16+
Новости:
9 Февраля 2007 года, 00:00
49 просмотров

Михаил Ходорковский («The Wall Street Journal», США)

На этой неделе Кремль показал, что демократия, права человека и торжество права в России Владимира Путина мертвы. С огромным цинизмом бывшему руководителю некогда крупнейшей в России нефтяной компании ‘ЮКОС’ Михаилу Ходорковскому предъявлены новые обвинения, на этот раз — в отмывании денег. Данные обвинения не имеют ничего общего с соблюдением российских законов. Однако они имеют непосредственное отношение к тому, что в этом году Ходорковский, отбывший половину своего восьмилетнего тюремного заключения по политически мотивированному обвинению в уклонении от уплаты налогов, получает право на условно-досрочное освобождение. Еще один показной суд наверняка подтолкнет машину так называемого правосудия к вынесению очередного заранее предопределенного вердикта о виновности.

Новое дело означает, что Михаил Ходорковский не сможет поддержать демократические оппозиционные партии на декабрьских выборах в Думу или на ‘коронации президента’ в 2008 году. Это также означает, что Кремль по-прежнему будет осуществлять свой всепроникающий контроль в энергосырьевом секторе, где Ходорковский сделал так много для развития рыночной конкуренции и самой отрасли.

Перед арестом в 2003 году Ходорковский изложил свое видение будущей России. Он выступал за развитие гражданского общества и альтернативных политических партий. Он помогал обеспечивать школам по всей стране доступ к Интернету. Он поддерживал благотворительные и культурные программы. Он открыто противостоял президенту, говоря о необходимости искоренения коррупции в России.

Когда стало ясно, что государство не разделяет его взгляды и не намерено терпеть инакомыслие, Ходорковский не бежал из страны. Он сотрудничал с органами правосудия, будучи уверенным в собственной невиновности. Он также был убежден в том, что сможет противостоять, как ему казалось, попыткам коррумпированных чиновников запугать его. Но Ходорковский не мог предвидеть того, насколько безжалостно Кремль может попирать закон в попытке раздавить его. Никто также не мог в полной мере предугадать произошедшего вопиющего разграбления активов ‘ЮКОСа’.

Посадив Ходорковского в тюрьму и украв ‘ЮКОС’, режим Путина очистил энергетический сектор от всех конкурентов. Это дало Кремлю возможность использовать энергоресурсы в качестве политического оружия против своих ближайших соседей и против всей Европы. Иными словами, во имя процветания путинского корпоративного государства с его энергетическим империализмом и отсутствием рыночных принципов Ходорковского и его компанию необходимо было уничтожить. Поэтому сейчас никто не будет строить конкурирующие друг с другом трубопроводы; никто не будет ратовать за разрушение государственных монополий; никто не будет выступать за корпоративное управление и прозрачность, являющиеся анафемой государственных компаний. По сути дела, новые обвинения против Ходорковского должны стать дымовой завесой, обеспечивающей незаконную продажу российским правительством тем самым государственным компаниям оставшихся активов ‘ЮКОСа’, которые оцениваются в 33 миллиарда долларов.

Российский режим утратил моральное право осуществлять правосудие. Государственная эксплуатация судебных и регулирующих органов, прикрывающихся видимостью неприкосновенности, приобрела преступный характер. Избирательное применение налогового и природоохранного законодательства стало излюбленным средством кражи собственности как у российских, так и у иностранных инвесторов. Вымогательство и шантаж укоренились в качестве метода приобретения государством чужих активов.

«В прошлом году, уже после «ЮКОСовской эпопеи», шантажу подверглась Royal Dutch Shell — в связи с проектом «Сахалин-2». С каждым таким делом Кремль все меньше задумывается даже о предъявлении претензий и видимости приличий. Москва рассчитывает, что у нее есть пространство для маневра и обхода своих законных и моральных обязательств — будь то существующие соглашения, переговоры о разработке гигантского Штокмановского месторождения или ее ответственность за надежные поставки газа и нефти без вмешательства политики.

Когда Ходорковского допрашивали по новому делу, он заявил, что не доверяет российскому правосудию и откажется сотрудничать с обвинением в очередном политически мотивированном судебном фарсе. На этой неделе он обратился с призывом к миру не в своих интересах, а в интересах всех россиян: ‘Их единственный шанс — это своевременная и добровольная передача власти в России посредством честных, справедливых и прозрачных выборов. : [У нового президента] не должно быть ничего общего с гигантской коррупционной машиной, парализовавшей Россию’.

Даже находясь в сибирском Гулаге, Ходорковский имеет мужество, чтобы сказать — хватит! Его судьба — это гораздо более важный вопрос, чем думают люди на Западе. Некоторые западные лидеры, такие как канцлер Германии Ангела Меркель и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу ставили этот вопрос перед российским президентом. Но диктаторские перья даже не взъерошились, и президент бесцеремонно отмахнулся от обоих руководителей. Итак, вскоре нас ждет еще один суд над Ходорковским. На этот раз все мы должны признать, что Михаил Ходорковский ведет борьбу за будущее России и ее отношений с остальным миром.

Роберт Амстердам — международный адвокат Михаила Ходорковского. После выдворения из России он проживает в Лондоне.