16+
Новости:
1 Февраля 2007 года, 00:00
37 просмотров

Хорошая новость: через десять лет экономика Индии обгонит экономику Великобритании («The Independent», Великобритания)

Зачастую необходимо какое-либо событие, чтобы мы обратили внимание на тенденцию. Таким событием стало приобретение иностранцами одной из компаний, занимавшей командные высоты нашей экономики и нашей сталелитейной промышленности, называвшейся ранее British Steel и являющейся сейчас частью концерна Corus. Теперь она поглощена индийской сталелитейной группой Tata, одержавшей победу над бразильскими конкурентами.

Тенденция, о которой, конечно, много раз говорилось на этих страницах, представляет собой смещение центра экономического могущества от старых экономик Европы в сторону «новых» экономик Азии. И не только Азии, так как, несмотря на то, что Китай и Индия действительно привлекают большую часть внимания, другие развивающиеся страны или страны со средними доходами, как например, Бразилия, с очень высокой вероятностью тоже обретут большее значение.

Инвестиционная компания Goldman Sachs, экономисты которой ввели аббревиатуру «BRIC» для единого обозначения четырех ключевых стран с развивающейся экономикой (три вышеупомянутые страны плюс Россия), недавно обновила разработанную ею компьютерную модель, дополнив ее новыми данными об Индии. По этой модели получилось, что экономика Индии может превзойти по размеру экономику США к середине 2040-х годов, в то время как Китай обгонит Америку в 2030-х годах. Это означает, что в середине века США по размеру экономики будут находиться лишь на третьем месте, даже не на втором.

Если это окажется действительно так, то это будет иметь огромное значение: подобные изменения глобального масштаба ранее никогда не происходили. Я думаю, большинство из нас знает, что глобализация — это не только подъем Китая, однако информация о том, что США отстанут не только от Китая, но и от Индии, является новой. Как будут чувствовать себя американцы, когда их страна перестанет быть главной в мировой экономике?

Взгляд в историю: лучше всего о истории мировой экономики говорится в работе Ангуса Мэддисона (Angus Maddison), который анализирует долгосрочные тенденции для Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). На приведенных в ней графиках показаны составные части мировой экономики, какими они были на протяжении двух тысяч лет.

Вы можете увидеть, что те события, которые происходили в год рождения Христа, не имеют непосредственного отношения к покупке группой Tata компании Corus, и это будет половиной правды. Другая половина состоит в том, что господство Европы и затем Северной Америки началось относительно недавно. Полторы тысячи лет из последних двух тысячелетий именно Китай и Индия доминировали в мировой экономической деятельности. Индия примерно до 1700 года постепенно сдавала свои позиции, а Европа постепенно, начиная примерно с 1000 года, их укрепляла. Однако по-настоящему ситуация изменилась лишь с приходом промышленной революции, позволившей малым (как по территории, так и по размерам населения) странам Европы быстро шагнуть вперед. США тогда ушли еще дальше, и теперь их валовый продукт примерно равен европейскому, несмотря на то, что население Америки меньше населения Европы.

Однако в последние несколько лет Китай и Индия стали завоевывать свои доли рынка. Китай только что обогнал Великобританию и стал четвертым в мире по размеру экономики, и, судя по всему, в ближайшие год-два настроен обогнать Германию и занять третье место. Индия, в соответствии с новыми прогнозами, обгонит Италию примерно в 2012 году, Францию — в 2015 и Великобританию — в 2016.

Предупреждение: точные даты не имеют большого значения, ибо не стоит относиться к этим прогнозам как к абсолютно точным. Данные о валовом внутреннем продукте разных стран искажены различными методиками подсчета (например, следует ли включать теневую экономику, действующую вне налоговой системы?) и изменениями обменных курсов (например, не должен ли Китай занимать более высокие позиции из-за искусственного снижения курса своего юаня?). Приведенные в книге графики являются лишь примерным, а не точным, отражением того, что может произойти, если прогнозы окажутся верными. Также они исходят из того, что Индия сохранит темпы своего развития, что должно означать, что недавний скачок ее роста является не временным событием, а имеет под собой прочную основу в виде повышения производительности.

Даже принимая во внимание все эти предостережения, все равно поражаешься самой мысли о том, что Индия через десять лет может обогнать Великобританию. Это изменит всю систему отношений между нашими двумя странами. Как мы на это отреагируем?

Что же, я считаю, что это прекрасно. Практически случайно я вчера оказался на ланче, на котором выдающийся промышленник из Индии, работающий здесь, с восхищением рассказывал об открытости нашего общества другим индийским предпринимателям, говоря, что по его личному опыту Великобритания является даже более гостеприимной, чем Соединенные Штаты. Это хорошо. Я думаю, что по-настоящему сбалансированные взаимоотношения между Индией и Великобританией принесут большую выгоду обеим странам. И сейчас мы довольно близки к подобному балансу.

Кроме того, сейчас в Великобритании учится больше китайской молодежи, чем в Соединенных Штатах, что должно помочь нам укрепить и без того гармоничные отношения, существующие между Китаем и Великобританией. У нас еще пока не учится столько же молодых индусов, сколько учится в Америке, однако наши университеты в курсе данной ситуации и принимают меры к ее исправлению.

Однако даже те из нас, кто приветствует эти сбалансированные отношения, должны признать, что они сбалансированы больше на макроэкономическом уровне, чем на микроэкономическом.

Так, английские компании не могут покупать индийские или китайские предприятия с той же легкостью, с какой любые иностранные компании могут покупать английские. У этого неравенства есть целый ряд различных причин, также следует отметить, что препятствия, преграждающие путь на индийские рынки, сильно отличаются от препятствий, преграждающих путь на китайские рынки. Кроме того, мы значительно более открыты, чем любая другая европейская страна и даже США. И когда мы продаем компанию иностранным покупателям, мы получаем деньги, которые затем можем реинвестировать либо в Великобритании, либо за границей.

С макроэкономической точки зрения мы выигрываем. От наших заграничных инвестиций мы получаем больше прибыли, чем платим дивидендов иностранцам, инвестировавшим свои деньги в Великобритании. Действительно, наш инвестиционный баланс приносит нам огромные прибыли, без которых у нашего платежного баланса были бы более серьезные проблемы, чем сейчас.

Однако на микроэкономическом уровне имеются основания для беспокойства. Я уверен, что Tata будет хорошо управлять своими инвестициями. Эта группа действительно заплатила хорошую цену. Я слышал, что английские инвесторы, которые пытались перекрыть сделанное этой сталелитейной группой предложение, только покачивали головами, узнав об уплаченной ею сумме. Тем не менее, на каком-то этапе она столкнется с сопротивлением. Вчера я получил письмо, в котором меня просили объяснить: «Какой смысл в привлечении инвестиций извне, если в результате происходит отток прибылей и потеря контроля?» Трудно не признать, что в данном вопросе есть смысл.

Я предполагаю, что главные вопросы заключаются в том, когда и какими темпами остальные страны начнут открывать свои двери перед иностранными инвестициями, и представляет ли контроль над инвестициями, осуществляющийся лондонскими менеджерами по инвестициям, такую же важность, какую представляет контроль над управлением предприятиями, осуществляемый, к примеру, группой Tata.

Позже будет нужно вернуться к этим вопросам. А тем временем, будет интересно посмотреть, что сможет дать Tata компании Corus. Сможет ли эта сталелитейная группа управлять ею лучше? Будем надеяться, что сможет, ибо если прогнозы о развитии индийской экономики верны, то в ближайшие десятилетия мы еще много услышим о смелых индийских предпринимателях и финансистах.