16+
Новости:
5 Февраля 2007 года, 00:00
17 просмотров

«Наши» – запугивающие и изматывающие

Сегодня я боюсь России больше, чем когда-либо во времена холодной войны, когда глупые сторонники разоружения раздували преувеличенный страх перед атомной войной.

И вам бы стоило.

Тогда мы были уважаемыми гражданами великого и сильного союза, единого против экономически и политически немощного Кремля, чьи колоссальные армии не смели продвинуться ни на фут, а ракеты можно было запустить только ради всемирного самоубийства.

Сегодня мы маленькая и одинокая страна, ставшая объектом ярости и враждебности возродившегося энергичного российского государства, безжалостного, агрессивного, богатого; возбужденного вернувшейся национальной гордостью и вооруженного вполне применимым оружием в виде нефти и газа.

Контролируемый государством российский газовый монолит «Газпром» – это огромная энергетическая держава, по размеру своих резервов уступающая только Саудовской Аравии.

Он добывает больше всего газа в мире и является третьей крупнейшей корпорацией на планете. Он единственный поставщик газа в три страны Балтии, а также в Боснию и Герцеговину, Финляндию, Молдавию и Словакию. Пока он крупнейший поставщик газа в Турцию, обеспечивающий около 65% потребностей этой страны.

Он продает около четверти газа, потребляемого в Европейском союзе. В это количество входят 97% газа, потребляемого Болгарией, 89% – потребляемого Венгрией, 86% – потребляемого Польшей, почти 75% – потребляемого Чехией, две трети поставок в Австрию, 40% – в Румынию, 36% – в Германию, 27% – в Италию и 25% – во Францию.

В настоящее время ему принадлежат лишь 2% британского газового рынка, но ожидается, что в ближайшие несколько лет эта доля увеличится до 20%, а «Газпром» также ведет переговоры о покупке британской распределительной компании Centrica.

Примечательно, что в недавних конфликтах с Украиной и Белоруссией он оказался готовым закрыть кран, чтобы настоять на своем.

Внезапно стала правдоподобной перспектива того, что российские агенты могут убивать врагов своего правительства, страшно и зрелищно, на суверенной британской территории и что мы не получим серьезной помощи в поимке преступников.

К нам и в целом относятся с невероятным агрессивным презрением, призванным показать нам всю глубину нашего падения.

Посол Ее Величества в Москве Энтони Брентон, который должен пользоваться уважением в силу своего статуса, подвергается оскорбительной и грубой травле, порой действительно опасной, на что бессовестно закрывают глаза московские власти.

Русской службе BBC загадочно сообщили, что она больше не может вещать в диапазоне FM, якобы из-за лицензионных проблем. А теперь странный свист мешает приему и в диапазоне AM.

Государственное культурное подразделение, Британский совет, подверглось обыску налоговой инспекции, которая славится избирательным рвением, направленным против тех, кем недоволен президент.

И, что звучит смешно в стране с низкими стандартами безопасности, Британский совет только что оштрафовали за нарушение противопожарных правил в ленинградском отделении, которым, так уж получилось, руководит сын Нила Киннока Стивен.

Это новый опыт для Британии, которая сама долго вселяла страх и во многом могла вести себя как хотела, но теперь оказалась слабой стороной в ссоре, без больших надежд стать сильнее.

Нас, с моей точки зрения, грубо и напрямик предупредили, что в будущем мы должны относиться к Москве с уважением, в том смысле, какой вкладывает в это слово уличная шпана.

Чтобы мы больше не предоставляли политического убежища врагам Кремля. Чтобы больше не было нотаций о правах человека со стороны дипломатов и BBC. А то хуже будет.

Это взвешенное запугивание. Америка хотя бы проявила такт, когда потихоньку лишила нас нашей империи и снизила наш статус до второго ряда.

Новая Россия тактична в той же мере, как подросток, напившийся пива. Это неопытное, молодое общество. Москва, когда-то сонная и задавленная, сегодня является самым веселым, экзотическим и дорогим городом Европы. Она блещет деньгами, как нефтяное государство Персидского залива.

Примечательно, что семь ее сталинских небоскребов, символы властной мощи, восходящие к последним годам великого диктатора, почистили и позолотили в знак ностальгической национальной гордости.

Российский рубль, когда-то предмет насмешек, который, как макулатуру, продавали на черном рынке пачками, годившийся только для покупки паленой водки и синих больных кур, теперь стал нефтяной валютой, доступной в обменных пунктах Лондона, которую авиакомпании принимают в магазинах дьюти-фри.

