16+
Новости:
3 Февраля 2007 года, 00:00
78 просмотров

«Левые» и «правые»

В нынешней публицистике почему-то принято сетовать на «крах левого движения». Мол, «левый проект» во всем мире переживает кризис, особенно хреново ему стало после кончины СССР, компартии в большинстве стран сворачиваются и чуть ли не распадаются, везде к власти приходят упертые правые консерваторы типа американских «неоконов» во главе с Бушем. После таких стонов естественно думать, что и в самой России дела обстоят аналогичным образом: левые идеи при смерти, а бал правят бездушные и холодные правые. Я и сам в это верил долгое время: как же, КПСС распустили, приватизацию провели, Зюганов в вечной оппозиции, Гайдар был почти что премьером – конечно же, в России правят правые!

Собственная слепота порой особенно поражает. Ведь так думал я – я, политтехнолог с 8-летним стажем, с опытом проведения, пожалуй, более двух десятков выборных кампаний самого разного уровня и в самых разных местах не только России, но и СНГ. Кампании были, конечно, разные, непохожие одна на другую – однако что-то общее уловить в них можно без труда. Помогал ли я избранию мэра, депутата Госдумы, Верховной Рады или райсовета, губернатора или Главы района – во всех буквально случаях для убеждения избирателей я использовал… левые лозунги!

Более того: мой добрый старый приятель, тоже политтехнолог, но со стажем работы более 13 лет, известен в наших узких кругах тем, что практически во всех своих выборных кампаниях в разных уголках страны беззастенчиво использовал вообще один и тот же универсальный лозунг: «Молодым – работу, пожилым – заботу!» Когда его спрашивали, чем вызвано такое постоянство, он всегда скромно улыбался и отвечал: «Просто он работает». Действительно, это так; это так же несомненно, как и то, что и этот лозунг – откровенно левый и патерналистский по своему содержанию.

«Левыми» были все программы, которые мы разрабатывали для наших кандидатов: забота, социальная защита, построим, углубим, поможем, дадим, вернем, обеспечим – вот малый перечень ключевых слов. И мы вовсе не выделялись на общем фоне: практически все наши противники обещали всегда почти то же самое – только разве что акценты расставляли иначе.

Никакой «правизны», никогда, что вы! Кто и когда из российских политиков громко обещал, скажем, что-то приватизировать? Этого не обещал даже Ельцин – хотя при нем приватизация все ж состоялась. Путин провел одну откровенно либеральную меру – сделал плоской шкалу подоходного налога; однако, заметим, и он не обещал этого в своей предвыборной президентской программе.

Достаточно снять с глаз шоры и просто припомнить факты – и сразу станет ясно, что практически вся российская публичная политика последних 15 лет – это диалог одних леваков с другими. Все – за усиление роли государства, за усиление социальной защиты, за распределение и перераспределение, за то, чтобы государство создавало рабочие места. Только вот словцо «трудящиеся», которое слишком сильно отдает партматериалами КПСС, обычно из программ старались стыдливо убрать… Однако в последнее время и «трудящихся» реабилитировали!

При этом из «правых» лозунгов – снижения налогов, неприкосновенности личности, частной собственности, демократии, свободы слова, свободы доступа к информации, гражданского самоуправления, приватизации, независимого правосудия и подотчетной народу правоохранительной системы – обычно остается «на виду» только первое. Остальное, как считается, «у народа непопулярно».

Откуда вообще взялось представление о России как о стране, где господствуют «правые»? Чем больше знакомишься с фактами, тем более диким кажется такой взгляд. По всей видимости, дело в том, что в начале российской истории присутствовал уникальный фактор, существеннейшим образом исказивший систему отсчета. Этот фактор – СССР, «первое в мире государство рабочих и крестьян», а на деле – страна, в которой государство тотально господствовало во всех сферах жизни без исключения. Фантасмагорические 100% госсобственности в сфере производства, полное отсутствие не то что самоуправления, но вообще какого-либо влияния граждан на государственное управление – Советский Союз был своего рода «Южным Полюсом» на шкале политических координат. Как с Южного полюса все дороги ведут строго на север – так и любое движение «в сторону от СССР» было неизбежным движением вправо. Реформаторы, заявившие о намерении ввести выборы и приватизировать госсобственность, сразу же и на всю жизнь заслужили ярлыки «правых», а Россия, где все эти процессы пошли, стала восприниматься как «правая страна».

Однако пора бы уж отрешиться от догм. Россия чуть сдвинулась вправо из того «крайне левого» положения, куда ее волей исторических судеб загнали большевики. Однако от этого она вовсе не стала правой страной. Наоборот: можно констатировать, что сегодня, спустя 15 лет после начала «правых реформ», Россия как никогда далека от «правизны». Индивидуализм, недоверие к государству, свобода, предпринимательство, святость частной собственности, выборность и подотчетность избирателю всех уровней власти, независимый суд, право на самооборону, примат местного самоуправления, построение власти по принципу «делегирования снизу вверх» — все перечисленное сейчас настолько непопулярно, что в России, пожалуй, просто не найдется «официальных» политиков, готовых публично защищать эти ценности!

«Правизну» и «левизну» мы различаем обычным способом – через отношение к государству и индивиду. Чем «правее» — тем больше недоверие к государству и тем выше акцент на «самостояние» личности или общины; чем «левее» — тем, соответственно, больше «уважения к государству», тем мощнее убеждение, что государство должно сначала все «поиметь», не слишком считаясь с желаниями отдельных несознательных индивидов, а затем «перераспределить», естественно, «по справедливости».

«Правые», соответственно, достаточно равнодушны к такой материи, как «величие государства», если только дело не касается впрямую их безопасности; гораздо больше их заботит состояние дел в своем хозяйстве или в своей общине. «Левые» же, понятно, озабочены «величием Империи» гораздо больше, чем своими личными делами, их девиз «раньше думай о Родине, а потом о себе».

