16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
65 просмотров

Молчание сканеров

Расследование отравления бывшего секретного агента Александра Литвиненко топчется на месте. Москву не волнуют даже следы радиоактивного полония

Ученые из атомного научно-исследовательского центра в Дубне добились в свое время таких успехов, что элемент номер 105, который они открыли миру, получил в их честь название «дубний».

Дубна – это маленький городок, расположенный в 110 км к северу от Москвы. Экспериментальный реактор на его окраине мог бы сегодня послужить великолепным фоном к документальному фильму о разрушении советской ядерной индустрии: рассыпающийся бетон, ржавые стальные опоры, дыры в заборах.

На территории хорошо себя чувствует только одна фирма, созданная бывшими учеными-атомщиками: она производит устройства, которые должны препятствовать кражам и контрабанде радиоактивных материалов, таких как полоний-210. Этим радиоактивным веществом в ноябре прошлого года в Англии был отравлен перебежчик и бывший секретный агент Александр Литвиненко.

«Если бы аэропорты в Лондоне и Гамбурге были оснащены нашими сканерами, полоний не остался бы незамеченным», – полагает 61-летний Юрий Недачин, директор фирмы «Аспект». Для срабатывания прибора хватило бы даже остаточного гамма-излучения полония.

Директор гордо показывает на карту Российской Федерации, где красными кружочками отмечены 200 таможенных пунктов, которые оснащены его сканерами: это места пересечения границ на автомобильных и железных дорогах, порт в Санкт-Петербурге, московские аэропорты. «Такой разветвленной сети нет ни в одной другой стране, – довольно замечает Недачин, – наши устройства стоят даже в президентском зале, откуда вылетает Путин». Если полоний, ставший причиной мучительной смерти Литвиненко, имеет российское происхождение, то его нельзя было бы вывезти из страны, минуя это игольное ушко. Но если такое все же случилось, то это, очевидно, была не частная инициатива, а, скорее всего, акция, за которой стояло государство или организованная преступность.

Предположение, что за убийством, совершенным при помощи радиоактивного полония, стоят российские спецслужбы или команда убийц из бывших сотрудников КГБ, милиции и элитных военных подразделений, получило на прошлой неделе новый импульс благодаря интервью, которое транслировалось британской радиостанцией BBC Two. В нем бывший глава отдела по борьбе с организованной преступностью ФСБ Александр Гусак признался, что его тогдашний подчиненный Литвиненко как «предатель» в советское время был бы, конечно, приговорен к смерти. Один шпион, которого Литвиненко раскрыл британцам, даже предлагал Гусаку принести голову Литвиненко, однако тот от предложения отказался.

Тогда как в Лондоне и Гамбурге специалисты активно разыскивали следы полония, Кремль по сей день ведет себя так, будто все эти события никакого отношения к нему не имеют. При этом два главных подозреваемых, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, по-прежнему находятся в Москве. До сих пор просьба британцев о выдаче Лугового остается неуслышанной, как и просьба россиян разрешить им допросить по делу олигарха и эмигранта Бориса Березовского, проживающего в Лондоне.

Немецкие и британские следователи хотели бы в первую очередь узнать, были ли найдены в квартирах, офисах и на дачах Лугового и Ковтуна следы опасного радиоактивного вещества. В Германии уже известно даже то, на какой машине катался по Гамбургу Ковтун, да и в Лондоне радиоактивные следы, оставленные россиянами, выявлены полностью.

Однако в Москве царит молчание. В ответ на наши запросы в Генпрокуратуру РФ, ФСБ, Росатомнадзор и Росатом, насколько серьезно ведутся в Москве поиски следов полония, мы отовсюду получили один и тот же лаконичный ответ: «Без комментариев».

Москва мало делает для того, чтобы очиститься от растущего на Западе подозрения, будто она вовсе не заинтересована в полном и окончательном расследовании убийства Литвиненко. Между тем 97% полония-210, официально производимого в мире, приходятся на завод «Авангард», расположенный в 400 км к востоку от Москвы поблизости от города Сарова. Оттуда и осуществляется экспорт полония-210.

Однако глава Росатома и бывший премьер Сергей Кириенко сразу после смерти Литвиненко постарался увести след за границу. Россия ежемесячно производит восемь граммов полония – и все это количество поставляется американским фирмам, объяснял он. Однако, как говорят, в узком кругу Кириенко не исключает, что полоний для Литвиненко был контрабандой вывезен из России.

Директор атомного комплекса «Авангард», 69-летний Радий Илькаев, в правительственной «Российской газете» опроверг эти цифры. Ежемесячно они производят 0,8 граммов полония – в десять раз меньше. Тем временем Росатом неожиданно предложил нам еще одну версию, согласно которой ежемесячное производство полония составляет всего лишь 0,0864 грамма. Нужно ли это понимать так, что в России даже в таком остром вопросе правая рука не знает, что делает левая?

В качестве «грязного» наследства Советского Союза на пространстве от Брянска до Владивостока хранятся сотни тонн оружейного урана и плутония; причем многие склады недостаточно хорошо охраняются. «В советские времена атомная промышленность полностью контролировалась милицией и КГБ, – говорит ядерный физик Владимир Кузнецов, – но затем люди начали тащить все, что только возможно».

За период с 1992 по 2004 год, по информации Кузнецова, зафиксировано более 40 случаев контрабанды радиоактивных веществ. Разумеется, это только те, о которых стало известно.