16+
Новости
26 Февраля 2007, 00:00
13 просмотров

Как сберечь российскую промышленность

Валерий Миронов, к.э.н., ведущий эксперт Фонда экономических исследований ‘Центр развития’:

— Промышленность России в последние годы растет заметно медленнее, чем валовый внутренний продукт в целом, и траектория ее роста напоминает ‘русские горки’: два года высокие темпы роста, затем два года достаточно низкие, снова два года высокие. В последние два года темпы роста были низкие, на уровне 4%. Даже если в ближайшие два года промышленность подтвердит свой циклический характер и снова будет расти более высокими темпами, о чем, кстати, говорят данные января 2007г., это не позволит считать, что ситуация улучшилась. Двухлетний цикл развития промышленности, в частности, связан с тем, что примерно столько живут собираемые в России, как правило, морально устаревшие товары на основе ввозимых импортных комплектующих. Как только спрос на такие товары снижается, промышленность резко замедляет темпы своего роста. Январь этого года, когда промышленный рост в годовом выражении превысил 8%, показывает, что мы, возможно, вступаем во временный период достаточно высоких темпов роста, но ситуация не позволяет надеяться на то, что в дальнейшем промышленность выступит основным локомотивом экономического роста. Потому что с началом следующего цикла ‘на понижение’, в мировой экономике также, возможно, начнется спад, он прогнозируется в конце десятилетия или в начале второго десятилетия этого века. Спад мировой экономики наблюдается примерно каждые десять лет, и в этот период наша экономика может резко снизить темпы экономического роста, до уровня менее 5% ВВП, что является нижним пределом для сохранения территориальной целостности страны, для модернизации инфраструктуры. Поэтому необходимо успеть сделать реальные шаги по запуску механизмов диверсификации промышленности и экономики в целом.

Однако рассчитывать на модернизацию экономики только за счет средств, которые зарабатывает сама промышленность, не приходится, потому что в целом ряде секторов уровень рентабельности выпуска ниже ставки по банковским кредитам. К благополучным секторам, которые, в принципе, могут рассчитывать на выплату процентов по кредитам за счет собственной прибыли, относится добыча полезных ископаемых, химическое производство, металлургия, производство кокса и нефтепродуктов. Все остальные секторы имеют рентабельность на уровне примерно 7-9%, а некоторые заметно ниже, чем ставка банковского процента, которая опускается не ниже 11-12% годовых, так как складывается из 9% инфляции и 2-4% банковской маржи. С этим, кстати, связан и резкий рост финансовых вложений в последние два года, когда они растут темпами, увеличиваясь в полтора-два раза каждый год, тогда как инвестиции увеличиваются на 10-15%, не более. Это происходит потому что предприятия, генерируя в общем растущие объемы финансовых ресурсов, тем не менее, не могут их вкладывать в модернизацию производства, потому что в силу запущенности ситуации инвестиционные проекты очень капиталоемки и собственных средств не хватает. В то же время, предприятия не могут рассчитывать на увеличение объемов собственных средств за счет кредитов, потому что их рентабельность недостаточна по сравнению с банковской ставкой. Правда, стоит отметить, что в прошлом году значительно увеличились прямые иностранные инвестиции, которые являются источником модернизации экономики, они превысили 30 млрд. долларов в нефинансовом секторе. Это небывалый рост, но в дальнейшем он может затормозиться. Собственно говоря, иностранные инвестиции в последние годы достигают в среднем не более 10-15% от общего объема инвестиций, поэтому решить проблему модернизации за счет только лишь притока иностранных инвестиций затруднительно. Тут необходимо стремиться к тому, чтобы каким-то образом модернизировать финансовый сектор, для того чтобы подтолкнуть инвестиции иностранного капитала в наиболее неконкурентоспособных отраслях, то есть в обрабатывающем сегменте. Для этого, прежде всего, целесообразны меры по поддержке и развитию фондового рынка, потому что банковский сектор в одиночку с кредитованием промышленности явно не справляется. И очень важно направить интересы фондовых инвесторов в машиностроительный сегмент обрабатывающего сектора промышленности и, возможно, даже поддержать за счет государственных средств, средств инвестиционного фонда проекты по IPO в обрабатывающих секторах. Может быть, нужно за государственный счет готовить проспекты эмиссии, выводить предприятия на фондовый рынок, потому что фондовый рынок позволяет привлекать ресурсы в значительных объемах, но первоначальные затраты на проспект эмиссии достаточно велики, и сами предприятия могут на это не решиться, у них не хватит ни квалификации, ни ресурсов для оплаты финансовых консультантов. И это может быть одним из направлений модернизации промышленности. Очень важно также дать предприятиям ориентиры с точки зрения развития опорной инфраструктуры российской промышленности. Очень часто на разного рода совещаниях можно слышать слова о том, что региональные власти, в принципе, готовы найти общие точки соприкосновения с бизнесом. Но для того чтобы осуществлять крупные проекты, им нужно понимать, каким образом будет развиваться сеть железных дорог, каким образом будет развиваться экспортная инфраструктура, и для этого целесообразно перейти к разработке более длительных планов по финансированию развития инфраструктуры. Очень важно также нацелиться на поддержку высокотехнологичного экспорта, потому что его доля в нашем экспорте пока не достигает 5%, тогда как, допустим, в Бразилии она равна 10%, а высокотехнологичный экспорт от всего экспорта в Китае вырос в последние годы до 25% от всего экспорта. В то же время, Россия пока не использует те механизмы поддержки экспорта, которые развиты во многих странах, в частности, даже в таких благополучных, таких, как, например, Испания. Можно использовать опыт целого ряда других стран, у нас же процедура поддержки экспорта очень забюрократизирована, и ею могут пользоваться только очень крупные предприятия, которые, в общем-то, как правило, вывозят сырьевые ресурсы и в особых процедурах поддержки экспорта со стороны государства не нуждаются.