Обозрев российский политический спектр, мы с удивлением убедимся, что правых политиков в России вообще нет. Некоторое время роль «правых» вяло и неубедительно пытался играть СПС, но и он недавно плюнул на это дело и с облегчением влился в общий хор — «Давайте повысим старушкам пенсии!» На недавних выборах в Перми СПС отличился тем, что предложил поднять пенсии сразу в 2,5 раза – больше всех, что очень понравилось пермскому электорату.

К «правым» также принято было относить «Яблоко», но только среди политологов; сами «яблочники», равно как и их соседи из СПС, «Яблоко» правым никогда не считали. И действительно, едва ли кто вспомнит, чтобы Явлинский сотоварищи когда-либо отстаивал какие-либо правые лозунги из вышеперечисленных, за исключением, конечно же, того же снижения налогов (как мы все помним, уже приватизация Явлинскому всегда активно не нравилась).

Здесь у оппонентов есть «убийственный» аргумент: «Вот вы говорите – нет правых; да как же нет, когда есть ДПНИ! А старая «Родина»? А скинхеды? Вот – «правая угроза», это все знают!» Да, г-д «русских националистов» принято относить к «правым», ибо ксенофобия у нас проходит по разряду «правых» извращений.

Однако такая точка зрения на «пней» и прочих их идейных товарищей очевидно ошибочна. На деле в их лице мы имеем дело с теми же «левыми», только в несколько специфической форме.

Для сравнения возьмем классических «правых» ксенофобов – Ку-Клукс-Клан. Что хотели от негров ку-клакс-клановцы? Уж явно не того, чтобы они все скорей сели на корабль и уплыли в свою Африку! Ку-клукс-клан – это крайняя реакция ХОЗЯЕВ на своей земле против «пришельцев», это стремление навязать пришельцам, «чужакам» свои правила поведения ПОВЕРХ существующей правоохранительной системы. Принуждение через наказание (убийство) «неправильно себя ведущих» негров.

Цель же ДПНИ – не принуждение, а запугивание и выдавливание. К тому ж даже странно, что до сих пор почти никто из наблюдателей не обратил внимание на довольно отчетливый классовый, социальный характер нынешнего «протеста против «черных». В самом излюбленном лозунге «Изгоним перекупщиков с рынка, и там станут торговать наши бабушки с укропом!» чувствуется отчетливый привкус неприятия торгового, «спекулятивного» капитала как такового, а вовсе не любовь к перекупщикам русской национальности.

С другой стороны, лозунг «изгнания таджиков со строек» также не несет подтекста «и тогда мы сами пойдем туда таскать кирпичи». Нет, скорее здесь тот же социальный протест против строительных фирмачей, нашедших возможность использовать дешевую рабочую силу. То есть весь «протест русских националистов» — это, по сути, реакция социальных иждивенцев на появление «лишних ртов» и скрытый под «национальным соусом» классовый протест опять же откровенно левого толка.

Собственно «правых» в России нет, даже с правыми националистами – напряженка. Но мне опять возразят, что если б Россия была «левой страной», здесь бы прекрасно себя чувствовали «левые» — а это ведь не так. Вон, Ольшанский весь обстонался, как плохо «левому» в России. Да и коммунисты не очень-то, похоже, счастливы и довольны… «Ошибочка тут у вас!»

Нет, никакой ошибки. «Левым» в России действительно неуютно – но это специфический неуют обитателя перенаселенного китайского общежития. Быть «левым» политиком в России плохо именно потому, что здесь ВСЕ «левые», и все вынуждены как-то тесниться на чрезвычайно узком идеологическом пятачке. Все отстаивают, в сущности, одни и те же идеи, спектр которых крайне неширок; как-то выделиться нельзя, разве что за счет личных качеств – и именно из-за этого в России такой бешеный спрос на «харизматиков». Но их, к сожалению, рождается в принципе не так много «на эпоху». Для левого политика признать свое тождество с другими такими же – значит тут же «слиться с массой» до полного неразличения. И поэтому сами «левые» сетуют, что в их среде нынче идет безудержный процесс постоянной фрагментации…

Есть и еще одна специфическая проблема, вызванная «левизной» России. Стремясь, чтоб было «как у больших», российские правители вот уже второй десяток лет хотят сделать в России «как в Америке», чтоб была двухпартийная система: две большие партии, это так удобно, так солидно, так демократично… При этом люди не понимают фундаментального отличия: Америка – ПРАВАЯ страна, там и избиратель – правый по преимуществу. Правый избиратель вполне готов принять, что существует две разных правых партии.

Специфика «левого» избирателя в том, что он, по большому счету, вообще не понимает, зачем нужны другие партии. Левый избиратель ориентируется не на партии, а на государство как таковое. Поэтому из всего сонма «левых» партий, которых может быть сколь угодно много, всегда выигрывает та, на которую «левое» государство покажет пальцем. «Избранная» моментально вытягивает из всех прочих все жизненные соки (то есть, говоря попросту, интерес «левых» избирателей). Поэтому в «левой» России двухпартийной системы вообще никогда не будет.

Это такое забавное проклятие «левой» России: политические силы обречены бесконечно фрагментироваться в поисках хоть какой индивидуальности, а «левый» по преимуществу электорат в принципе плюет на индивидуальность и выбирает по критерию «государственности». Крах «Яблока», «усыхание» КПРФ, триумф «Единой России» — это все из этой оперы…

Что ж делать правым в России? Объединяться, искать единомышленников. Россия большая, тут есть даже правые…

Алексей Рощин – ведущий эксперт ЦПТ

03