16+
Новости:
21 Февраля 2007 года, 00:00
34 просмотра

Кризис подкрался незаметно

До парламентских, а тем более президентских выборов остается еще много месяцев, но политологи и социологи уже активно составляют прогнозы развития внутриполитической ситуации в России на ближайшие два года. Этим тенденциям и перспективам посвящался недавний круглый стол Ассоциации политических экспертов и консультантов (АсПЭК). Большинство участников дискуccии полагают, что будущее страны весьма тревожно.

По мнению доктора исторических наук, эксперта «Горбачев-фонда» Валерия Соловья, нынешний год будет довольно спокойным, однако именно сейчас «будут заложены и развиты тенденции, которые после принесут серьезные потрясения для России». Политолог отметил, что в массовых настроениях «происходят очень серьезные изменения», в частности, «колоссальный рост агрессивности, резкий рост тревожных ожиданий». Причем никакой корреляции с экономическими или социальными факторами нет: экономика и социальная среда выглядят достаточно стабильными, имеют запас прочности, «но массовое впечатление – чудовищное, вне зависимости от социальных групп». Психологи предполагают, что люди «боятся крови, которая прольется».

Характерно, что эти настроения — не плод последнего времени: впервыеони проявились еще два года тому назад, и с того момента развиваются по нарастающей. По мнению эксперта, «есть ощущение глубокого кризиса, хотя все структурные факторы – не кризисные». Значение последних — в том, что «они откроют дорогу канализации этой агрессивности против власти».

К таким факторам политолог отнес «катастрофическое снижение управляемости страной». «Такое ощущение, что частью элиты Путин уже списан, и стратегия выстраивается помимо него и без него», — констатировал Соловей. Второй фактор – борьба элит, которая «будет транслироваться «вниз». Элитные группы, считает эксперт, будут вынуждены обращаться к массовой поддержке, тем самым накапливающаяся массовая агрессия «получит легитимацию, получит канал». Третий фактор – самоубийственный для власти – легализация темы русского национализма.

В течение этого года «будут созданы условия для того, чтобы структурные факторы в конце концов проломили еще остающиеся барьеры, пленку, которая еще покрывает массовую агрессию — а потом эта агрессия прорвется», резюмировал Валерий Соловей. По его мнению, результатом будет не революция, для которой нет никаких условий. Все произойдет «по сценарию Русской Смуты, то есть по совокупности множества различных конфликтов различной степени интенсивности и масштаба, которые с разной плостностью охватят всю страну». «Но это будет происходить уже за рамками 2007 года», — «успокоил» собравшихся политолог.

Действительный государственный советник в отставке, экономист Михаил Хазин сконцентрировался на экономической составляющей внутриполитической ситуации. По его мнении, в экономике сейчас достаточно много серьезных проблем, потому что фактически продолжается политика Чубайса-Алексашенко 1996-98 гг. В России резко растет инфляция – соответственно, происходит быстрое падение производства. «Не исключу, что по итогам прошлого года его можно оценить как —5%, причем частично это именно спад, а частично — «уход в тень», — отмечает эксперт. По его мнению, проиходит «смычка» организованной преступности «со всей экономикой вообще».

Прибыль вывозится, а российские банки «перестают играть роль не только кредитного института, но и института, обеспечивающего денежный оборот, потому что все большая и большая часть оборота происходит по оффшорным счетам». В России «колоссально растет импорт и вытесняется отечественное производство». Экономист не удивляется пессимистическим настроениям россиян. При этом «и у гаранта Конституции, и у его ближайших сотоварищей есть четкое ощущение, что экономический кризис может не позволить более-менее осторожно пройти через 2008 год, потому что западная позиция уже четко понятна и ясна – делегитимизация выборов и шантаж любого человека, оказавшегося на президентском посту».

