16+
Новости:
2 Февраля 2007 года, 00:00
32 просмотра

Неловкие реверансы в сторону Запада («The Economist», Великобритания)

From Economist.com

Президент Беларуси Александр Лукашенко клеймит Россию и превозносит Запад: в последние 12 лет такое развитие событий любой счел бы не просто маловероятным, но и сенсационным.

И тем не менее. . . Находясь в центре Европы, ‘мы должны нормально жить и с Востоком, и с Западом’, — заявил он на прошлой неделе. Прежний политический курс, направленный на создание союзного государства с Россией, был полностью ошибочным, продолжал он: ‘мы летели на одном крыле’.

И неважно, что в этом странном полете за штурвалом сидел он сам. Неважно, что последние 10 лет Минск упорно прокладывала себе путь к международной изоляции, убивая, запугивая, избивая и притесняя собственных граждан. Теперь достойную экономическую модель Лукашенко обнаружил в Финляндии, Швеции, Германии, Франции — даже в Польше.

Перспектива того, что Беларусь намерена выбраться из ‘черной дыры’, ставит Запад перед мучительным выбором. Своеобразный прецедент, конечно, есть. В свое время президентом Молдовы стал коммунист Владимир Воронин: он намеревался превратить свою расколотую, нищую страну во ‘вторую Кубу’, и возможно даже присоединиться к российско-белорусскому проекту союзного государства. Однако вскоре этот радикал превратился в умеренного социал-демократа, с подозрением относящегося к Кремлю и ориентирующего Молдову на Запад (к стыду своему, сам Запад практически не оказывает поддержки этому курсу).

Может ли подобная метаморфоза произойти и с г-ном Лукашенко? Владимир Сокор (Vladimir Socor) из аналитического центра Jamestown Foundation отмечает в этой связи: ‘Зондаж Лукашенко осложняется тем, что он не умеет разговаривать на языке, понятном западной аудитории’.

И это еще мягко сказано. Белорусский лидер — колхозник с безумным взглядом, типичный образец ‘хомо советикус’, хоть в музее выставляй. Помимо прокремлевских симпатий и авторитаризма ‘с опорой на собственные силы’ его самыми яркими чертами можно назвать разве что непредсказуемый характер и беспардонную грубость. Каждый, кто следил за этим ‘циником на троне’, усомнится в возможности реальных перемен.

Более того, параллели между ситуацией в Молдове и Беларуси весьма относительны. Каковы бы ни были его внешнеполитические концепции, г-н Воронин никогда не был авторитарным лидером. При всех своих проблемах Молдова по сравнению с Беларусью — просто классическая ‘афинская демократия’. Внезапное обращение г-на Лукашенко в ‘западную веру’ ни на йоту не изменило его репрессивные методы во внутренней политике. Недавние местные выборы в стране носили откровенно фарсовый характер — большинство оппозиционных кандидатов и их сторонников власти шантажом вынудили отказаться от участия в кампании.

В прошлом Минск уже ссорился с Востоком и заигрывал с Западом, но дело неизменно кончалось возвращением на круги своя (а точнее, российские). На сей раз, правда, Лукашенко высказывается гораздо резче. Из недавней нефтегазовой ссоры с Москвой он вышел весь в синяках, и теперь клеймит российский ‘энергетический империализм’ не хуже любого поляка. ‘Хозяин’ Беларуси заявляет, что хочет продать долю в энергетической инфраструктуре страны западным компаниям.

Возможно, говорить о том, что он реально поворачивается лицом к Западу — значит принимать желаемое за действительное, но и такую возможность исключать нельзя. На постсоветском пространстве происходят тектонические сдвиги. Чванливая и неуклюжая политика России в регионе отталкивает всех ее лояльных союзников из числа бывших советских республик — Армению, центральноазиатские государства, а теперь даже Беларусь.

В результате перед Западом неожиданно и незаслуженно открываются большие возможности. Если он не сможет правильно ими распорядиться, результат будет катастрофический. Попытки поддержать г-на Лукашенко в условиях давления Москвы создадут впечатление о неприкрытом цинизме Запада. Однако он может вступить в переговоры с белорусской ‘номенклатурой’ — высокопоставленными чиновниками и бизнесменами. Для них ни статус международных изгоев, ни вступление страны в состав России не сулят ничего хорошего.

Идеальный вариант, конечно, выглядел бы так: расколотая и слабая белорусская оппозиция чудесным образом объединяется, сметает правящий режим и отправляет г-на Лукашенко с его присными за решетку. Но мы живем в реальном мире, и если ценой за избавление Беларуси от диктатуры и российской гегемонии станет благополучный уход президента (и его приспешников) на покой на роскошных виллах в Черногории или на Кипре, такой вариант выглядит очень неплохо.