16+
Новости:
7 Февраля 2007 года, 00:00
48 просмотров

Когда и кто сформирует правительство Сербии?

После выборов в Скупщину в Сербии наступил ответственный период формирования нового правительства. Теоретически реформистские силы располагают большинством – у Демократической партии (ДС) президента Бориса Тадича 64 мандата (из 250), у Демократической партии Сербии (ДСС) премьер-министра, ныне возглавляющего «технический» кабинет Воислав Коштуницы – 46, у партии Г–17+ – 16 и у либерально-демократической коалиции четырех партий – 15. В то же время Сербская радикальная партия (СРС) Воислава Шешеля – Томислава Николича – 81, хотя и появляется крупнейшей партией, имеет только треть мест, а наследники Слободана Милошевича – Социалистическая партия Сербии (СПС) –16. Еще несколько мест досталось партиям, представляющим национальные меньшинства.

Казалось бы, реформистское большинство налицо. Однако не все так просто. На процесс создания нового правительства сильнейший отпечаток накладывает то обстоятельство, что именно сейчас определяется статус Косово, и ни одна из политических партий не хочет брать на себя ответственность за вполне очевидный фактический выход Косово из-под суверенитета Сербии. А именно это предлагает обнародованный 2 февраля план финского посредника Марти Ахтисаари.

Коалиция с радикалами принципиально невозможна ни для одной из четырех реформистских партий, да они и сами отказываются от любых переговоров в расчете на абсолютную победу на следующих (очередных или внеочередных – это вопрос) выборах, которые пройдут, как они надеются, в условиях роста националистических настроений под влиянием утраты Косово. Единственный возможный союзник – их бывший «патрон» СПС — не в состоянии обеспечить радикалам правящее большинство.

Представляется, что на карте великосербского национализма и чувстве утраты Косово решил сыграть и Воислав Коштуница со своей партией. Именно так наблюдатели расценивают его требование о том, чтобы платформа нового правительства исходила прежде всего из требования прекращения дипломатических отношений с любой страной, которая признает независимость Косово. ДСС все больше эволюционирует в сторону этнического национализма и скоро единственным свидетельством ее принадлежности к демократическому останется соответствующее слово в названии партии. Пока это представляется чисто тактическим ходом, направленным на то, чтобы добиться проведения новых внеочередных выборов, на которых лидер ДСС рассчитывает получить большее количество голосов.

Однако эта ставка Коштуницы вполне может оказаться битой, и он не только не выиграет, но и крупно проиграет. Дело в том, что единогласно принятая осенью 2006 г. прошлым составом Скупщины резолюция по Косово представляет собой компромисс на основе позиции Радикальной партии. И ужесточить ее трудно. Если предложение Коштуницы было бы реализовано, это поставило бы крест на всех попытках Сербии наладить отношения как со странами ЕС и США, так и с соседями Сербии, и ввергло бы страну в практически полную изоляцию даже со стороны тех государств, которые и не помышляют о признании независимости Косово. Фактически своим предложением Коштуница продемонстрировал, что он все больше и больше сближается с радикально-националистическим крылом политического спектра Сербии.

В его действиях есть и сугубо личный расчет – сохранить за собой кресло премьера. Но амбициозность и близорукость могут дорого обойтись Коштунице. Реформистский избиратель легко разочаровывается, и значительная часть может не прийти на новые выборы. А высокая явка выгодна реформаторам. Выдвинув подобное предложение, Коштуница ясно показал, что, выбирая между СРС и ДС, он выбрал РС. Часть голосов ДСС неизбежно отойдет к радикалам, часть – к ДС или Г-17. ДСС, конечно, войдет в парламент, в отличие от партии Вука Драшковича, также пытавшегося соединить национализм с демократической риторикой, и потерпевшей поражение на последних выборах, но рискует существенно ослабить свои позиции. На новых выборах потерять могут и остальные реформистские партии – ДС, Г-17+ и либерально-демократическая коалиция. Такова будет цена притязаний Воислава Коштуницы на премьерство.

По сути, Коштуница в случае срыва переговоров о создании демократического правительства может вымостить дорогу к власти радикалам. В случае, если правительство сформирует СРС, резко усложнится внутриполитическая ситуация в Сербии и ослабнут ее внешнеполитические позиции.

Впрочем, как полагают аналитики в Белграде, сейчас в наиболее выгодной позиции находится президент Борис Тадич, который не отказывается от диалога ни с лукавыми партнерами по переговорам, ни с националистической оппозицией, ни с Марти Ахтисаари, ни с представителями других государств. На назначенной на 5 февраля встрече президента с представителями всех парламентских партий и коалиций, Тадич сможет предложить и от своего имени, и от имени ДС свой собственный план действий. Тем самым будет поставлена под вопрос инициатива Коштуницы о платформе правительства и радикалов о новой резолюции Скупщины. Все это может принести Тадичу и его демократам политическую инициативу и политическую выгоду. А это должно сказаться и на выработке позиции Сербии по Косово, и на формировании нового правительства. А это положительно скажется и на финансово-экономической ситуации в стране, поскольку инвесторы не любят неопределенности. Если же в течение трех месяцев после объявления официальных итого выборов правительство сформировано не будет, тогда в течение двух месяцев по Конституции Сербии должны состоятся новые выборы.

07