На уличном уровне видны другие важные признаки наглости, беззакония и незрелости. Охранники, обязательно одетые в черное, сидят рядом с гостиничными лифтами, охраняя своих клиентов, рублевых миллиардеров, или ходят по вестибюлям с замкнутыми, ничего не выражающими лицами странной, раскачивающейся походкой. Магазины демонстрируют в целом дурной вкус новых богачей.

За заборами, отгораживающими их от бедняков, ковыляют нетвердой походкой дорогие женщины, одетые так, чтобы удовлетворить сексуальные фантазии 14-летнего школьника: здесь нет каблуков ниже пяти дюймов, все юбки обтягивающие и короткие.

В таких декорациях я урвал короткий разговор с Андреем Луговым, одним из тех, кого подозревают в причастности к убийству Александра Литвиненко. Два его накачанных охранника слонялись, принимая боксерские стойки, предположительно, готовые уложить меня, если я поведу себя как-то не так.

Ранее Луговой игнорировал мои просьбы о встрече с ним, но российский коллега выследил его и смело встал у него на пути, и я догнал его. Луговой – худощавый человек в странных туфлях с длинными скошенными носами. Он одаривает меня обезоруживающей улыбкой и подмигивает, когда я пытаюсь расспросить его. Он вернется в Лондон?

«Надеюсь», – жизнерадостно лжет он и уходит.

Если это кремлевский убийца, он делает хорошую мину. Но такой человек и делал бы хорошую мину, не так ли?

Я сформировался под влиянием холодной войны и двух мелодраматичных лет в Москве, когда старый режим рухнул 15 лет назад; и я начал свои расспросы с Михаила Любимова. Теперь ему за 70, но когда-то он был настоящим гангстером из КГБ, которого выгнали из Лондона после попытки завербовать чиновницу с Уайтхолла на танцевальном вечере.

По сравнению с сегодняшними крепкими российскими ребятами Любимов – это Санта-Клаус. У него сохранился шпионский инстинкт, и когда мы встретились, он потребовал сесть в самом темном углу пиццерии.

Он по-прежнему лоялен, высоко отзывается о президенте Путине, говоря, что он «разумнее, чем Ельцин, разумнее, чем Горбачев».

Он откровенно восхищается возрождением в нации чувства собственного достоинства при бывшем агенте КГБ. «Путин понимает желания народа. Он понимает русскую гордость».

Любимов сомневается, что российское государство, в которое вновь вдохнули энергию, в наши дни убивает своих врагов на чужой территории.

«Идея, что он отдал приказ убить Литвиненко, это вздор», – говорит он.

В его время КГБ, конечно, сурово мстил в своих подвалах таким предателям, как Олег Пеньковский. Но, отойдя от методов сталинской эпохи, он внимательно относился к убийствам за границей.

Он вспоминает: «При Сталине мы убили многих людей за границей».

Но, поясняет он, при Хрущеве это прекратилось и никогда всерьез не начиналось снова.

«Я помню, было решение убить Олега Лялина, который бежал в 1970-х годах. Его разослали во все резидентуры КГБ. «Если вы увидите этого человека, вы должны сделать все, что в ваших силах, чтобы уничтожить его».

«Я представил себе, что могу встретить его в лондонском метро: что я должен делать? – улыбаясь, он изображает толкание. – Спихнуть его под колеса поезда? Это был типичный приказ спецслужб. Они знали, что его не станут выполнять».

И не выполнили. Несмотря на то, что он помог разрушить российскую шпионскую сеть в Лондоне на поколение, Лялин умер от естественных причин в 1995 году где-то в Англии.

Это успокаивает. Но Алексей Венедиктов, один из ведущих российских политических обозревателей – многие полагают, что он имеет прекрасный доступ в Кремль и к нему прислушивается влиятельный миллиардер Роман Абрамович, – подозревает, что все изменилось. Я разговаривал с ним на радиостанции «Эхо Москвы», любимом форуме жителей столицы, интересующихся политикой.

Он отмечает, что в 2004 году суд в Катаре осудил двух российских агентов за убийство чеченского эмигранта, жившего в этой стране Персидского залива. С тех пор осужденные вернулись в Россию, якобы для того, чтобы отбывать заключение, но на деле были тепло приняты властью и, видимо, освобождены.

Он привлекает мое внимание к новому закону, подписанному в июле прошлого года президентом Путиным, разрешающему агентам российских спецслужб убивать «террористов» за границей.

Он объясняет также, что в новой России Британия котируется низко.

