16+
Новости
5 Марта 2007, 00:00
34 просмотра

Лужков по судам не ходит

Анатолий Кучерена, адвокат, зав.кафедрой адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии , член Общественной палаты РФ.

— Мэр Москвы Юрий Лужков и председатель Мосгордумы Алексей Платонов подали на Вас в суд. Что явилось причиной судебного иска?

— Сразу после "бутовских событий" летом 2006 года Юрий Михайлович Лужков написал заявление с просьбой возбудить уголовное дело против меня за клевету. В рамках расследования по этому заявлению была проведена экспертиза, и в декабре 2006 года прокуратурой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием признаков состава преступления. Параллельно с этим заявлением, Юрий Михайлович Лужков подал исковое заявление в Хамовнический суд города Москвы о защите чести и достоинства. Я не буду точно цитировать, но коротко поясню, что речь идет о "бутовских событиях". Проблема выселения жителей Южного Бутова широко освещалась в прессе и на телевидении. Я в своих интервью неоднократно говорил о том, что властям города необходимо найти общий язык с местными жителями и считаться с тем, что люди живут там на протяжении многих лет, некоторые в четвертом, в пятом поколении, имеют на этой земле собственность.

Лужков посчитал, что мои призывы повернуться лицом к людям, не пугать их, а вступить в конструктивный диалог были высказаны в "повелительной" форме. В Бутово тогда сложилась очень непростая ситуация, и я обращался к властям Москвы также в связи с неправомерными действиями ОМОНа. Мэр города посчитал, что тем самым я его оскорбил, обидел и оклеветал, о чем говорит заявление о возбуждении уголовного дела.

— Странно как-то.

— Это не все. Должен сказать, что исковое заявление о защите чести и достоинства и деловой репутации ко мне и к "Интерфаксу" уточнялось три раза. В окончательном варианте претензии ко мне изложены в форме цитат из различных выступлений и интервью. Причем все эти высказывания были вырваны из контекста и представлены в таком виде, что все мои действия по урегулированию серьезного конфликта населения с властями выглядели так, как будто бы я приехал в Южное Бутово только для того, чтобы скомпрометировать, обидеть и оклеветать руководство Москвы.

Проблема состоит в том, что при выселении семьи Прокофьевых из дома в Южном Бутово, я представлял Общественную палату РФ и решение о моем участии в этом деле, а также других членов, например, Николая Сванидзе, было принято Советом Общественной палаты. Это не мое личное желание. Мы до сих пор по этой проблеме получаем письма и обращения от жителей не только Бутово, но и других районов города, проверяем информацию, обсуждаем ее на Совете палаты и принимаем ответственные решения.

— Кроме истории с Бутово, никаких конфликтов не было?

Недавно в рамках Общественной палаты было проведено совещание, посвященное вопросам состояния гражданского общества в России. Доклад готовился членами палаты с участием квалифицированных специалистов в области муниципального жилищного хозяйства. Все выводы доклада были основаны на компетентном мнении людей, которые хорошо знают, что такое органы местного самоуправления, как они должны работать, и насколько должны быть самостоятельными. В докладе были высказаны критические замечания по поводу работы органов местного самоуправления во многих регионах, в том числе и Москвы. После проведения заседания Общественная палата получила письмо из правительства Москвы в котором содержалось несогласие с выводами доклада о состоянии городского самоуправления в столице. Тон письма вызвал у нас чувство недоумения. Вместо того, чтобы конструктивно обсудить проблему, выдвинуть какие-то убедительные аргументы против нашей позиции, нам рекомендуют пересмотреть выводы, в противном случае угрожают обращением в судебные инстанции. Это письмо выявило неадекватное отношение руководства Москвы к деятельности Общественной палаты РФ.

В этой ситуации вызывает особенное удивление роль председателя МГД Владимира Михайловича Платонова, который также выдвинул против меня иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Дело в том, что Алексей Платонов в Южном Бутово выступал от имени исполнительной власти города, от имени мэра Москвы, а это не входит в круг его обязанностей. Он, прежде всего, законодатель. Поэтому у членов палаты появилось сомнение относительно уровня компетенции этого депутата, соответствует ли он занимаемой должности председателя Московской Городской Думы? По моему мнению, он мог бы играть роль первой скрипки в том случае, если бы Общественная палата занималась, например, экспертизой законов, которые принимает Московская дума.

— В столичном правительстве вообще есть люди, способные объективно смотреть на ситуацию?

— Конструктивную позицию в решении проблем жителей Южного Бутова занял первый заместитель мэра Москвы Владимир Иосифович Ресин. Он приезжал в ОП, вместе с нами встречался с жителями района, и сделал все что мог, чтобы остановить снос дома Юлии Прокофьевой. Владимир Ресин, как представитель исполнительной власти города, вступил, наконец, в диалог с жителями района, о котором говорили с первых дней.

Подборка