16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
96 просмотров

Мир Путина

На мюнхенской конференции по безопасности российский президент занял оборонительный рубеж в отношении США, выказав тем самым сокровенные мысли соотечественников

На мюнхенской конференции по безопасности был один момент во время выступления Владимира Путина, когда мотивы его обличительных речей в адрес Соединенных Штатов стали почти очевидными. «Кому это понравится?» – тихо, с задумчивым выражением лица спросил президент после того, как обвинил Вашингтон в том, что тот перешел границы во всех отношениях, навязывая при этом свою правовую систему другим государствам. Вот Путину это совсем не нравится, и он повторил свой риторический вопрос: «Кому это понравится?». Могло даже показаться, что он ждет от зала громкого ответа: «Никому!».

Такими очевидными, как в этот момент, намерения Путина не были, пожалуй, за все время его президентства. Нам не нравится то, чем вы там занимаетесь, дал он понять американцам и НАТО. Путин, типичный представитель русского народа, которому в последние годы пришлось многое пережить, но который склонен к принятию фатально неверных решений и к жалости к самому себе, захотел расставить вехи. «Хватит!» – именно так звучит послание Москвы, которая считает, что ее притесняют со всех сторон, и не хочет больше этого терпеть. Путин не хочет новой холодной войны, но, по всей видимости, готов рискнуть, если с точки зрения Москвы другого пути не будет. Однако виновата будет, конечно, противная сторона.

При этом для мировой политики не так важно, правильно ли Путин оценивает ситуацию. Ощущение угрозы, исходящей извне, может перейти в реальное применение силы, когда угрозу начинают ощущать правительства и (в случае России) тот, кто стоит во главе государства. Дело в том, что большинство россиян видят в США реального врага. НАТО является для них агрессивным военным блоком, который, вопреки обещаниям, все ближе подбирается к границам их родины, увлекает на свою орбиту бывшие советские республики, «противозаконно» делая их членами своего пакта. Очень немногие русские считают, что грузины и украинцы принимают решение повернуться лицом к Западу под влиянием демократических преобразований у себя в стране.

Нельзя сказать, что слово «демократия» в России, с учетом приобретенного за последние годы опыта, воспринимается негативно, но все равно оно остается чужим для русских. 65% – как показывают результаты недавнего опроса – затруднились описать такое понятие, как демократия. Еще больше, а именно 71%, вообще не считают себя европейцами, в то время как почти половина всех русских считают континент, на котором расположена значительная часть их родины, угрозой финансовой и промышленной независимости России.

Таков духовно-эмоциональный фон, с учетом которого нужно рассматривать приобретающие все большую остроту националистические высказывания российских политиков, он влияет и на образ мыслей хозяина Кремля. Мы, хранители добра и международно-правовых принципов, один на один противостоим мировому злу – подобное убеждение разделяет и российская элита, и подавляющее большинство граждан страны.

Размещение Соединенными Штатами систем ПВО на территории Восточной Европы ради создания защиты от иранских ракет расцениваются в основном как действия, направление против России. Для русских это очередное доказательство коварства врагов, подобравшихся к порогу дома. Оборонительное мышление продолжает распространяться: по словам Путина, надеяться Россия может только на свою армию и флот. Жесткое выступление российского президента в Мюнхене во временном отношении было ловко соотнесено с визитом к потенциальным союзникам. Непосредственно перед турне в три арабских государства в интервью телеканалу «Аль-Джазира» он обвинил США в том, что в результате вторжения американцев в Ирак погибло больше людей, чем при диктаторе Саддаме Хусейне. Подобные антиамериканские мотивы пришлись по вкусу в арабском мире, с которым у России складываются хорошие, даже очень хорошие отношения, как в эти дни подметил шеф Кремля.

Арабы с благосклонностью отметили, что православные христиане во время скандала вокруг карикатур на пророка Мухаммеда в начале 2006 года были однозначно на стороне ислама. Что же касается демократических свобод, в том числе свободы слова, для обеих религий это, самое большее, добродетели второго ранга. Отторжение духовного влияния извне в России становится практически таким же приоритетом, как и в исламском мире. Ислам, как недавно заявил под гром аплодисментов патриарх Алексий II, ближе стоит к православной церкви, чем католицизм.

Целью визитов Путина в Саудовскую Аравию, Катар и Иорданию является более тесное сближение с арабским миром, а также демонстрация возвращения Москвы на международную политическую арену. Ближний Восток кажется российскому президенту подходящей для этого территорией, кроме того, он теперь тоже окутан шармом сырьевого богатства. Альянс с нефте- и газодобывающими режимами шейхов и королей на фоне растущего дистанцирования от Запада может серьезно повлиять на расстановку сил в мире. И вряд ли Владимир Путин не задумывался над этим.