16+
Новости:
16 Февраля 2007 года, 00:00
37 просмотров

Кадровый пасьянс власти

Итак, после долгой паузы в правительстве произошли кадровые перестановки, причем самого высшего уровня. Вице-премьер, министр обороны Сергей Иванов стал первым вице-премьером, потеряв министерский портфель. На его место в министерство обороны пришел (совсем неожиданно) Анатолий Сердюков из Федеральной налоговой службы. Появился в правительстве также еще один вице-премьер (четвертый уже) – Сергей Нарышкин, бывший до того руководителем аппарата. Параллельно с этим Алу Алханов оставил президентский пост в Чечне и перешел на работу в Минюст – заместителем министра.

Таков формальный итог «жаркого четверга».

Что же кроется за этими, как всегда у Путина, неожиданными перестановками? Хотя неожиданными их можно назвать с известной натяжкой. Политическая тусовка давно ждала чего-то подобного ввиду приближающихся выборов президента и парламента. Поговаривали даже об отставке Фрадкова, но, как видим, президент решил иначе.

Первое, что приходит на ум большинству наблюдателей – президент уравнял статусы двух потенциальных «преемников» – Дмитрия Медведева и Сергея Иванова, формально сделав их равными. Что ж, такая версия имеет право на существование, но, наверное, стоит обратить внимание на следующие детали. Сам по себе статус первого вице-премьера не дает ничего особенного. Вице-премьер имеет только тогда определенную власть, когда он наделен внятными и четко зафиксированными полномочиями. Вспомним, как в российском правительстве именно первые вице-премьеры мелькали с калейдоскопической быстротой. Летом 1996 года их было даже сразу трое – Владимир Потанин, Алексей Большаков и Виктор Илюшин. И все они очень быстро вылетели из правительства. А Владимир Каданников, а Геннадий Бурбулис? Те же кто и обладал серьезным влиянием, как, например, Олег Сосковец, обладали им только ввиду особых отношений с первым лицом. Более того, всегда такие влиятельные первые вице-премьеры были как бы личными и доверительными агентами первого лица в кабинете. Сосковец присматривал за Черномырдиным, будучи параллельными центром влияния, за тем ту же функцию выполняли Чубайс и Немцов.

На примере Дмитрия Медведева уже видно, что он в своих действиях совершенно автономен от Михаила Фрадкова и инструкции получает не от него. Но Медведев не только пользуется полным доверием со стороны Путина, он и обличен совершенно конкретными полномочиями – курировать национальные проекты, в рамках чего ему подотчетны определенные министры самым непосредственным образом. Он как бы имеет свой кабинет в кабинете.

Что же ждет Сергея Иванова? С каким спецзаданием он делегирован в правительство? Пока это точно не определено. На своем предыдущем посту, как вице-премьера он не добился каких-то ярких достижений, поэтому, по всем социологическим рейтингам, его и обошел Медведев. Если он опять будет заниматься не очень ясными обществу вещами, рейтинг не поднимется. Чтобы «преемники» были поставлены в равные условия, Иванову необходимо какое-то определенное задание, «фронт работы», с четко обозначенными параметрами, по которым можно будет объективно оценивать его деятельность.

Тот факт, что теперь он не министр обороны можно считать и свидетельством того, что Путин выводит Иванова из-под критики. Проколы вокруг дела Сычева у всех на памяти. Армия не перестала быть закрытым от общества институтом, живущим по старым законам, зараженным дедовщиной. До логического конца военной реформы пока далеко.

Министром обороны снова назначен сугубо штатский человек – Анатолий Сердюков. Для российских военных это опять будет нелегкая психологическая ситуация. Сердюкову – 45 лет, он закончил Ленинградский институт советской торговли в 1984 году, долгое время работал в сфере торговли мебелью. На госслужбу перешел только в 2000 году, сразу на высокую должность в питерской налоговой инспекции. В 2001 он ее возглавил, в 2004 на пару месяцев перешел в московскую, а в марте 2004 возглавил Федеральную налоговую службу. Карьера более чем стремительная. Однако на всех постах Сердюков ухитрялся оставаться в тени, вне поля особо пристального внимания общественности. Хотя Сердюков и является представителем «питерской» гвардии, во времена работы Путина в Петербурге он являлся еще сравнительно небольшим бизнесменом, и потому неизвестно, был ли он лично знаком сегодняшнему главе государства, или же интерес к его работе возник в Кремле, уже когда Сердюков проявил себя на налоговой ниве.

Теперь перед новым министром обороны стоят сложнейшие задачи, от решения которых зависит его дальнейшая карьера. Вполне возможно, что Путин в отношении него имеет самые далеко идущие планы. Мы бы предпочли не зацикливаться на двух фамилиях – Иванов и Медведев. Обсуждать, кто из них самый любимый, значит переливать из пустого в порожнее. Достоверной информации из Кремля нет ни у кого, а все предыдущие решения Путина по кадровым вопросам наводят на мысль о том, что можно ожидать самых неожиданных ходов.

Исходя из этого «повышение» Сергея Иванова можно в равной степени трактовать и как старт президентской гонки, и как его аккуратное выведение из игры. Ответ даст время.

Что касается повышения Сергея Нарышкина (с одновременным оставлением его на посту руководителя аппарата), то здесь можно предполагать начало новой кадровой комбинации, еще не законченной. Такой человек как Нарышкин (также из «питерских»), вполне доказавший свою состоятельность, старый знакомый Путина, бывший сотрудник разведки, мог бы подменить собой Фрадкова в решающий и ответственный момент передачи власти в сезон 2007-2008 годов. Тот факт, что под его начало теперь переводится внешнеэкономическая деятельность, возможно, свидетельствует о его переходе от сугубо административной работы к более общей экономической.

Подводя итог перестановкам в правительстве, можно определенно сказать только одно. Их цель – укрепление баланса власти в самом широком смысле этого слова накануне важнейших политических изменений 2007-2008 годов.

Нажимая кнопку комментирования Вы соглашаетесь на обработку персональных данных
106, за 0,549