16+
Новости:
6 Февраля 2007 года, 00:00
60 просмотров

КПРФ не готова нервно дергаться

Иван Мельников, первый зампред ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы:

— У нас действительно достаточно жесткая позиция по российско-белорусскому конфликту. И в определении своей позиции мы руководствовались одним — интересами российского народа. Мы считаем, что та линия, которую Москва заняла в вопросе цен на газ, что и привело к обострению отношений с Минском, — это предательство нашего верного союзника, Белоруссии. Не Лукашенко. А целого братского государства, отношения с которым стратегически важны и исторически дороги российскому народу.

В последние дни в подконтрольных Кремлю СМИ появилось немало публикаций, в которых на КПРФ сыплются немыслимые упреки. Начиная с того, что мы заняли антироссийскую позицию, и заканчивая тем, что чуть ли не финансируемся со стороны Лукашенко. Ответственно заявляю: первое свидетельствует о полном непонимании заказчиков антикоммунистической кампании вопроса ‘что такое национальные интересы России в отношениях с Белоруссией’. Второе — просто фантазии и клевета.

Нам просто смешно слышать, что КПРФ якобы отказывает государственному Газпрому в праве извлекать из экспорта ресурсов законную прибыль, которая потом возвращается в казну для социальных проектов. В праве таком никто не отказывает. Но на то и есть любое право, чтобы с умом им распоряжаться. Мир куда сложнее, и краткосрочная нажива может обернуться боком в плане долгосрочных государственных интересов.

Мы уверены, что диктат ‘Газпрома’ — это не политика защиты национальных интересов России. Это рука российской олигархии, которая проявила суть ‘капитала’ — в любой ситуации, рано или поздно, получать максимальную прибыль. Видимо, такой момент наступил. И уж точно, меньше всего они думают о социальных проектах. Было бы так, средства Стабилизационного фонда использовались бы для вложений в отечественную экономику и социальную сферу, а не для закупки ценных бумаг зарубежных стран под низкие проценты, превращая таким образом наши деньги в выгодные кредитные ресурсы иностранных государств.

Пусть кто-то доказывает, что подоплека иная. Это их — мнение. А наше мнение — именно такое, что Россия в данном случае выступает не как государство, а как большая финансово-сырьевая компания-манипулятор. Эта ‘компания’ сделала неловкую попытку разыграть белорусскую карту в своих интересах, в том числе внутриполитических, да еще и крайне глупо выставила себя на международной арене, фактически укусив себя за хвост.

Мы против такой роли для нашей страны в отношении дружественного соседа. Ведь стратегически — это путь к поражению. К поражению России в более глобальном и масштабном противостоянии с НАТО, с экономическим нажимом транснациональных корпораций, с правительствами государств, не желающих видеть нашу страну сильной и конкурентоспособной. Кто-то сомневается, что все эти угрозы существуют?

Сегодня уже очевидно: ‘под ковром переговоров’, за кулисами картинки телеэкрана Кремль объясняет, что отношение к Белоруссии будет ‘особым’ только в том случае, если Минск подчинится политически, войдет в Союз так, что фактически станет одной из областей России. Но надо же понимать, что это для них — неприемлемо. И стоит ли ради утопичной, ‘амбициозной’ и эгоистической идеи рушить то, что есть? Ведь и в сегодняшней ситуации для особого, а не ‘рыночного’ отношения есть масса причин. Белоруссия уже оказывает полную военную поддержку России, является союзником в самом широком спектре внешнеполитических вопросов. Почему-то в ситуации с непризнанными республиками — Абхазией и Южной Осетией, которые стремятся в состав России, мы робко оглядываемся по сторонам и вспоминаем про международное право. А с Белоруссией — настоящие ‘ястребы’. В чем же дело?

Только в одном — администрация президента России хочет все больше и больше навязать свою волю нынешнему руководству Белоруссии, надавить. Во многом это давление связано с личными взаимоотношениями руководств наших стран, которые не идут друг другу на уступки в строительстве Союзного государства. Мы же считаем, что есть масса резервов для того, чтобы объединение прошло на основаниях, не ущемляющих суверенитет Белоруссии.

И я уверен, позиция КПРФ верная и поддерживается большинством российских граждан. Именно поэтому нас так обильно поливают грязью и именно поэтому по телевидению российское правительство все эти дни ‘замаливало грехи’, пытаясь отыграть назад и сделать хорошую мину. В политике, кроме пересчета денег, должны быть нравственные категории. И в данном случае конфликт с Минском — примерно то же самое как ‘сорваться’ на близком человеке в момент, когда у тебя самого что-то не ладится. Но корни российских проблем совсем не в трубах, которые идут в Белоруссию.

Что касается встречи Геннадия Зюганова с Александром Лукашенко, то она логична. Произошедший конфликт показал, что КПРФ — объективно единственная политическая сила в нашей стране, готовая не эмоционально и сиюминутно дергаться вслед за нервной реакцией отечественных министерств, а взвешенно посмотреть на ситуацию и стать опорой для того, чтобы горячие головы не наломали дров. Чем-то мы жертвуем, вступая по этому вопросу в жесткую полемику с Кремлем. Но в своей правоте — убеждены. И встреча Лукашенко и Зюганова была посвящена как раз обмену позициями и желанием обоих сторон показать российской власти ту ниточку, за которую надо цепляться ‘выруливая’ после ряда непродуманных решений. А заявления президента Белоруссии понять можно. В КПРФ не считают, что в комплексе вопросов ‘сближения’ во всем виновата российская сторона. Но в таких вопросах обычно виноват тот, кто сильнее. А потому именно на России — особая ответственность’.