16+
Новости:
5 Февраля 2007 года, 00:00
43 просмотра

Глубокое похолодание на Балканах

На Балканах шумно, будто на дворе 1999 год. После длительной передышки, когда этот регион исчез с первых полос газет, крупные и мелкие игроки начинают борьбу по поводу Косово – на кону стоит будущее провинции.

В последние несколько недель, предшествовавших оглашению спецпредставителем ООН Марти Ахтисаари масштабной стратегии, дискуссии вокруг статуса этого преимущественно албанского региона, который после бомбардировок НАТО в 1999 году находится под контролем ООН и официально является частью Сербии, сопровождались новыми трениями.

Россия переместилась с позиции конструктивной неоднозначности на позицию деструктивной определенности: президент Владимир Путин несколько раз заявил, что Москва не согласиться ни с одним решением, которое будет неприемлемым для Белграда. Белград, со своей стороны, вновь заявил о несогласии с любым планом, предполагающим движение к независимости Косово, каковым является, судя по всему, план Ахтисаари, если только он не будет касаться более отдаленного будущего, чем предлагалось изначально. Что касается жителей Косово, то они готовы твердо отвергнуть любой план, не предоставляющий им независимости.

Единственная резолюция ООН, на которую Россия не наложит вето, это та, в которой не будет ни слова на букву «н», ни упоминаний путей достижения независимости. Таким образом, после долгих месяцев закулисных сделок и исполненных недовольства переговоров с косоварами и сербами за одним столом, новое будущее Косово, предложенное спецпредставителем ООН и бывшим президентом Финляндии, может быть описано как «независимый протекторат Евросоюза».

Оборот, который приняли события, стал политическим шоком для албанского большинства Косово. Убежденные, что Запад даст им независимость, они уже откупоривали бутылки с шампанским. Теперь Приштина может разве что объявить о независимости в одностороннем порядке – в надежде, что западные державы официально признают новое балканское государство. В то же время решение ЕС способствовать новым переговорам между Белградом и Приштиной даже после обнародования плана Ахтисаари поддерживает бескомпромиссный подход доживающего последние дни на своем посту премьер-министра Сербии Воислава Коштуницы. Хотя его националистическая партия на парламентских выборах, проходивших в прошлом месяце, заняла третье место, он является человеком, от которого будет зависеть выбор лидера будущего правительства. Эта комбинация – разочарование Албании плюс надменность Сербии – представляет собой рецепт возможных трений и насилия в провинции, где размещены 17 тысяч солдат международных войск НАТО.

Звучат громкие голоса, среди которых выделяется голос США, тех, кто хочет, чтобы Запад пренебрег угрозой вето со стороны России и предпринял шаги в сторону двустороннего признания независимости Косово. Эта позиция отстаивается как политика силы, но на деле это политика слабости: она нанесет ущерб моральному статусу ЕС в мире, породит отрицательное общественное мнение в Европе и может вызвать разобщение среди членов ЕС.

Двустороннее признание Косово отдельными избранными странами ослабило бы также Запад с точки зрения замороженных конфликтов в Евразии и открыло бы двери возвращению в Европу политики сфер влияния. Это и есть настоящая цель дзюдоистской дипломатии Путина. Ценой за признание независимости Косово было бы предоставление России свободы действий в отношении евразийских конфликтов.

ЕС может вернуть инициативу, только если он пересмотрит два столпа, на которых зиждется его косовская политика. Эти столпы таковы. Во-первых, Брюссель не видит никакой связи между политикой ЕС в отношении «замороженных решений» на Балканах и «замороженных конфликтов» на постсоветском пространстве. Во-вторых, он убежден, что легче добиться независимости Косово путем переговоров с Россией в Совете Безопасности, чем путем побуждения Белграда и Приштины самостоятельно прийти к соглашению.

Оба этих постулата – ложные. ЕС и США обладают необходимыми кнутами и пряниками, чтобы «убедить» Белград и Приштину достичь согласия. Каким бы важным ни являлся косовский вопрос для сербской политики, надо смотреть правде в глаза: хотя многие сербы будут скорбеть об утрате Косово, ничтожно малое их количество готовы там жить. Другая правда состоит в том, что Косово больше потеряет, чем выиграет от признания независимости, бойкотируемого Сербией. Недавние сербские выборы при всей их неоднозначности показали, что Сербия также стремится к европейскому будущему. Но Сербия опасается, что ЕС сейчас больше настроен на создание на Балканах протекторатов, чем на приобретение там новых членов.

В то же время Россия только выигрывает от сохранения в этом регионе статус-кво. Чем нестабильнее Балканы, тем сильнее там российское влияние. Москва сможет продолжать изображать себя защитницей сербской территориальной целостности, при этом фактически уничтожая территориальную целостность Грузии и Молдавии.

Вместо того чтобы пытаться построить «Китайскую стену» между новым статусом Косово и непризнанными образованиями Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, США и ЕС должны не поддаваться на маневры России и выступить с полноценной стратегией переговоров с двумя сторонами одновременно.

В настоящее время Москва более энергично, чем когда-либо, пытается добиться фактической интеграции Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии в Российскую Федерацию. Стратегия Брюсселя разбирать проблемы Косово и проблемы «замороженных конфликтов» отдельно друг от друга позволяет России использовать косовские переговоры и для дестабилизации правительства в Грузии, и для подталкивания ЕС к «колониальному решению» на Балканах.

Евросоюз не должен пугаться последствий косовского прецедента для других продолжительных территориальных конфликтов на территории бывшего СССР. Стоит сформировать этот прецедент. Если косовский прецедент должен быть, пусть он будет таковым: решение по проблеме статуса, принятое путем переговоров между заинтересованными сторонами после достаточного периода международного (а не только российского) присутствия, демократизация во внутренней политике и возвращение беженцев. Только путем объединения политики на Балканах и политики на постсоветском пространстве США и ЕС могут добиться стратегического перевеса в противодействии попыткам России мешать процессу.

Иван Крастев – председатель Центра либеральных стратегий в Софии, бывший исполнительный директор Международной комиссии по Балканам, возглавляемой Джулиано Амато.