16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
93 просмотра

И все же я верю в победу разума («Postimees», Эстония)

Открытое письмо российским и эстонским соотечественникам, ветеранам Великой Отечественной войны и национально мыслящим эстонским политикам. Михаил Бронштейн размышляет о том, почему отношения между Эстонией и Россией в последнее время стали напряженными и враждебными, и приводит доводы в пользу того, чтобы сделать их добрососедскими и выгодными для каждой из стран.

‘Разум отказывается верить, но заинтересованных в теневых сторонах эстонско-российских отношений значительно больше, чем тех, кто считает, что лучше зарыть в землю топор войны’. Эйки Берг, профессор ТУ, ‘Постимеэс на русском’, 29.01.2007.

Прежде всего я хочу поблагодарить тех, кто поздравил меня с днем рождения, и извиниться перед друзьями-ветеранами, воевавшими в Эстонии на стороне антигитлеровской коалиции за мои не очень взвешенные слова, сказанные в интервью ‘Постимеэс на русском’ от 23 января: ‘Слава богу, я не воевал в Эстонии…’.

Солдат не выбирает, где ему воевать. Он выполняет свой воинский долг. Что именно я хотел сказать: самая кровопролитная война против гитлеровского нацизма сочеталась с братоубийственной гражданской войной. Ее ужасы мне пришлось пережить на Западной Украине. В послевоенное время наш артиллерийский полк стоял на окраине Львова и восемь моих друзей, молодых офицеров, в том числе три украинца, погибли от рук бендеровцев. Не в боевых операциях. Их обычно подстреливали, когда, проводив любимую девушку, они возвращались по темным улицам города в свою часть.

Вероятно, и у эстонцев, воевавших в немецких мундирах, были свои основания. У некоторых родные и близкие стали жертвами первой волны сталинских репрессий перед самым началом войны, некоторые просто поверили, что немцы освободят страну от большевизма и восстановят эстонскую государственность. Они же не читали секретных планов по отношению к странам Балтии и докладов немецких наместников Генриху Гиммлеру. По этим планам те, чья раса считалась подходящей, онемечивались, страна заселялась немецкими колонистами, а чуждые и неполноценные истреблялись или выселялись. Я готов протянуть руку старику-ветерану, воевавшему по ту сторону фронта. Но глубоко презираю карателей и убийц мирных жителей, которые были среди представителей каждой национальности.

Бронзовый солдат — символ оккупации?

В чем же виноват Бронзовый солдат на Тынисмяги, вокруг которого разгорелись столь бурные страсти? В том, что одет в красноармейскую форму? Но это форма армии, которая понесла самые большие потери в борьбе против гитлеровского нацизма, по определению Нюрнбергского процесса — главной угрозы для европейской цивилизации. Победа над нацизмом в конечном счете и обеспечила восстановление государственной независимости Эстонии.

Добавлю, что в этой форме сражались с нацизмом крупнейшие эстонский ученые с мировым именем — Юрий Лотман и Виктор Пальм.

Может, он виноват в том, что носит советские ордена и медали? Что ж. Я глубоко уважаю Арнольда Мери, который получил Золотую Звезду Героя за мужество и стойкость в самые тяжелые первые месяцы боев с немецкой армией в 1941 году.

Бронзовый солдат — не виновник, а жертва преступного сговора Сталина с Гитлером. Да и столь большие потери среди солдат Красной Армии явились результатом того, что Сталин перед началом войны уничтожил или посадил в лагеря большинство высших военных начальников своей армии.

Вглядитесь в Бронзового солдата. Талантливый эстонский скульптор изваял не гордого победителя, а воина, скорбящего по погибшим в этой страшной войне, включая родных и близких, воевавших по обе стороны фронта.

Поэтому площадь на Тынисмяги не должна быть местом для противостояния и размахивания флагами. Это — место скорби по погибшим. И каждый год 9 мая я, как и мои товарищи-ветераны, прихожу к Бронзовому солдату и молча возлагаю цветы. Так поступает абсолютное большинство. А что делать с провокаторами и крикунами с любой стороны? Переносом памятника погибшим с глаз долой проблемы не решить. Необходимо прекратить позорящую нас в глазах европейцев возню вокруг Бронзового солдата и установить строгий порядок поведения на месте скорби.

Я бы еще дополнил мемориал на Тынисмяги фигурой матери, скорбящей по павшим сыновьям. Опять же нужен не менее талантливый и честный скульптор. Позволю себе напомнить нашим политикам пожелания Генерального секретаря Совета Европы Терри Дэвиса: ‘Моим советом в данной ситуации будет относиться к павшим солдатам с достоинством и уважением’.

Что происходит на самом деле?

Далее по поводу эстонско-российских отношений. Если исключить сохранившиеся экономические связи, то отношения находятся на точке глубокого замерзания. Даже в годы ‘холодной войны’ между Западом и Советским Союзом между высшими лицами обеих сторон осуществлялись контакты и принимались разумные и компромиссные решения. Вспомним времена Карибского кризиса. Сейчас национал-радикалы с обеих сторон успешно подпитывают друг друга. Маленькая Эстония стала чуть ли не главным врагом России. А по антироссийской риторике некоторые наши вроде бы ответственные политики и журналисты побивают европейские рекорды.

Мне довелось быть у истоков налаживания добрососедских отношений между нашими странами. Вспомним решения последних высших органов власти Советского Союза — Съезда народных депутатов и Верховного Совета ЭССР. Еще в 1989 году они признали недействительными Пакт Молотова-Риббентропа и секретные протоколы к нему. Это создало юридическую базу для последующего восстановления государственной независимости Эстонии. И за эти решения проголосовало большинство наших российских коллег-депутатов. Так же, как они проголосовали в конце августа 1991 года за признание провозглашенной независимости стран Балтии и установление с ними дипломатических и добрососедских отношений.

Михаил Бронштейн — академик Академии наук Эстонии

_________________________________

Эстония победила дважды («Postimees», Эстония)