Вступление в ВТО, которое, скорее всего, произойдет в следующем году, не уничтожит нашу промышленность, потому что ставки импортных пошлин будут снижены не сразу, а спустя некоторое время, в течение переходного периода, который составляет три года и более. Например, в среднем на 3% будут снижены ставки импортных пошлин на сельскохозяйственные товары, но это снижение начнется не ранее, чем через три года после вступления в ВТО. На 3% также будут снижены тарифы на ввоз промышленных товаров, но тоже в течение переходного периода, который будет длиться примерно до семи лет. Например, на автомобили в течение семилетнего периода будут снижены импортные пошлины с 25-ти до 15%, с 20-ти до примерно 10% — на рынке гражданской авиатехники. В течение более короткого срока будут отменены пошлины на компьютеры и на некоторые виды оборудования, а также на обувь и на бытовую технику. Здесь период привыкания к усилению конкуренции будет гораздо более коротким. Примерно три года. С 2007 по 2010, ситуация практически не изменится по сравнению с уровнем защиты внутреннего рынка, который существует сейчас. Но затем, после прохождения этого периода, возможно, что наша промышленность подвергнется серьезным испытаниям. Тем более, если одновременно со снижением уровня таможенной защиты обрабатывающих секторов в результате циклического кризиса на мировых сырьевых рынках в 2010-2011 годах будет снижен спрос на их продукцию — трубы, машины, приборы — со стороны экспортеров сырья. Таким образом небывало благоприятная, эйфорическая ситуация в нашей экономике заканчивается. Подходит к концу повышательный цикл на мировых товарных рынках. И даже на тех рынках, где прежде мы увеличивали вывоз товаров темпами в 10%, как, например, на нефтяном рынке, таких цифр уже не будет. Дело в том, что вводятся мощности у многих стран-конкурентов. Например, металлургические мощности в Китае и Южной Америке, мощности по производству минеральных удобрений — на Ближнем Востоке и т.д. В этом плане можно рассчитывать только на улучшение ситуации в отраслях обрабатывающей промышленности, которые не зависит от мировых цен на сырье.

Действия правительства в сфере создания благоприятной среды для развития промышленности нельзя назвать очень успешными, эти меры часто не эффективны и запаздывают. Например, государственные структуры не обеспечили своевременную переориентацию экспортных потоков энергоносителей в восточном направлении, запоздали со строительством нефтепроводов в район Тихого океана. Дискуссия об этом шла три года, а строить восточный нефтепровод до Тихого Океана начали только в прошлом году, когда уже наблюдалось явное снижение темпов вывоза нефти и газа в западном направлении. Пока из 2,7 тыс. км нефтепровода построено только 500 километров. В результате, вывоз нефти в прошлом году снизился почти на несколько процентов в силу обострения отношений с нашими традиционными партнерами, прежде всего из СНГ. А дополнительных 30 млн. тонн мы сможем экспортировать в восточном направлении только в конце 2008 года. Очень непродуктивным оказались меры по поддержке экспорта, потому что очень забюрократизирована эта процедура. Мелкий и средний бизнес не может воспользоваться этой поддержкой. Во многом мы опаздываем в действиях по развитию национальной инновационной системы. Она развивается однобоко и ограничивается созданием некоторых элементов, например, российская венчурная компания должна заработать в этом году, но многих других элементов, позволяющих двигаться от изобретения к внедрению в производство новой инновационной продукции не хватает. И поэтому средства, которые будут использоваться для создания венчурной компании, будут использоваться менее эффективно, чем это можно было бы сделать.

