16+
Новости:
1 Января 2006 года, 00:00
28 просмотров

Конец постсоветского пространства

По его мнению, на фоне резкого ослабления СНГ возрастает роль других региональных организаций, среди которых особое внимание следует обратить на ОДКБ.


— Россию и другие государства, возникшие после распада СССР, привычно называют постсоветским пространством. Что сейчас происходит в целом с этим макрорегионом?

— На мой взгляд, мы являемся свидетелями конца постсоветского пространства. Происходит эрозия геополитического образования, которое осталось после распада Советского Союза и просуществовало как относительно устойчивая конструкция следующие 15 лет. Но теперь наступил новый временой разлом, и целый ряд стран — Грузия, Украина, Молдавия, Узбекистан — в разной пропорции и в разных направлениях выходят из бывшего постсоветского пространства, создают политические и экономические альянсы с государствами, никогда не входившими в СССР, — такими как Иран, Турция, странами Евросоюза.

Уже сейчас пограничная миссия ЕС активно действует на границе Приднестровья и Украины, дипломаты ЕС выступают посредниками в урегулировании ряда кавказских конфликтов, повысилось дипломатическое и военное присутствие США, стран НАТО в Центральной Азии, ряд постсоветских стран вступили в Шанхайскую организацию сотрудничества. В результате начинает складываться новая конфигурация интеграции, внешние границы новых интегративных объединений не совпадают с рубежами бывшего СССР, далеко выходят за их пределы, а также накладываются друг на друга.

При этом Россия сохраняет за собой лидерство лишь в одной-двух структурах — прежде всего, в Организации Договора о коллективной безопасности, в которой состоит сейчас 6 государств. ОДКБ концентрируется на проблемах военно-политической интеграции, коллективной обороны и борьбы с новыми угрозами и вызовами. Именно в обращении к сфере так называемой «мягкой безопасности» — борьбе с наркоторговлей, нелегальной иммиграцией, стабилизации регионов этнических конфликтов — состоит специфика ОДКБ, организации, которая не хочет походить на Варшавский договор времен Холодной войны, военный блок старого типа, но имеет хорошие шансы, чтобы на деле стать организацией XXI века, которая имеет прочные контакты с ООН, ОБСЕ и выступает в качестве одного из основных регуляторов конфликтов на территории новых независимых государств.

— Что могла бы почерпнуть ОДКБ из опыта других региональных структур, влияние которых в последние годы в мире заметно повышается?

— В целом ряде регионов — и в Азии, и в Африке, — есть сильные и опытные региональные организации, действующие уже на протяжении десятилетий. Они развили практику наблюдательных миссий, миссий по установлению фактов, посреднических, дипломатических миссий, превентивного развертывания своих войск в районах конфликтов. Если обратиться хотя бы к Африканскому континенту, мы увидим и опыт введения войск семи государств в Центрально-Африканскую республику, и участие Африканского союза в операциях в Конго, Южном Судане. По крайней мере четыре региональные организации на Африканском континенте на практике участвуют в урегулировании целого ряда конфликтов. Такие же интересные опыты есть и в Азии, и в Латинской Америке.

ОДКБ, которая является еще молодой организацией, достаточно быстрыми темпами набирает миротворческий потенциал — принята концепция создания миротворческих сил, идет наработка опыта в рамках Коллективных сил быстрого развертывания для Центрально-азиатского региона. В этой работе, наверное, правильно было бы изучить и опыт деятельности Центра по предотвращению конфликтов ОБСЕ в Вене, и практику работы Международной группы по урегулированию кризисов, которая ведет мониторинг конфликтов более чем в 60-ти странах. Опыт других региональных организаций — только на пользу ОДКБ.

— Урегулированием каких региональных конфликтов, на ваш взгляд, могло бы заняться ОДКБ?

— Стабилизация на таджикско-афганской границе является, несомненно, задачей в зоне ответственности ОДКБ. Ситуация к северу от афганской границы реально контролируется именно странами ОДКБ, именно там дислоцируются и проводят учения Коллективные силы быстрого развертывания, в то время как к югу от этой границы — зона ответственности НАТО, которая, по мандату ООН, отвечает за постконфликтную реконструкцию Афганистана. Необходимо взаимодействие этих двух организаций и, возможно, получение со стороны ОДКБ мандата ООН на стабилизацию в районе таджикско-афганской границы.

Беседовал Владислав Краев, ИА «Росбалт»

Источник: Росбалт