16+
Новости:
8 Февраля 2007 года, 00:00
44 просмотра

Контакты ‘холодной войны’ («The Washington Times», США)

В 1983 году сенатор Эдвард Кеннеди (Edward M. Kennedy) предложил Советам помощь в организации широкой пиар-кампании в Соединенных Штатах. По его замыслу, пропагандистская атака должна была подорвать позиции президента Рейгана и его политики — той самой политики, которая в конце концов позволила завершить ‘холодную войну’ и снизить вероятность всеобщего ядерного уничтожения. В этом Кеннеди обвиняет Пол Кенгор (Paul Kengor) в свеой книге «Крестоносец: Рональд Рейган и падение коммунизма» («The Crusader: Ronald Reagan and the Fall of Communism»).

Эта книга — не единственный подобный труд: есть еще много исследовательских работ таких авторов, как Герб Ромерстайн (Herb Romerstein), Евгения Альбац, Владимир Буковский, Павел Строилов. . . Все они в один голос говорят, что Кеннеди считал любые проявления плохих отношений с Советским Союзом исключительно виной Рейгана, а все слова о советской военной угрозе называл просто чепухой. В их работах подтверждаются выводы, сделанные еще бывшим историком КГБ Василием Митрохиным, тайно скопировавшим секретные дела из архивов КГБ и опубликовавшим их после распада Советского Союза.

В его работе и других документах, всплывающих из хранилищ КГБ, указывается, что, видя популярность, которую обретает Рейган благодаря экономическому росту в стране, Кеннеди также видел, что демократам становится трудно критиковать политику власти. Поэтому, как пишут исследователи, Кеннеди посчитал, что единственное слабое место Рейгана — внешняя политика, и решил обратиться за помощью к Советам. Единственное, что ему оставалось сделать — добиться, чтобы его и Демократическую партию услышал генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза.

Также во множестве статей утверждается, что весь этот заговор — не только против Рейгана, но и против Америки — отнюдь не был делом рук одного человека по имени Кеннеди. Например, упоминается поездка в Москву сенатора-демократа от Калифорнии Джона В. Танни (John V. Tunney), во время которой он от имени Кеннеди встречался с представителями КГБ. Кроме того, Кристофер Эндрю (Christopher Andrew) и Василий Митрохин пишут в книге ‘Щит и меч’ («The Sword And The Shield»), что КГБ начал операцию по проникновению в окружение Кеннеди, Рэмси Кларка (Ramsey Clark) и других лидеров Демократической партии еще в 1975 году, и что агентам удалось завербовать КГБ одного из активных членов партии, который впоследствии передавал Советам информацию о ее руководстве, в том числе и о президенте Джимми Картере (Jimmy Carter).

Кстати, о Картере. Как пишет Джон Бертис (John Burtis) из агентства Canada Free Press, в 1979 году Кеннеди работал и против него. По словам Бертиса, Кеннеди предложил Москве свою помощь после того, как Картер выступил с жесткой критикой советского вторжения в Афганистан. Чарльз Данн (Charles Dunn), декан Робертсоновской школы государственного управления (Robertson School of Government) христианского университета Regent University, назвал подобную подрывную деятельность «явным нарушением Конституции Соединенных Штатов, деятельностью, наносящей ущерб президентской власти’.

Поневоле задаешься вопросом, насколько правдивы все эти обвинения? Мог ли сенатор Соединенных Штатов, брат любимого всеми президента, вступить в заговор с Советами и пойти против собственной страны? Работы Митрохина, Кенгора, Ромерстейна и других специалистов если не прямо подтверждают все эти предположения, то по крайней мере значительно добавляют им правдоподобия.

При анализе этой информации очень важно понимать, как в годы ‘холодной войны’ действовали СССР и КГБ. Советский КГБ (то есть ‘Тайная полиция’) всегда работал очень плотно и тщательно: все, кто приезжал в Москву из-за границы — особенно если речь шла о важной персоне — могли быть твердо уверены, что за ними следят постоянно и везде и записывают не только на аудио-, но и на видеопленку, причем ‘везде’ — это не только на встречах и в частных беседах, но и в спальнях, и даже в ванных комнатах и туалетах. Кроме того, советские спецслужбы мастерски пользовались любой попавшей к ним в руки информацией для манипулирования жертвой или ее прямого шантажа. Фактически, пребывание в Москве полностью переворачивало ‘правило Миранды’: все, что было сказано или сделано кем бы то ни было в Москве, не только могло быть использовано, но и зачастую на самом деле использовалось против них. Правда, не в суде.

Есть информация о том, что после ухода Рейгана в отставку Танни заявлял, что действительно поддерживал контакты с Советами, причем от лица не только Кеннеди, но и некоторых других сенаторов. Таким образом, возникает вопрос — не поступало ли в адрес КГБ предложений от кого-либо из руководителей Демократической партии вместе работать против Рейгана? И если так, то не могли ли их потом шантажировать этим и заставить и на других фронтах работать на КГБ и против Америки? Сколько политиков-демократов влезли в это и впоследствии подверглись шантажу? И, наконец, если их в свое время контролировали советские спецслужбы, не ‘влияют’ ли на них сегодня спецслужбы российские?

Вопросы, безусловно, интересные и важные. В политически заряженной атмосфере, которая сформировалась сегодня в Вашингтоне, любое зарубежное влияние на американского политика может обернуться страшными последствиями. Поэтому, если во всех этих документах есть хотя бы слово правды, некому сенатору от Массачусетса — как и другим политикам, запятнавшим свое имя — придется уйти в отставку. В противном случае они должны быть вышвырнуты из Сената и Конгресса.

Джон Смитпсевдоним отставного аналитика ЦРУ.

____________________________________________

Сотрудничество Кеннеди с КГБ («The Washington Times», США)