16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
80 просмотров

‘Хромые утки’ ковыляют на обеденный стол истории («The Financial Times», Великобритания)

Некоторые ведущие страны возглавляются сегодня нашими пернатыми братьями. У нас есть дохлые утки, хромые утки и чокнутые утки, каждая из которых продолжает крякать, но прислушиваются к ним все меньше.

Первыми отправятся на съедение Жак Ширак и Тони Блэр. Джордж Буш пока еще ковыляет (не исключено, что в самое пекло новой войны на Ближнем Востоке), Табо Мбеки (Thabo Mbeki) живет в мире собственных фантазий, а Владимир Путин просто отказывается мирно нарезать круги по пруду.

Президент Франции не захотел изящно обставить свой уход. Судя по ряду недавних интервью и комментариев, у него могут быть проблемы с приспособлением к жизни после Елисейского дворца. Между тем, британский премьер-министр выступает по поводу и без повода — почти так же, как 10 лет назад, когда он только переехал на Даунинг-стрит.

Но в его активном участии в государственных делах есть некий шарм. Уроки политического занудства, полученные от Билла Клинтона, некогда бывшего его наставником, сделали свое дело. Он разительно отличается от непроницаемого Гордона Брауна, своего преемника на посту лидера партии.

Когда Блэр с энтузиазмом разглагольствует о реформе национальной системы здравоохранения или образования (но не об Ираке), каждому, кто не живет в Британии, трудно его проигнорировать. Положительное впечатление о нем складывается даже при просмотре фильма Мартина Шина (Martin Sheen) ‘Королева’ (The Queen) о гибели принцессы Дианы вскоре после его вступления в должность премьер-министра.

Между тем, американскому президенту нет отбоя даже от поп-индустрии. В прошлое воскресенье группа Dixie Chicks получила за свой последний альбом несколько наград ‘Грэмми’. Это именно та группа, чья солистка Натали Мэйнс (Natalie Maines) объявила в 2003 г. в Лондоне, что ей ‘стыдно’, что она, как и Джордж Буш, родом из Техаса. В их последнем хите ‘Not Ready to Make Nice’ нет и намека на раскаяние.

Все это было воспринято в штыки провинциальным миром кантри. В их адрес звучали угрозы расправы, их концерты бойкотировались, а диски сжигались. На гневные тирады не скупились правые радиостанции, часто марширующие под барабан администрации Буша. Неудивительно, что ‘цыпочки’ не были даже номинированы на соискание премий фестивалей кантри-музыки в ноябре прошлого года.

Но одно дело Нэшвилл, а другое — Калифорния и Нью-Йорк. Именно здесь решается судьба ‘Грэмми’, а к президенту на обоих побережьях относятся с глубочайшим презрением. Надо думать, неслучайно, что ‘цыпочки’ записали свой триумфальный альбом в голливудской студии (не думаю, что он лучше прежних, но, в конце концов, что я в этом понимаю).

Недавняя кончина действительно великой техаски, журналистки Молли Айвинз (Molly Ivins) тоже задела старые раны в президентской плоти, поскольку никто не вонзал скальпель с такой силой и юмором, как эта непотопляемая леди. А критика со стороны нынешнего демократического руководства Конгресса для него как с гуся (точнее, утки) вода.

Президент ЮАР Табо Мбеки (Thabo Mbeki) тоже кажется невосприимчивым к заботами простых смертных. Похоже, это не играло особой роли во время его первого срока, даже когда он пытался опровергнуть общепринятое мнение о причинах и последствиях ВИЧ/СПИД. Эффективная экономика и быстрый рост небелого среднего класса были его лекарством от большинства болезней.

Теперь эта отстраненность становится проблемой, и элиты ЮАР относятся к нему так, как будто он Блэр или Буш. Его безразличие к новой вспышке преступности, свидетельством которой стало убийство известного историка, даже привело к тому, что ведущий южноафриканский банк обещал профинансировать кампанию СМИ против преступности, а затем отказался от нее под давлением правительства.

В своем обращении к нации в прошлую пятницу он почти признал существование проблемы, но, как сказал один мой южноафриканский приятель, ‘без убежденности и лишь будучи вынужден сделать это’. Так же и голосование ЮАР в Совете Безопасности ООН против введения санкций в отношении Бирмы было тем, что Нельсон Мандела наверняка бы никогда не поддержал. Ханжеские официальные объяснения в том духе, что важно следовать примеру Азии, не скроют реальность, которая такова, что положение Манделы Бирмы Аун Сан Су Чжи остается тяжелым. Подлинным борцам за демократию не нужны такие друзья-конъюнктурщики.

Мбеки уйдет со своего поста через пару лет, но это еще не делает его ‘хромой уткой’. Возможно, он захочет возглавить Африканский национальный конгресс, и будет крякающим кардиналом у следующего правителя. Однако это ему, возможно, и не удастся, что станет подтверждением прочности южноафриканской демократии.

Владимир Путин тоже теоретически приближается к окончанию своего президентского срока, но тут все не так просто. Он разобрался с внутриполитическими делами и теперь с удовольствием мутит воду в международном пруду. В том, что в прошлые выходные он выступил с резкой критикой в адрес односторонней внешней политики США, нет ничего необычного, но когда говорит президент России с парой боеголовок и богатыми запасами нефти, мир слушает его слова внимательнее, чем, скажем, прощальную речь Жака Ширака.

Итак, вот они, наши утки, выстроенные в ряд и не особо аппетитные. Но ведь у нас еще будет Обама а-ля Руаяль, гуляш из Хиллари, а то и шотландский хаггис с икрой, вымоченный в южноафриканском вине.