16+
Новости:
5 Февраля 2007 года, 00:00
48 просмотров

Кирилл Танаев: Ни Абхазия, ни Цхинвальский регион де-юре не являются территорией России («Georgian Times», Грузия)

После обретения Грузией независимости грузино-российские отношения никогда не были сладкими. А кульминации обострение достигло в конце прошлого года. Что и кто были причиной этого и следует ли в дальнейшем ожидать положительных сдвигов в грузино-российских отношениях? Об этом ‘Джорджиан таймс’ побеседовала с российским политологом, директором ‘Фонда эффективной политики’ Кириллом Танаевым.

— Кирилл Валерьевич, как вы думаете, чем вызвано крайнее обострение грузино-российских отношений в минувшем году?

— Прошлогодние российско-грузинские отношения нормальными, действительно, не назовешь. Но вместе с тем, хочу добавить и то, что отношения между русским и грузинским народами остались по-прежнему такими же теплыми и добрососедскими, какими были и раньше.

— Но вы не можете отрицать того, что экстрадиция грузин из России производилась именно по национальному признаку. Нескольких человек по этой причине даже убили.

— Эти известные перегибы, к сожалению, являются ‘творчеством’ административных органов и не представляют позицию русского народа. Это, во-первых. Во-вторых, что касается главной причины обострения отношений, — то это политика властей Грузии, направленная на то, чтобы решить проблемы Абхазии и Цхинвальского региона силовым путем.

— В чем это выражается? Со стороны властей Грузии никакое силовое давление не имело места?

— Был такой министр по фамилии Окруашвили. Разве грузинская сторона не наращивает свои вооруженные силы в ущелье, в зоне осетинского конфликта? Сейчас вы должны доказать, что подобная политика не будет продолжаться.

Напряженность там существует. Необходимы практические шаги для разрядки ситуации. Считаю, что это и есть те принципиальные проблемы, которые вызвали напряженность в российско-грузинских отношениях. По-моему, для разрядки напряженности необходимо искоренить эти проблемы.

— Не могу согласиться с вами, что грузинская сторона наращивает свои вооруженные силы в конфликтных регионах. Тем более, что сейчас Окруашвили уже не министр. Могут ли эти новые реалии сыграть положительную роль в грузино-российских отношениях?

— Некоторые шаги уже сделаны в наступившем году. К примеру, Россия возвратила в Грузию своего посла. С моей точки зрения, это означает начало определенного диалога. Другой вопрос, что подобные действия должны быть встречными с обеих сторон. Сегодня отношения между Россией и Грузией доведены до нуля. Теперь это — чистый лист, и отношения нам надо начинать заново.

— Правда, посол возвратился, но сообщение не восстановлено, экономическая блокада не снята. Пока эти вопросы не будут решены, возвращение посла — лишь мираж и ничего больше.

— Наверное, так, но я все же думаю, что основной вопрос — все же конфликтные зоны. Я не наблюдаю детально за ходом грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, поэтому не могу сейчас сказать, в какой стадии они находятся, но думаю, что они представляют значительный фактор. Высказывания и позиция грузинской стороны в отношении России крайне резкие. До последнего времени на них не реагировали, но сколько можно терпеть?!

— Со стороны ваших властей антигрузинских высказываний тоже больше чем достаточно…

— По-моему, со стороны России не было таких грубостей, резких высказываний, связанных с национальностью или в адрес руководящих лиц.

— Были, могу привести и примеры. Но оставим в стороне высказывания. Государственная Дума на последней сессии минувшего года приняла постановление, которым почти признала независимость Абхазии и Цхинвальского региона. Интересно, как бы отреагировала Россия, если бы Грузия приняла подобное постановление в отношении Чечни?

— Хочу сказать, что в данной ситуации есть определенные реалии, которые каким-то образом должны быть решены. Не секрет, что большинство населения Абхазии и Цхинвальского региона — граждане России.

— А вам известно, как они стали гражданами России?

— Знаете, не могу точно сказать, как это произошло.

— Зато мы можем дать вам точную информацию о том, что гражданство они получили незаконным путем.

— Поскольку гражданство России им предоставлено официально, значит, получили они его законно. Даже не сомневаюсь, что те органы, которые это осуществляли, действовали по закону. Это данность, с которой надо считаться.

— Выходит, что, с одной стороны, Россия признает территориальную целостность Грузии, а с другой, — считает своими эти территории. Насколько оправдан такой подход к данному вопросу?

— Знаете, ни Абхазия, ни Цхинвальский регион де-юре не являются территориями России. Это первое. И второе: я считаю, что вопрос территориальной целостности охватывает и сторону его внутригосударственной организации. Но, насколько мне известно, в Грузии, в политических дискуссиях проблема предоставления Абхазии и Цхинвальскому региону широкой автономии серьезно не рассматривается.

— Что вы говорите, как не рассматривается?!

— Во всяком случае, нам об этом ничего не известно. Считаю это очень важным вопросом. Очевидно и то, что грузинский политический режим не сладок, как сахар. Демократическим его считают только граждане Соединенных Штатов Америки. Впрочем, они и режим Ирака считают демократическим.

— И российский политический режим тоже не сладок, как сахар. Разве российское руководство представляет демократические силы?

— Знаете, что? Мы ведь не обсуждаем вопрос по принципу: ‘Ты сам дурак?’ По нашему мнению, политический режим Грузии очень далек от демократических стандартов. Возможно, тем людям, кто живет в Абхазии и Цхинвальском регионе, хотелось бы жить в демократическом грузинском государстве, но таким государством Грузию они не видят.

Они видят только жесткую риторику в свой адрес. Тех, кого они избрали демократическим путем, у вас называют бандитами, и тот уголок, где они проживают, намереваются очистить от них. Думаю, все происходящее порождает у многих людей страх и недоверие.

— Кирилл Валерьевич, что должно быть сделано со стороны как России, так и Грузии, чтобы наши отношения стали нормальными, человеческими?

— Необходимо сформировать повестку дня относительно российско-грузинских отношений. Надо признать, что сегодня российско-грузинские отношения из-за ряда обстоятельств не являются приоритетными для России. Их развитие зависит от дальнейшей активности обеих сторон. Поэтому, думаю, единственный путь — это переговоры.

Они должны проводиться так, чтобы был найден общий язык. Глубоко убежден, что между русским и грузинским народами проблемы не существует. Отношения между ними нормальные, человеческие. Но с грузинским государством проблемы есть. И это, разумеется, в определенной степени и проблема Грузии. Поскольку вы избрали такое руководство, то теперь так и живите.

_________________________________

Грузия прибегнет к стратегической уловке в отношениях с Россией («Евразийский Дом», Россия)