16+
Новости
1 Марта 2007, 00:00
14 просмотров

Интервью с экс-министром иностранных дел ПА Набилем Шаатом

«Если бы не переговоры, Израиль колонизировал бы весь Западный берег реки Иордан»

Безусловно, Набиль Шаат родился с лицом министра: этот палестинский джентльмен, эдакий средиземноморский Кэрри Грант, уже в конце 1960-х работал в настоящем министерстве иностранных дел автономии без территории, Палестинской автономии, которую ныне возглавляет Махмуд Аббас. Вступив в 1970 году в «Организацию освобождения Палестины», он стал близким соратником Ясира Арафата, которого он, по его словам, поддерживал во всех вопросах. С Мадридской конференции 1991 года и редактирования соглашений в Осло 1993 года и до разрушения автономии по приказу Биньямина Нетаньяху в 1990-е и Ариэля Шарона – в начале XXI века. После обвинения в коррупции он посвятил себя международному консультированию и по приглашению организации «Арабский дом» (Casa Árabe) посетил Мадрид.

«Картер сказал мне, что глаз отдал бы за то, чтобы с Палестиной все получилось как с Египтом». Когда человек говорит так, все предварительные расшаркивания кажутся излишними.

— Что подорвало мирный процесс?

— Система переговоров, шаг за шагом складывавшаяся в результате соглашений, заключенных Палестинской автономией, в частности в Осло, изначально основывалась на принципах некоторого доверия между сторонами, но из-за убийства премьер-министра Израиля Ицхака Рабина израильским экстремистом в 1995 году все было разрушено.

— Вы так уверены, что Ицхак Рабин был способен заключить мир без территориальных аннексий?

— Чем глубже постигал Рабин эту проблему, тем больше он менялся. Действительно, после подписания соглашений в сентябре 1993 года в Вашингтоне он, хотя мы и вели переговоры о сущности автономии, допускал дальнейшую колонизацию Западного берега. Однако нам он сказал, что не может одним махом выгнать поселенцев, что ему нужно время для развития процесса.

Шаат не хочет делить степень ответственности за неудачу мирных переговоров между терактами «Хамаса» и слишком жесткой позицией Израиля. Однако он подчеркивает, что в 1996 году, когда у власти был Биньямин Нетаньяху из «Ликуда», Израиль отказался от мысли о решении, основывающемся на резолюции 242, требующей полного выхода с оккупированных в 1967 году территорий, предпочтя заставить палестинцев вести переговоры об уходе со своих территорий, как будто Организации Объединенных Наций не существовало вовсе.

— Они забыли, что сам Абба Эбан в 1949 году признал резолюцию 181 о создании государств Израиль и Палестина, и резолюцию 194 – о предоставлении компенсации палестинцам, изгнанным со своих земель в ходе войны 1948 года, или их потомкам, чтобы попытаться присоединить половину территорий на Западном берегу реки Иордан и Восточный Иерусалим.

— Не было ли ошибкой подписание в Вашингтоне соглашения, в котором не было оговорено, что именно должен отдать Израиль?

— У Арафата не оставалось другого выхода, кроме как подписать его: Саудовская Аравия уже нас не финансировала, СССР исчез с лица земли, США обосновались в Персидском заливе, а переговоры между палестинцами и израильтянами длились уже пять лет. Время было не на нашей стороне. Если бы не переговоры, Израиль уже бы безнаказанно колонизировал весь Западный берег Иордана.

— А разве не именно это происходит сейчас?

— Правительство Абу Мазена (Махмуда Аббаса) должно присутствовать при всех встречах, чтобы всегда был кто-то, кто выступает против колонизации, которая, по информации израильских источников, за прошлый год разрослась на 6%, теперь на Западном берегу проживает 268 379 поселенцев, а в Восточном Иерусалиме – 200 тысяч. Мы не имеем права потерять Палестинскую автономию. Такие действия носят необратимый характер.

Шаат считает, что основную долю ответственности за мирные переговоры несут Соединенные Штаты, «потому что только Вашингтон может подвигнуть Израиль к действию. Республиканец Буш-младший в апреле 2004 года в письме к Шарону признал, что Израиль может не возвращаться в границы 1967 года. Но Буш-старший, тоже республиканец, заставил Ицхака Шамира участвовать в Мадридской конференции 1991 года. Республиканец Эйзенхауэр заставил Израиль уйти с Синая в 1956 году. Демократы Кеннеди и Картер, особенно последний, лучше всех понимали палестинскую проблему. Картер, недавно опубликовавший книгу, где содержится резкая критика в адрес оккупационной политики Израиля, сказал мне в 1992 году в своем доме в Плейнс, Джорджия, что глаз бы отдал за то, чтобы сделать для Палестины то же, что он сделал для Египта».

Шаат, однако, пытается частично снять вину с Вашингтона за нынешний застой в переговорах. «Доктор Райс не во всем согласна с Ольмертом. Когда Ольмерт заявляет, что Израиль не собирается работать с новым палестинским правительством, пока оно недвусмысленно не признает сионистское государство, она говорит, что надо подождать, пока оно будет сформировано, и посмотреть, каковы будут его действия».

Но он считает, что «Хамас», причисленный США и ЕС к террористическим организациям, должен не ради этого признавать Израиль, а вести переговоры о взаимном признании после двустороннего отказа от применения силы. Шаат также подчеркивает, что необходимо признать перемирие, которое интегристское движение соблюдает уже более года.

Он с оптимизмом надеется на признание палестинского правительства Европой, в числе прочего «благодаря Испании». Он перечисляет имена, стараясь никого не забыть, будто это список славных королей: «Фелипе, Аснар, Сапатеро, Моратинос, – все они проявили самые лучшие чувства и понимание в отношении палестинского народа. Только Испания может объяснить Европе наши проблемы».

Подборка