16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
37 просмотров

Кто вы, и где я?

В этом сателлите «Единой России» замечательно все: от издевательского названия дискуссионной площадки «Новый русский центр» до личности куратора проекта, бывшего «рулевого «Музобоза».

Никто, собственно, и не сомневался, что чиновники из партии власти по праву могут именовать себя «новыми русскими». Как и в том, что «распилить» коробочку из-под очередного ксерокса в преддверии грядущих выборов – дело для многих привычное. Но в данном случае поражает масштаб предложенных для диспута тем: если бросок и будет на копейку, то замах, уж точно, сделан на рубль. Пришло время наконец-то выяснить, «что такое русская нация», и уточнить территорию и границы «русского мира».

По сравнению с этим попытка выяснить, «кто виноват», сразу меркнет, по глобальности эти вопросы граничат с текстом полученной как-то одним из политических лидеров на встрече с избирателями записки: «Кто вы и где я?». Собственно, этого не отрицает и куратор проекта Иван Демидов: «Мы уже доказали себе, что мы – самостоятельны. И отсюда родилось понятие «суверенная демократия». Теперь осталось разобраться в главном: кто такие эти «мы». Несколькими строками ниже «рулевой» утверждает, что «русский» и «российский» – это синонимы, но «русский» — точнее.

То-то обрадовалась бы его коллега по телевидению, а впоследствии и по молодежной «Единой России» Александра Буратаева, гордящаяся своими калмыцкими корнями! А уж тувинец Сергей Шойгу, растиражировнный нынче на всех предвыборных плакатах, и подавно должен быть счастлив. Человек из какой-нибудь другой среды, вероятно, тут же кинулся бы бить в колокола и кричать о наступлении национал-социализма. Но мы уже не раз наблюдали попытки использовать «русскую карту» перед очередными выборами, и до профессиональных патриотов, пытавшихся не так давно «убрать мусор» из родной столицы, нынешним демидовцам пока далеко.

Правда, после проведения «Русской анкеты» и проекта «Неделя русской политической культуры» все может измениться к лучшему. Тут ведь главная идея – мы другие, мы не должны никогда ни на кого равняться. У российских, как и раньше у советских, собственная гордость.

Как правило, наличие чего-то вот такого «собственного» подразумевает отсутствие обычного, общепринятого. Так, упомянутая выше «суверенная демократия» означает всего лишь отсутствие демократии как таковой. И если «русская политическая культура» включает в себя неприятие политической культуры мировой, то стоит ли возмущаться предвыборными законами, устанавливающими железный занавес на пути всех, кто не в едином строю?

В нашу особую политкультуру свободно укладываются тридцать седьмой год, расстрелы мирных демонстраций, психушки для инакомыслящих и споры хозяйствующих субъектов о политике. Как во французскую, например, – гильотина на площади, баррикады, снос ни в чем не повинной Бастилии и убийства «друзей народа» в собственной ванне. Разница в том только, что французы не стремятся к самоидентификации путем возрождения этих славных традиций.

Человек Среды

Источник: Росбалт