«Наша правящая элита считает Британию страной, не имеющей собственной политики, а следующей за американской политикой, так что нет никакого смысла говорить с британцами, если можно говорить с их американскими хозяевами».

Но и это не все. Есть конкретный конфликт, личный конфликт между президентом Путиным и Энтони Блэром. Его причина – спор об экстрадиции. Травля британского посла Энтони Брентона санкционирована Кремлем и является знаком недовольства тем, что врагу Путина миллиардеру Борису Березовскому и чеченскому лидеру Ахмеду Закаеву предоставлено политическое убежище.

Венедиктов, называющий кремлевских властителей «людьми из-за стены», говорит: «Российские власти недовольны еще и тем, что Березовский ездит по британскому паспорту, выданному на вымышленное имя Платона Еленина».

«Они уверены, что решение о предоставлении убежища было принято не судом, а МВД, и мы знаем, что Путин говорил об этом с Блэром. Путин счел, что Блэр не хочет помочь. Они явно считают, что в Британии есть способ обойти суд».

Странный возврат к представлениям советской пропаганды о Британии: советники Путина, похоже, считают, что министры и судьи являются членами одних и тех же клубов, где они общаются в частном порядке.

Когда я высказываю предположение, что российское посольство в Лондоне наверняка знает, что это не так, Венедиктов отвечает, что в России сегодня такое правительство, которому послы за границей говорят то, что оно хочет слышать.

Конфликт носит личный характер.

«Недоверие Путина к Блэру было началом внезапного охлаждения отношений с Британией. Российское правительство считает, что британское правительство не оправдало ожиданий. Путин считает, что Блэр дурачил его, когда обещал тесное сотрудничество против терроризма. Путин очень лично воспринимает свои отношения с другими политическими лидерами».

Он готов делать им личные одолжения и, видимо, ждет от них того же. Путин считает Бориса Березовского своего рода террористом, так как тот открыто призывает к свержению российского правительства.

Но Кремль привык к этому.

Инцидентом, который действительно повредил отношениям, было предоставление прошлым летом убежища руководителям ЮКОСа, нефтяной компании, теперь фактически захваченной государством, но ранее принадлежавшей критику Путина Михаилу Ходорковскому, в настоящее время отбывающему срок в далеком лагере за предполагаемые налоговые преступления. Российская прокуратура была в ярости, когда ей отказали в экстрадиции людей из ЮКОСа.

И вскоре начались проблемы у посла Брентона. В какой-то мере он сам в них виноват. Он выступил на конференции оппозиционных групп под эгидой организации «Другая Россия», на что он имел полное право.

Но в числе этих групп была отвратительная Национал-большевистская партия, возглавляемая Эдуардом Лимоновым, вызывающим гадливость автором грязных книг, которого его критики называют откровенным сторонником дискредитированных идей сталинизма и национал-социализма. Конечно, символика его партии поразительно – и умышленно – похожа на символику нацистов Гитлера.

Но это не может быть причиной, по которой изводят исключительно Брентона, как мы вскоре увидим. На этом собрании выступали два американских дипломата и присутствовал посол Франции, но с ними ничего не случилось.

Венедиктов говорит, что травля Брентона – это первое событие такого рода со времен пограничного конфликта между СССР и Китаем в 1969 году. Тогда начались санкционированные демонстрации у китайского посольства. С тех пор Москва не предпринимала сравнимых акций. Но преследование Брентона явно происходит с разрешения властей.

«Они, несомненно, действуют по указанию Кремля», – говорит Венедиктов.

Кто сомневается, что он прав?

Организация, которая преследует Брентона, это предположительно патриотическое молодежное движение под названием «Наши». Оно так же непредсказуемо в своих действиях, как Северная Корея. Если это популярное молодежное движение, почему на фасаде его главного офиса в Москве нет никаких указаний на то, кто работает внутри? Почему его лидеры трижды встречались с президентом Путиным? Почему его финансы составляют такую тайну?

Кампания «Наших» против нашего человека в Москве – это продуманное, злобное и порой рискованное издевательство, которое, на мой взгляд, не могли придумать несколько подростков и которое явно имеет официальную санкцию и помощь. И вот что мы видим.

Молодые люди, среди которых 19-летний студент-компьютерщик Тихон Чумаков, проводят демонстрации у британского посольства и везде, где бывает Брентон. Таинственным образом они информированы о его передвижениях. Они даже следуют за его официальной машиной в адском московском транспортном потоке, что может быть опасным. Как они это делают?