Есть также такой важный сегмент экономики как рынок труда. Ситуация на рынке труда является ключевой для повышения конкурентоспособности. Все последние годы у нас ухудшается уровень конкурентоспособности из-за усиления дефицита рабочей силы в силу чего темпы прироста заработной платы — на 10-12% в год — в два раза опережают темпы прироста производительности труда, которая никак не может выйти в промышленности за уровень 6% роста в годовом выражении. Дефицит рабочей силы сейчас пытаются уменьшить за счет финансово-емких мер, против которых, в принципе, никто не возражает, которые всем выгодны, но которые не обязательно будут эффективными: вложение больших средств в строительство профтехучилищ, их модернизацию и так далее. Однако проведенные опросы показывают, что очень часто за дефицитом рабочей силы в среднем по промышленности, скрывается то, что на одних предприятиях есть дефицит рабочей силы, а на других — ее большой избыток. Как правило, дефицит возникает на мелких, неблагополучных предприятиях, которым, с одной стороны, нечем платить нормальную зарплату, а с другой стороны, они уже настолько погрязли в трудностях, что жалуются на все, в том числе на дефицит рабочей силы. А на очень многих крупных предприятиях сохраняется традиционно российский, точнее, еще советский патернализм, они себя чувствуют благополучно и часто содержат излишнюю рабочую силу. Это данные опросов, которые, конечно, их надо проверять, но все это похоже на правду. И если бы у нас была налажена межрегиональная миграция рабочей силы, был бы цивилизованный рынок жилья, то дефицит рабочей силы ощущался бы гораздо менее остро. Это оказало бы влияние и на показатели конкурентоспособности, и на темпы роста производительности труда. Кроме того, это не потребовало бы серьезных вложений в развитие государственной сети профтехучилищ, потому что обучение кадров может вестись и за счет крупных предприятий. Не обязательно тратить значительные государственные ресурсы, в некоторых случаях можно находить альтернативные пути решения проблемы.

В серьезнейшей корректировке нуждается и макроэкономическая политика правительства, которая пока не вызывает нареканий, но фактически старые ее методы на глазах изживают себя. В проведении валютно-денежной политики важно уйти от ориентации исключительно на эффективный валютный курс как ориентир в обеспечении компромисса между снижением инфляции и поддержкой конкурентоспособности промышленности. Нужно переходить к комплексному учету не только динамики эффективного валютного курса — чем сейчас всецело заняты российские монетарные власти, но и эффективных удельных трудовых издержек и других показателей конкурентоспособности в странах-конкурентах, в частности относительных инновационных индикаторов. Это позволит обеспечить учет динамики не только относительных цен, т.е. цен на отечественные товары относительно цен в странах — торговых — партнерах, но и учет снижения издержек относительно конкурентов. А это важно для формирования источников самофинансирования основного капитала, что становится особенно важным для российской экономики по мере роста загрузки производственных мощностей.

Повышение точности настройки валютной политики создаст условия и для более точного расчета возможного роста госинвестиций, роста в таких объемах, который не создаст значимого проинфляционного эффекта.

В условиях объективно существующей привязки денежной политики к поддержанию курсовых соотношений, т.е. на внешний рынок, именно госинвестиции могут сыграть важную роль для регулирования внутренней экономики, если все же удастся создать институциональные условия для их ‘некорупционноемкого’ вливания в экономику. Каковы могут быть основные направления их дальнейшего наращивания с точки зрения поддержания конкурентоспособности обрабатывающего сектора промышленности? Здесь нужно учитывать, что во многом вынуждено борясь с реальным укреплением рубля, Банк России увеличивает чистые иностранные активы банковской системы, в основном за счет увеличения золотовалютных резервов. Одновременно образующиеся обязательства банковской системы в виде разного рода денежных агрегатов стерилизуются в Стабилизационном фонде. В связи с этим, естественным образом усиливается давление на другую часть активов банковской системы, т.е. на внутренний кредит, а, в конечном счете, на финансовые рынки, которые растут достаточно медленно. Таким образом, политика стерилизации, которая необходима для поддержания экономического роста в краткосрочной перспективе, в среднесрочной перспективе сдерживает развитие финансовых рынков и банковской системы. Несмотря на видимые успехи 2006г., доля внутренних кредитов к ВВП в России не только в четыре раза ниже среднемирового уровня, но и ниже, чем у основных конкурентов — Индии, Китая, Бразилии. И это отставание не компенсируется пока в целом также достаточно слаборазвитым фондовым рынком, где львиная доля оборота приходится на полтора десятка предприятий, а в свободном обороте находится не более 25-30% эмитированных акций.

С учетом этого и нужно выбирать приоритетные направления увеличения госинвестиций, увеличения в рамках инфляционно-безопасных лимитов. Было бы логично, чтобы господдержка, во-первых, была направлены в тот сегмент внутренней экономики, который в наибольшей мере подвергаются негативному влиянию, связанному с вынужденной направленностью денежно-валютной политики на поддержание курсовых ориентиров. Во-вторых, она должна пойти в те сектора экономики, воздействуя на которые можно стимулировать реальный мультипликативный эффект. Исходя из этой логики, дополнительные госрасходы целесообразно, кроме обозначенного выше — поддержка экспорта, инфраструктура, рынок труда и т.д. — направить также на поддержку финансовых рынков в широком смысле слова. Это модернизация банковской системы, финансовая инфраструктура и госгарантии в форме опционов эмиссии акций предприятий второго-третьего эшелона в обрабатывающей промышленности.

Подборка