартов обращения с пленными) испортили наш имидж за границей. Он тут же поднял вполне законные вопросы о дрейфе Кремля в авторитаризм — причем сделал это очень тактично.

И все же жесткая риторика Путина, вне всякого сомнения, добавила ему очков — и не только на Западе и в других странах, настроенных против войны в Ираке, но и в самой России, где у народа существуют глубоко укоренившиеся причины не доверять Гейтсу, когда он говорит, что США ‘во всем мире представляют силы добра’. Обоснованы они даже не столько ситуацией в Ираке, сколько тем, что в последнее десятилетие усилиями США границы НАТО продвинулись на восток. Сделано это было в нарушение заявлений, воспринятых русскими как договоренность — неофициальная, но все же договоренность, достигнутая на закате советской эры: Москва идет на воссоединение Германии и выводит свои войска из Восточной Европы, а Вашингтон в обмен на это не всаживает ей нож в спину и не придвигает НАТО к границам России.

Однако именно это и произошло. После неожиданно мирного завершения ‘холодной войны’ НАТО раз за разом выступало с заявлениями примерно следующего характера: ‘Поскольку наш альянс носит исключительно оборонительный характер, мы не будем пытаться извлечь из изменившейся ситуации в Европе никаких односторонних преимуществ и угрожать законным интересам каких-либо государств’, но уже через несколько лет, когда в НАТО впустили бывших членов Организации Варшавского договора, среди которых были даже прибалтийские республики бывшего Советского Союза, США в глазах России превратились в ‘простого и ненасытного победителя’. Причем разговоры о том, что когда-нибудь в НАТО вступят и Грузия с Украиной, продолжаются до сего дня, чем создают у России впечатление непрекращающегося унижения и окружения.

Десять лет назад в нашей стране мало кто обратил внимание на расширение НАТО (хотя наша газета еще тогда вполне обоснованно высказала свое отрицательное к нему отношение). Сегодня американцам пришло время понять, что отношение русских ко всем действиям США на мировой арене в очень большой степени объясняется именно этой исторической ошибкой. Теперь американцам будет легче понять, почему, несмотря на свой антидемократизм, такой жесткий националист, как Путин, остается весьма популярным у себя в стране. Единственное, что в его гневной речи может вызвать какое-то удивление — это то, что он так долго с ней тянул.