Нынешняя ситуация, считает экономист, принципиально отличается от ельцинской тем, что «сегодня не существует ни одного государственного института, который бы не контролировался либералами», и «эта ситуация во многом катастрофическая, потому что нет абсолютно никакого понимания, насколько все серьезно». Профессионализм кремлевской команды вызывает сомнения. «Невозможно дать команду что-то сделать, потому что неадекватна информация, на основании которой дается команда, неадекватна команда, причем как реальной ситуации, так и информации, которая пришла, тем более неадекватны действия, — говорит экономист. — Меры, которые могли бы при 8% инфляции уменьшить ее до 5%, сделают тридцатипроцентную инфляцию 40%-й».

Прогноз неблагоприятен: России «не избежать очень сильного экономического кризиса — вопрос только в том, состоится он до выборов или сразу после». Но это лишь составляющая нового вектора. «Я думаю, что речь идет не просто о резком усилении авторитарной тенденции, а о прямой диктатуре, которая первое время будет заниматься подавлением стихийных и прочих выступлений, — резюмировал Михаил Хазин. — А они неминуемо будут, потому что в условиях кризиса система соцподдержки не работает».

С Хазиным не согласился с ним госсоветник I класса, экономист и политолог Олег Григорьев. По его мнению, проблемы в экономике есть, и очень серьезные, но и запас прочности определенный имеется. Поэтому кризиса в ближайшее время не будет.

Президента же, считает эксперт, заботит совершенно другой вопрос — как обеспечить себя при следующим президенте (который, безусловно, будет избран с подачи Путина). Поэтому игра в «угадай преемника» будет тянуться еще достаточно долго, предположил политолог. Он высказал свои соображения о том, «почему у народа и у элиты нервы напряжены гораздо серьезнее, чем в 1999 году». Тогда, считает Григорьев, даже если бы Ельцин не назвал наследника, существовали фигуры – к примеру Евгений Примаков или Григорий Явлинский – которые, по общему мнению, были способны управлять страной. Сегодня таких людей в публичном пространстве нет.

Доктор философии и социологии, директор Института исследования экстремальных процессов Игорь Сундиев обратил внимание на то, что за последние годы в социально-политической среде произошли «очень качественные изменения». «Если брать уровень пассионарности населения за последние пять лет, то у большинства он стремительно приближается к нулю, — пояснил Сундиев. — Это не значит, что активность вообще ушла в ноль. В большинстве своем мы наблюдаем классическую аутоагрессию, как она описана в психиатрической литературе».

Так, одним из параметров пассионарной активности является экстремизм, но «визг по поводу заполнения экстремистами всей нашей необъятной родины ничего реального под собой не имеет». «Нет у нас такого вала роста экстремизма, нет вообще, – указал Игорь Сундиев. — Он есть в СМИ, он есть в Интернете, если очень постараться, благодаря поискам экстремизма можно получить по физиономии в любом уголке нашей родины — но не более того». Одновременно немотивированная агрессия становится основным стимулом всех насильственных преступлений. Как и полвека назад, большинство их «совершается на почве семейно-бытовых отношений, отягощенных алкоголем, однако сейчас к этому добавляется агрессия, которая идет примерно с младшего школьного возраста, что нетипично для всех нормальных государств».

Кроме того, появляются новые, совершенно неожиданные пласты смертности населения. По данным, приведенным Сундиевым, любые выборы и крупные теракты всегда сопровождаются повышенной смертностью, суицидами, ростом «хроники». Количество немотивированных смертей после Беслана составило в сентябре 2004 г. около 30 тысяч человек. По мнению эксперта, в этом виновата информационная политика. «Посмотрим качественный состав новостных программ, которые смотрит большая часть населения. Человека со здоровой психикой они вгоняют в депрессию очень быстро. А если психика уже отягощена? Если человек не получает выхода для своей энергии, то первый этап – это аутоагрессия, а потом – немотивированный взрыв в самый неподходящий момент», — убежден Сундиев.

