16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
48 просмотров

Иран вдохновила ядерная сделка КНДР?

Аналитики утверждают, что Тегеран склоняется к переговорам. Но сторонники жесткой линии считают, что США ослаблены

Иран потихоньку наращивает усилия, направленные на переговоры о соглашении по его ядерной программе, используя в качестве модели договоренности о замораживании северокорейской программы, достигнутые на этой неделе.

В северокорейском пакте администрация Буша подписала соглашение, которое дает Пхеньяну важные стимулы еще до того, как страна полностью откажется от своей ядерной программы. Готовность администрации согласиться на это может ужесточить требования Ирана предоставить и ему значительные блага в рамках соглашения, отмечают аналитики в Иране.

Эти награды должны включать в себя гарантии безопасности иранскому правительству, прекращение экономических санкций и право продолжать разработку ядерных технологий в мирных целях.

В то же время некоторые сторонники жесткой линии в Иране, похоже, хотят использовать пример КНДР как возможность ужесточить требования Тегерана в ожидании, что США в конечном итоге обяжут выполнить их.

Некоторые американские консерваторы критикуют соглашение с КНДР, предсказывая, что оно побудит Иран и другие страны рассмотреть свои ядерные программы. На пресс-конференции в среду президент Буш отверг критику такого рода со стороны своего бывшего посла в ООН Джона Болтона.

Буш сказал, что категорически не согласен с Болтоном.

«Я говорил американскому народу, что, как и иранскую проблему, я хотел урегулировать корейскую проблему – северокорейскую проблему – мирно и что президент обязан использовать все дипломатические средства, чтобы это сделать, – заявил Буш. – Так что оценка некоторых людей, что это плохое соглашение, просто в корне неверна».

Но дебаты в Иране, похоже, сосредоточены на том, насколько сильное давление должен оказывать Тегеран, чтобы добиться благоприятных для себя условий.

«Сторонники жесткой линии, пожалуй, вдохновленные достижениями КНДР, теперь склонны быть твердыми и бескомпромиссными, – заявил Садех Зибакалам, профессор политологии в Тегеранском университете. – Они говорят: если КНДР смогла этого добиться, почему мы не можем? Почему мы позволяем США диктовать нам, а не вести с нами переговоры?»

До подписания пакта на этой неделе представители США требовали, чтобы КНДР демонтировала свою ядерную программу и разоружилась, прежде чем будет достигнуто соглашение. В результате КНДР согласилась лишь начать вывод своих ядерных объектов из строя в обмен на помощь в размере около 400 млн долларов и другие стимулы. Пока КНДР сохранит свой ядерный материал, которого, по американским оценкам, хватит на 8-10 боеголовок.

Ситуация КНДР в нескольких аспектах отличается от иранской. КНДР построила и испытала ядерную боеголовку. Иран утверждает, что его программа предназначена для гражданского производства электроэнергии. США и мировые лидеры ставят заявления Ирана под сомнение, а многие в разведке полагают, что Иран сможет создавать ядерное оружие не раньше, чем через два года.

Резолюция Совета Безопасности ООН, принятая в декабре при сильной поддержке США, требует от Ирана полного прекращения деятельности по обогащению урана.

Иран сигнализирует, что, возможно, готов к компромиссу, либо ограничив эту деятельность, либо приостановив ее, либо заполнив центрифуги инертным газом вместо урана. Иранские переговорщики подчеркивают, что подлинное соглашение может быть достигнуто лишь путем открытых переговоров без предварительных условий.

Небольшое смягчение публичной позиции Ирана стало заметным сразу после объявления о соглашении с КНДР. Пресс-секретарь иранского МИДа Мохаммед Али Хосейни во вторник заявил, что Иран никогда не согласится на приостановку обогащения урана как предварительное условие для переговоров.

Днем раньше он заявил, что открытыми остается много вариантов, включая приостановку.

Хотя сторонники жесткой линии в Иране считают, что страна может выстоять против США, широкий слой политической элиты поддерживает усилия главного ядерного переговорщика Али Лариджани, направленные на достижение компромисса.

«Этот сценарий держат в голове многие иранские лидеры: если мы достигнем этапа, на котором нас будут уважать как равноправного партнера, тогда мы сможем вести реальные переговоры и прийти к соглашению по нашей ядерной программе», – заявил Зибалакам.

Источник, осведомленный о переговорах, сообщил, что Иран подготовил пакет из четырех частей, включающий в себя гарантии безопасности, сохранение доступа к ядерной технологии и, конечно, «политические и экономические» гарантии.

Эксперты по нераспространению полагают, что гарантии будут включать в себя отмену санкций ООН и, возможно, односторонних санкций, введенных США против Ирана вскоре после исламской революции 1979 года.

В интервью в среду Мохаммед Казем Анбарлуи, глава консервативной исламской фракции в парламенте и редактор газеты «Ресалат», пропагандирующей жесткую линию, заявил, что Иран должен требовать возврата 19 млрд долларов иранских денег, выделенных на покупку американского оружия во время правления шаха и не возвращенных после революции.

«В настоящий момент мы не ставим никаких условий и не принимаем предварительный условий, – заявил Анбарлуи. – Потому что все, что у нас просят, мы выполнили. Например, нас просили приостановить нашу деятельность, мы это сделали (в прошлом). Нас просили о контроле и визитах ООН, мы это приняли. У нас ничего не осталось. У Лариджани будут кое-какие предложения, но не условия».

«Если у них есть какие-то условия, например, дать им гарантии, что у нас не будет ядерного оружия, пусть скажут нам об этом. Но если они хотят попросить нас приостановить ядерную деятельность в мирных целях, мы на это не готовы».

Он добавил, что Лариджани уполномочен обсуждать сделанное ранее предложение о создании консорциума стран по производству обогащенного урана с участием Ирана.

В Вашингтоне демократы интенсифицировали призывы к администрации вести переговоры с Ираном. Сенатор Хиллари Родэм Клинтон (демократ, Нью-Йорк) заявила, что Буш должен получить разрешение конгресса, чтобы атаковать Иран.

«Было бы ошибкой исторического масштаба, если бы администрация решила, что резолюция 2002 года, разрешающая применить силу против Ирака, дает карт-бланш на применение силы против Ирана без нового разрешения конгресса», – заявила Клинтон.