16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
33 просмотра

Неправильный любовный треугольник («The Times», Великобритания)

В течение десятилетий это влиятельное трио было разделено политическим соперничеством, пограничными спорами и древними страхами. Однако вчерашняя встреча министров иностранных дел Индии, Китая и России подчеркнула, что в мире происходят коренные перемены, в которых выковывается новый геостратегический альянс. Вместе со 143 миллионами россиян две самые многочисленные нации мира — и в Индии, и в Китае живет больше миллиарда человек — составляют более 40 процентов мирового населения и пятую часть мировой экономики, а также имеют больше половины всех ядерных боезарядов. Кроме того, все три страны активно выбиваются в мировые державы, занимая доминирующее положение в производстве промышленных товаров, поставке энергоресурсов и во все большей степени занимая сектор услуг во всем мире. А по мере роста благосостояния их обществ и расширения сфер влияния государств растет и заинтересованность этих трех стран в объединении своих экономических и политических сил.

В совместном коммюнике участники вчерашней встречи заявили о своей приверженности ‘многосторонней дипломатии’ и утверждают, что новое сообщество не направлено против ‘интересов какой-либо другой страны’. Фактически эта ремарка направлена Вашингтону: пользуясь всеми доступными средствами дипломатического языка, министры говорят, что речь не идет о новом антиамериканском альянсе. И это понятно: Индия — особенно Индия — очень ценит свои бурно развивающиеся отношения с США, уже выразившиеся в подписании беспрецедентного соглашения по сотрудничеству в атомной сфере, повышающего значимость индийского технологического участия. Определенный интерес не напрягать Вашингтон опасениями относительно своего экономического роста и политических намерений есть и у Китая. Только Россия под властью Владимира Путина, публично раскритиковавшего действия администрации Буша в Ираке, иранском вопросе и решении проблем противоракетной обороны скатывается в жесткий антиамериканизм — хотя и ему тоже, как ни крути, надо продавать на Запад энергоносители и сглаживать недавно им же самим созданную напряженность в этом вопросе.

И тем не менее, под всеми дипломатическими обертками нельзя не усмотреть главного сигнала в адрес Вашингтона: три страны намерены выступить против статуса Америки как единственной сверхдержавы и хотят построить ‘многополярный’ мир — тем более что они призвали к усилению обветшавшей Организации Объединенных наций. При этом и у Индии, и у Китая, и у России гораздо больше общего с США, чем они готовы признать, в том числе и озабоченность ростом исламского экстремизма, который в будущем для всех троих станет еще более актуальным вопросом, чем сегодня.

Однако между ними появляется один фактор, которого не было в прошлом — решимость преодолеть двусторонние разногласия. Отношения между Индией и Россией были весьма теплыми еще с советских времен, а недавно, после визита президента Путина и заключения крупных контрактов на поставку оружия, они стали еще ближе друг другу. Однако Китай до сих пор не был особенно близок ни русским, ни индийцам: в 1962 из-за пограничного спора омрачились его отношения с Индией, а в 1969-м — с Советским Союзом, и до сих пор товарооборот Китая с обеими странами остается намного ниже потенциального — хотя с Индией быстро растет. Что касается России, то она долгое время была ориентирована главным образом не на Азию, а на Запад, хотя сейчас активно использует спрос на энергоносители со стороны и Индии, и Китая.

Вашингтону при виде подобного сближения необходимо соблюдать хладнокровие. Ни у Китая, ни у Индии нет намерений во имя чего-то жертвовать своими связями с Америкой. Эти страны могут даже в чем-то смягчить граничащее с паранойей неприятие, исходящее от Москвы, и обе могут создать стабильные рамки для быстрого развития азиатского региона. Кроме того, все три страны крайне заинтересованы в формировании предсказуемой торговой среды и скорейшем обогащении своих народов — многочисленных, требовательных и нетерпеливых.