«Русское общество уже в третий раз – ранее это было накануне революции 1917 года и в 1990-1991 годах — входит в очень плохую психическую форму, — соглашается Валерий Соловей. — Вопрос в том, обрушатся ли последние барьеры и по какому руслу пойдет эта агрессия». Игорь Сундиев, в своб очередь, добавил, что, в отличие от предыдущих двух, нынешняя ситуация совершенно другая – она искусственная. В нагнетании аутоагрессии повинны как бесконтрольное использование информационных технологий, так и порочная структура российской экономики, около 70% которой функционирует в «сером» и «черном» режиме. «Мы имеем дело с населением, большая часть которого доведена до уровня психического больного, — констатировал Сундиев. – И с экономикой, которая имеет совершенно авантюрный характер».

Глава группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин настроен не менее песииммистично, но до 2008 г. никаких серьезных кризисов и катастроф он не ожидает. «Во-первых, если что и возникнет — деньгами «замажут», а во-вторых, снизу нет никакого демографического давления. Стариков становится все больше и больше, молодежь будет остро востребована на рынке труда – у нее будет возможность заработать немалые деньги», — убежден он. Политолог считает, что единственным «боевым классом» могут быть только пенсионеры, «объем которых и злобный настрой со временем будут только увеличиваться». Он также согласен с тем, что население решает проблему накопления критических настроений с помощью аутоагрессси: «Люди спиваются, скуриваются, скурвливаются, а на улицу – нет!».

Орешкин считает, что президентские «достижения» – экономические, внешнеполитические, социальные — виртуальны, «просто народу и элитам требуется время для того, чтобы осознать, что король-то голый». Результатом прозрения, полагает эксперт, вряд ли станет «народное восстание и реки крови – скорее, активное вымирание или убегание». Однако все это случится уже после президентских выборов: «До» они все зубами удержат, а вот после 2008-го наследнику достанется разгребать».

Политолог Владимир Горюнов призвал не сводить все причины удручающего психического состояния россиян только к направленности информационных потоков. «Сложившаяся структура экономики воспроизводит, во-первых, систему искусственной бедности населения, а во-вторых, систему повального выживания на том уровне потребления, который для него «принят» на данном этапе, причем без всякой перспективы на будущее, — отметил он. — Это и создает сильнейшее психологическое напряжение». Политолог отметил еще одну параллель с концом 80-х годов — «катастрофическую оторванности жизни «элит» от реальной картины мира».

По мнению Горюнова, выборы, скорее всего, пройдут спокойно, и два года прокатятся по инерции, «если власть сама не совершит какой-то небывало чудовищной глупости». «Если в свое время Путин пришел на ожидание «смены вех», то теперь возник запрос на «смену всех», — убежден политолг. — Происходит широкое осознание положения России как оккупированного государства, складываются все условия для выдвижения лозунга национально-освободительной борьбы, причем не только русского народа. На окраинах все обстоит даже более серьезно в смысле накала злобы, причем не против русских, а против «прозападной власти».

«Большинство считает, что инерция «стабильности» в ближайшие два года будет сохраняться, — подвел итог обсуждению координатор АсПЭК Михаил Малютин. – И большая часть элит, и президент, и население хотят, чтобы никаких перевыборов Путина не было, и все катилось по-прежнему». Но если некоторое время назад многим казалось, что глава государства устал исполнять свои обязанности и ждет-не дождется, когда же закончится отведенный ему срок, то в начале года настроения президента заметно изменились. «Должность и работа на ней явно стали активно нравиться», — отметил Малютин. Не говорит ли это о проработке в Кремле возможности «третьего срока»? Вполне возможно, полагает эксперт, но ответ пока неочевиден.

Показательно, что в ходе многочасового обсуждения перспектив России ни одному эксперту даже в голову не пришло обсуждать программы и шансы на выборах тех или иных политических партий…

Яна Амелина