16+
Новости:
1 Января 2006 года, 00:00
51 просмотр

«Матери Беслана»: Приговором Кулаеву должна быть «смертная казнь»

«Таким, как Кулаев, нет прощения», и «чем жестче будет приговор в отношении его, тем лучше», — заявила по окончании сегодняшнего заседания судебного процесса по делу Нурпаши Кулаева, на котором зачитывается приговор, сопредседатель комитета «Матери Беслана» Рита Седакова, передает корреспондент «Росбалта».

«Хотелось бы, чтобы этим приговором была «смертная казнь», — сказала Седакова, — но, к сожалению, наши законы сейчас не позволяют привести ее в исполнение».

Вместе с тем, с такой постановкой вопроса не согласна сопредседатель общественного комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева. По ее словам, Кулаев должен остаться в живых — «в будущем, он, возможно, расскажет нам правду».

Кесаева заявила, что пострадавшие недовольны тем, как было проведено следствие. Она считает, что если приговором Кулаеву станет смертная казнь, то это станет поводом для продолжения разбирательств по «бесланскому делу» в Европейском суде, и тогда пострадавшие смогут подать туда свою жалобу.

«Генпрокуратура не докапывалась до истины, — считает Кесаева, — потому что у нее была одна мотивировка — скрыть преступления «силовиков».

24-летний житель села Старый Энгеной Ножай-Юртовского района Чечни Нурпаши Кулаев обвиняется по нескольким особо тяжким статьям УК РФ: ч.2 ст.209 (бандитизм), ч.3 ст.222 (незаконное приобретение или ношение оружия, боеприпасов), ч. 3 ст. 206 (захват заложника) УК РФ, ч.3 ст.205 (терроризм), ч.2 п. а, б, в ст.105 (убийство), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа), ст.30 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) УК РФ.

В ходе судебного следствия было рассмотрено 105 томов уголовного дела, заслушаны показания более тысячи бывших заложников, в том числе детей, и очевидцев операции по освобождению людей.

16 февраля 2006 года гособвинитель на процессе — замгенпрокурора России Николай Шепель потребовал для подсудимого, чью вину он считает полностью доказанной, исключительной меры наказания в виде смертной казни. Адвокаты пострадавших, считая, что из-за действующего в России моратория на смертную казнь такая мера наказания не может быть применена, просили для Кулаева пожизненного заключения. Подсудимый свою вину не признал, утверждая, что в школе находился безоружным и «никого не убивал».

Сами пострадавшие поддерживают мнение Николая Шепеля и готовы объявить сбор подписей по всей стране в поддержку требования смертной казни для террориста в том случае, если суд вынесет более мягкий приговор.

Источник: Росбалт