Я говорил с Чумаковым, худым светловолосым персонажем, немножко похожим на Путина, каким тот мог быть в молодости. Он уклончиво говорит о том, как начались акции протеста и как он начал в них участвовать, но теперь испытывает личную неприязнь, так как (русский) охранник ударил его во время акции протеста у красивой резиденции посла, которая находится на набережной прямо напротив Кремля.

Посол с тех пор извинился за излишнее рвение. Но Чумаков хочет публичных извинений за связи с «фашистами», то есть с национал-большевиками. В настоящее время он планирует поездку в Лондон, во время которой он надеется обратиться к королеве по этому вопросу.

Он говорит, что возмущен. Но удивляет его бесстрастность, когда он говорит, что им движет отвращение, которое вызывают у него национал-большевики и подобные типы.

«Мы, в «Наших», считаем таких людей просто отбросами. Мы антифашистское молодежное движение, и мы возмущены».

Он спрашивает: «Вы можете себе представить российского посла в Лондоне на конференции ИРА, или российского посла в Вашингтоне на конференции Ку-клукс-клана»?

Брентон предложил пригласить представителей «Наших» на чай и объяснить свою позицию, но они ответили плакатами, гласившими: «Не нужен нам ваш чай». Чумаков говорит, что они хотят настоящих извинений, а не приятной встречи. «Я буду преследовать его, пока он не извинится либо не покинет страну».

Конечно, я спросил его, являются ли «Наши» ширмой Путина?

Он отвечает: «Мы действительно поддерживаем идеи президента. Но говорить, что моими действиями управляет Кремль или что мне приказывает Кремль, неправильно. Я действую от своего имени».

Он признается, что ему компенсируют дорожные расходы, когда он преследует Брентона в далеких городах, таких как Самара, но говорит, что речь идет о небольших суммах.

Явно он просто рядовой в чьей-то армии. Я получаю более тонкие объяснения деятельности организации от Анастасии Сусловой, 21-летней представительницы «Наших».

Она не может сказать, откуда «Наши» получают деньги (говорят, что, как выясняется, от пропутинских бизнесменов), но отмечает: «В 2005 году, с «оранжевой революцией» на Украине и «революцией роз» в Грузии, мы осознали, что нужно молодое поколение, которое понимает, что Россия равна другим европейским государствам, нам нужно молодое поколение, которое не будет слепо следовать за такими революциями».

«Наша задача – вырастить молодых патриотов из поколения людей, переживших провал демократии в России».

Слова «провал демократии» очень важны. Эпоха Горбачева и Ельцина считается годами хаоса и национального унижения. Многие в России называют ее «дерьмократией».

«Наши идеи и разговоры совпадают с тем, чего Путин хочет от молодежи. Мы поддерживаем политические цели президента», – добавляет Анастасия. Очень удачное совпадение для Путина, которого глубоко потрясли всплески «народовластия» в соседних государствах, так как он увидел в них – с некоторыми основаниями – манипулирование толпой и общественным мнением с целью свержения авторитарных режимов, во многом похожих на его собственный.

Случись такое в Москве, мы, я думаю, увидели бы орды «Наших», проводящие гигантские демонстрации противоположной направленности и размахивающих своим символом: сочетанием царского Андреевского креста с советским красным флагом, хорошим олицетворением путинского представления о России.

Путин, с помощью своего блестящего пропагандиста Владислава Суркова, продемонстрировал некоторый навык создания и поддержки – на расстоянии вытянутой руки – политических движений, которые некоторое время служат его целям, и последующей отправки их на свалку.

«Наши» – это лишь последнее из этих движений, а Британия – его нынешняя мишень. Как только мы научимся делать то, что нам сказали, когда Россия хочет чьей-то экстрадиции, гнев на Брентона таинственным образом испарится.

На приближающихся выборах президент Путин довольно остроумно планирует поддержать сразу две партии: «Единую Россию», чтобы получить голоса патриотов, и «Справедливую Россию», которая обеспечит поддержку со стороны старых коммунистов.

По-настоящему оппозиционные партии исчезнут или получат совсем мало. Борьба будет настолько пустой, что наше бескровное состязание между новыми лейбористами и консерватизмом Камерона покажется настоящей войной за душу нации.

Под руководством этого умного, воспитанного в тайной полиции циника новая Россия будет становиться все сильнее, авторитарнее, увереннее, отбрасывая более длинную тень на Европу, еще не осознавшую масштаба угрозы, которую представляет это новое нефтегазовое государство, и недовольства, которое она испытывала, когда победивший Запад унижал ее после холодной войны.

Теперь она приходит в себя. Готовьтесь к худшему.