16+
Новости:
19 Февраля 2007 года, 00:00
23 просмотра

Москва и Ближний Восток («Project Syndicate», США)

Текст публикуется с любезного разрешения редакции ‘Project Syndicate’

Влияние роста позиций Ирана на Ближнем Востоке укрепляется не только благодаря возможностям, которые появились благодаря срыву планов американской власти в Ираке, но и благодаря поддержке, которую он получает от Китая и, что еще более важно, от России. Сегодня, когда президент Путин находится с визитом на Ближнем востоке, чтобы продемонстрировать дипломатическую силу России, наступил хороший момент, чтобы оценить влияние его страны на регион.

Имея в своем распоряжении право вето в Совете Безопасности ООН, Россия, в течение прошлых двух лет, большую часть времени сводила на нет предлагаемые санкции, которые могли быть наложены на Иран за отказ следовать своим обязательствам перед Международным агентством по атомной энергии. В результате, санкции, примененные Советом Безопасности ООН, были настолько нерешительными, что они вряд ли окажутся эффективными.

Россия рассматривает свои отношения с Ираном, как средство усилить свое дипломатическое влияние на Ближнем Востоке, где США успешно стремились к уменьшению сферы влияния Кремля со времен окончания ‘холодной войны’. Другая эгоистичная цель России заключалась в том, чтобы освободить от санкций проект ядерного реактора в Бушере, строительством которого она занимается для Ирана, а так же предотвратить финансовое давление со стороны ООН на Иран, которое могло бы поставить под сомнение прибыль России, которую та надеялась получить от обеспечения реактора ядерным топливом, поставки которого должны начаться в конце этого года.

Президент России Владимир Путин утверждает, что Иран, в отличие от Северной Кореи, не выслал инспекторов МАГАТЭ, не вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и не проводил испытание оружия, поэтому он заслуживает более мягкого обращения. Но если Иран не заставят взвесить реальные затраты с его ядерными планами, у него не будет достаточно причин для того, чтобы рассмотреть приостановку обогащения урана и выделение плутония (и то, и другое используется для изготовления ядерного топлива, но может быть использовано и для изготовления бомбы), что Европейского Союз и США выдвинули в качестве предпосылки необходимости серьезных переговоров.

У России очень тесные торговые отношения с Ираном, что является еще одной причиной, по которой она очень осторожно относится к санкциям к этой стране. Но Америка взялась за иностранные банки, чтобы обуздать свои торговые связи с Ираном. В прошлом месяце она добавила пять компаний (четыре в Китае, и одну в США, которая представляла китайское предприятие) в список компаний, которые оказывали помощь становлению программы вооружения Ирана, и, таким образом, на кого был наложен запрет на торговые операции с американскими компаниями. В России теперь растет опасение, что американская администрация сейчас проверяет российские компании на предмет подобных связей с Ираном и его ядерными амбициями.

Российская политика, основанная на получении моментальной денежной прибыли и надежды на большее дипломатическое влияние, является опасно близорукой. (Украина, со своей стороны, решила не участвовать в строительстве реактора в Бушере.) Если окажутся верными подозрения о том, что Иран тайно изучал, как строить и взрывать ядерные устройства и создавать ракеты, способные доставить такой боезаряд (а также публично строил баллистические ракеты-носители), то, как только он сможет осуществить обогащения урана, он сможет выйти из рамок ДНЯО лишь коротким уведомлением, в любое удобное время. Ослабляя дипломатию, Россия превращает мир в еще более опасную территорию.

Это является вдвойне близоруким, поскольку вооруженный Иран, граничащий с Россией, не находится в ее национальных интересах, особенно если учесть, что в России есть свои 20 миллионов граждан-мусульман, становящихся все более радикальными. Действительно, мусульмане — это единственная растущая часть населения России, что означает, что в следующие десятилетия они будут становиться все более и более значимым фактором во внутренней политике страны. Иран часто рассматривается в качестве главного покровителя чеченских сепаратистов, что также свидетельствует о действительно близорукой природе российской политики.

Но в поисках улучшения своего имиджа великой державы сегодня Россия, похоже, готова пожертвовать своими долгосрочными интересами безопасности в регионе ради сиюминутной дипломатической гратификации. И это относится не только к Ирану. Большой вопрос относительно Туркмении сегодня звучит так — позволит ли вакуум, оставленный смертью Сапармурата Ниязова, просочиться исламскому экстремизму из соседних Ирана и Афганистана? Но, похоже, единственное, что беспокоит Россию независимо от того, какой режим установит преемник, — это чтобы страна продолжала соглашаться на цены, предлагаемые Кремлем.

Россия уже давно является хозяином положения в Туркмении. Большая часть туркменского газа экспортируется по российскому трубопроводу. Газпром — газовый гигант, принадлежащий российский государству, — покупает этот газ по относительно низким ценам, а затем распределяет его по России или перепродает в другие европейские страны.

Израиль так же, как Турция и США, все еще должен надеяться на то, что новое правительство Туркмении будет стремиться к развитию диверсификации газового распределения, поддержав проект строительства газопровода по дну Каспийского моря. Но диверсификация в стране так же необходима и политической среде, потому что единственная оппозиция, которая имеет какую-либо силу в стране — это вызывающие беспокойство исламские фундаменталисты.

Россия оказывала влияние на Ближний Восток и Среднюю Азию в течение столетий, из которых большую часть времени они являлись включенными в состав российской или советской империи. Она может быть мощной и положительной силой в регионе, если прекратит искать только краткосрочные преимущества и начнет действовать в своих собственных долгосрочных интересах, которым лучше всего будут служить процветающий без ядерного оружия Иран и намного более открытый Туркменистан.

Юлия Тимошенко — бывший премьер-министр Украины, в настоящее время является лидером оппозиции.

_____________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2007.

Перевод с английского — Ирина Сащенкова