16+
Новости:
7 Февраля 2007 года, 00:00
65 просмотров

Гонка за право занять трон президента России («Savaitrastis Panorama», Литва)

До выборов президента России осталось еще больше года, но гонка за трон уже набрала скорость. В данный момент все активно гадают, кто сменит Владимира Путина и куда денется он сам.

Загадочный Кремль

Контуры кремлевского будущего остаются неясными, поэтому политическим обозревателям остается только гадать и пытаться прочесть ответ на каменном лице теперешнего руководителя страны.

Выборы президента России интересуют мир не только потому, что это большая и богатая страна. Не менее интересна и схема выбора президента этой страны. Официально президентом России становится человек, за которого голосует большинство, но реальность — совсем иная.

Теперешний глава страны В. Путин занял пост президента не потому, что его очень любили русские, а потому, что так захотел бывший глава государства Борис Ельцин и влиятельное кремлевское окружение. Только позже были улажены формальности выборов, и В. Путин, как и подобает настоящему демократу, закрылся за стенами Кремля.

Приближающиеся выборы, скорее всего, будут похожими: выиграет тот кандидат, который понравится теперешнему президенту. Заработавший доверие В. Путина еще не оглашенный наследник точно будет избран. Русские не смеют перечить воле свое царя, поэтому выбор В. Путина будет выбором России. Зная ход будущих выборов, обычные русские не ломают себе голову о кандидатах. Любопытство особо мучает только политологов с журналистами, они уже некоторое время разбирают политическую загадку, гадают насчет фамилий, должностей и даже со взглядов или слухов пытаются отгадать будущий выбор.

В странах мира, исповедующих демократические правила игры, стремящиеся к власти граждане стараются быть всегда на виду. Каждый кандидат стремится попасть в поле зрения СМИ, жаждет покрасоваться на телевидении. Это действует везде, кроме России. Здесь быть видимым и слышимым — опасно, так как это может не понравиться президенту В. Путину или другим представителям кремлевского окружения. Слишком рано открыть завесу — тоже опасно, поэтому все потенциальные кандидаты тихо набирают очки за толстыми стенами Кремля, где их не видят умные глаза журналистов и любопытных политологов.

Политические гадания

Волнение мучает не только этих любопытных. Напряжение растет и на закрытом дворе Кремля, где каждый поворот внутренней или внешней политики, острое замечание или даже отравление бывшего шпиона рассматриваются только с одной точки зрения — как это подействует на приближающиеся президентские выборы и выбор В. Путина. В Кремле сейчас нет ничего важнее, чем будущий преемник.

Выбрать преемника, как и быть им — тяжелая работа. Пост президента, который отдает В. Путин и который примет до сих пор неизвестная личность, — не только полномочия руководителя огромной страны. Это и управление верхушкой кремлевского окружения, а с этой влиятельной группой справиться часто бывает тяжелее, чем со всей довольно послушной страной.

Сливки Кремля с беспокойством ждут прихода нового правителя, потому что теплые посты, денежные рабочие места и престижные должности могут быть болезненно переделены. Президент В. Путин так долго и осторожно выбирает еще и потому, что будущий правитель страны будет обязан гарантировать дальнейшее влияние теперешнего президента и его благополучие.

Некоторые политологи утверждают, что еще рано говорить о преемнике. Политические аналитики предполагают, что В. Путин может попробовать остаться на своем посте. Сторонники теперешнего президента в Кремле прямо перед концом его срока могут попробовать создать искусственный кризис. Беспорядки вызвали бы разговоры, что В. Путин обязан остаться, так как оставлять страну в кризисной ситуации — нельзя. Ясное дело, это только предположения, но от такой страны, как Россия, можно ждать и большего.

Преемники или рядовые?

Хотя Владимир Путин вслух не произносит имя своего наследника, уже более года высказываются предположения, что это может быть или министр обороны Сергей Иванов, или вице-премьер — политик с лицом ребенка — Дмитрий Медведев. Последний знаком с В. Путиным еще со времен общей работы в Санкт-Петербурге. С. Иванов — старый соратник президента со времен КГБ. Эти двое наслаждаются благосклонностью В. Путина, но даже и они вдвоем не уверены, что пост достанется кому-нибудь из них.

В. Путин аккуратно обмолвился, что своим преемником он хотел бы видеть человека, который продолжит его политику. По словам президента, это может быть до этого не известное широкой общественности лицо. Так что загадка остается. Загадочный тон В. Путина не затыкает рот гадальщикам, которые интерпретируют каждое важное событие в пользу того или иного кандидата.

Некоторые политические обозреватели утверждают, что внутри Кремля происходит яростная схватка между сторонниками С. Иванова и Д. Медведева. Считается, что у В. Путина тоже есть недоброжелатели. Убийства врагов Кремля, таких, как журналистка Анна Политковская, или отравление критика В. Путина Александра Литвиненко, трактуются как победа Д. Медведева, так как после них лицо специальных служб России и их представителя С. Иванова кажется не таким дружелюбным. Мундир последнего кандидата хорошенько запачкала и кровь замученных российских солдатиков. Свое имя министр обороны обелил только тогда, когда яростно принялся выгонять грузин из России.

По оценке кремлевских специалистов, потенциальный наследник Д. Медведев — либерал, он В. Путину ближе, может быть, потому, что молод и, вероятно, легко управляем. Может, В. Путин, даже оставив пост, надеется управлять страной, оставаясь в тени. А это была бы новая конфигурация российской политики.

С. Иванов — сторонник жесткой линии, поэтому он близок кремлевским консерваторам. С ним В. Путину договориться было бы гораздо сложнее, если только не одержит верх старая дружба шпионов. Все эти догадки очень хрупкие, потому как прочесть что-нибудь на каменном лице В. Путина сложно.

_____________________________________

Какой будет Россия после Путина? («Council On Foreign Relations», США)

Скрытая борьба за место Путина («The Wall Street Journal», США)

Что будет после Путина? («Business Week», США)