16+
Новости
20 Февраля 2007, 00:00
20 просмотров

Иностранцы в России

Галина Витковская, научный координатор московской исследовательской программы по миграции Международной организации по миграции.

— С 15 января вступили в силу новые поправки в закон ‘О миграции’. Как происходила реализация новых поправок?

— После вступления в силу поправок к миграционному законодательству для ФМС и экспертов возникли сюрпризы. Заблуждение было в том, что все усилия направлялись преимущественно на законодательство, подзаконные акты, и оказалось, что не совсем готова правоприменительная практика. Мигранты, которые находились на территории России, стали легализовываться не так, как предполагалось. Ожидалось, что они будут приходить как нелегальные мигранты, оплачивать предусмотренный законом штраф, и дальше уже ФМС будет выдавать им новую миграционную карту, либо они уедут обратно и будут въезжать в Россию по новым законам. Не произошло ни того, ни другого. Мигранты стали выезжать в ближайшие с Россией страны, в Украину, Белоруссию, потому что в свои страны им лететь далеко и дорого, и тут же возвращались. Пограничники тут же стали использовать эту ситуацию. Они всячески придирались к мигрантам, вымогали штрафы без выписки соответствующих квитанций.

— То есть, вопрос стал коммерциализироваться?

— Нелегалов у нас в стране достаточно много, и в Москве в том числе. Поэтому окна приема в миграционных службах стали просто захлебываться. За день они принимали больше двух тысяч документов. Вокруг этого движения мигрантов, вокруг их оформления стал возникать бизнес. Мигрантов стали вывозить автобусами. Были случаи, когда бизнесмены просто собирали документы, везли в близкий к границе пункт, например в Казахстан, и там оформляли въезд этих людей. На такие операции немаленькие цены — где-то от 5 до 17 тысяч рублей. Свои услуги по оформлению разрешений на работу стали предлагать никем не уполномоченные люди, а делать это может только ФМС.

Законотворчество продолжалось до самого вступления в действие закона, и после продолжали выходить какие-то постановления, документы, формы. Конечно, в такой ситуации, когда сотрудники путаются, мигранты ничего не знают, вокруг них этот темный бизнес, возникла некоторая сумятица. Но надо отдать должное ФМС, предпринявшей большие усилия. Сотрудники службы старались моментально реагировать, регулировать возникающие вопросы. Но нужно было все-таки дать еще несколько месяцев на окончательную доработку законодательства, на подготовку необходимых форм. И, конечно, нужна была большая информационная кампания для самих мигрантов, причем достаточно долговременная, на несколько месяцев, которая шла бы и здесь, в России, и в странах, откуда идет миграционный поток.

Скоро пойдет большая волна сезонных мигрантов, а тут еще никак не могут разобраться с теми, кто в Россию уже въехал. Поздновато началась информационная кампания, ФМС издала свои буклеты для трудовых мигрантов только в начале февраля, также они обратились к нам за помощью. Сейчас мы спешно делаем плакаты, буклеты, листовки, подготовили правовую памятку, которая и для самих мигрантов очень полезна, особенно для диаспор, и для сотрудников ФМС, там человеческим языком пошагово изложены все процедуры. Эта кампания только сейчас начинает разворачиваться, а проводить ее надо было как минимум за три месяца до вступления закона в силу.

— Сейчас закон нуждается в каких-то доработках?

— Да, и процесс идет. Некоторые вещи практика еще не смогла показать, но сами нормы, сами процедуры, описанные в законе, в некоторых местах сразу вызывают недоумение, сразу видно, что на практике с этим возникнут большие трудности. Скажем, норма об убытии мигранта с места временного пребывания. Временное пребывание — это самая простая форма легализации своего нахождения в России. Когда мигрант прибывает, он представляет принимающей стороне паспорт и свою миграционную карту, талон ‘В’ отрывной миграционной карты с отметкой о прибытии в Россию. На основе этого принимающая сторона — работодатель, гостиница, где мигрант собирается вставать на учет — должны заполнить бланк уведомления и отправить документы в территориальный орган ФМС. В ФМС или на почте принимающей стороне отдается отрывной талон от этого бланка уведомления с проставленной отметкой, он означает, что мигрант поставлен на учет и пребывает в стране законно. Принимающая сторона должна проделать все это в течение трех рабочих дней. А по поводу процедуры убытия мигранта, описанной в законе, возникает недоумение, потому что этот отрывной талон мигрант должен отдать принимающей стороне, а она в течение двух дней должна отправить его в территориальный орган ФМС. Через какое время мигрант пересечет российскую границу, неизвестно. Он может неделю добираться, и неизвестно, где он будет границу пересекать. А он лишается документа, подтверждающего это его законное право, потому что у него истекает срок разрешения на работу, отрывного талона у него нет, у него есть только миграционная карта, с которой он въехал в Россию. Этот вопрос пока не урегулирован. Сейчас ФМС в срочном порядке готовит все эти доработки.

Также в новом законодательстве более диверсифицированные квоты. Там не просто введены квоты на регион — сколько должно приехать мигрантов. Введены квоты по странам выхода. Это вообще удивительная норма. То есть, России небезразлично, сколько приедет строителей киргизов, а сколько строителей таджиков. Получается, национальная принадлежность определяет квоту на въезд мигрантов. ФМС также обсуждает в правительстве снятие этой нормы. Есть масса таких вещей, которые до конца не были продуманы.

Беседовала Юлия Дмитриенко

Подборка