16+
Новости
1 Марта 2007, 00:00
17 просмотров

Новая Европа: атлантическая интеграция с видом на Европу («Preco?», Словакия)

В советское время на автомобильном рынке в Южном порту в Москве при стечении толп покупающих и продающих, обремененных большими наличными суммами, играли в три наперстка. И хотя большинство людей знало или догадывалось о том, что выиграть в три наперстка нельзя, игроки всегда находились. Потому что у наперсточников была система и технология, хотя и простая, но весьма эффективная. Вокруг двигавшего три наперстка, под одним из которых была горошина, толпились иногда десятки подсадных, которые то и дело ‘выигрывали’. На фоне этих выигрышей ‘подсадных’ проигрыши простодушных лохов не выглядели как ‘отъем денег’ — просто не повезло человеку.

Новое светлое будущее

К евроатлантической интеграции это воспоминание имеет самое прямое и непосредственное отношение. Сам термин так же прост и незатейлив, как игра в три наперстка. Первая часть — ‘евро’, то есть вступление в ЕС, — затеняет собой намного более важную с точки зрения власти и силы часть ‘атлантическая’. И не просто затеняет — на самом деле все как раз наоборот. Сначала от новых и простодушных игроков требуют ‘атлантической’ интеграции — то есть вступления в НАТО, и только потом разрешают подумать о европейской.

Обратимся к еще свежей истории словацкой политики, наблюдателем и участником которой я являюсь почти пятнадцать лет. В девяностые годы евроатлантическая интеграция (далее ЕАИ) в Словакии стала неким магическим заклинанием, молитвой, поставить под сомнение которое было таким же грехом, как усомниться в слове ‘аминь’. Это было новое ‘светлое будущее’, напоминавшее высеченные золотыми буквами на главном павильоне ВДНХ СССР слова Хрущева о том, что ‘нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме’. Потом, правда, эти буквы потихоньку убрали.

‘Освободившиеся от коммунистического гнета свободные народы Европы получат много радости и счастья от ЕАИ, и будет это скоро,’ — так расшифровывался новый символ веры. Но тогда, в девяностые годы, несколько затуманенным оставался смысл самого процесса ЕАИ. Сейчас туман рассеялся.

ЕАИ на примере Словакии

ЕАИ — это втягивание стран Центральной и Восточной Европы из развалившегося советского геополитического союза Варшавский договор — СЭВ в западный геополитический союз НАТО — ЕС, который с некоторыми оговорками назовем еще и европейским. Оговорки неизбежны потому, что и ЕС, и тем более НАТО суть геополитические проекты, в которых США стремятся к полному доминированию, и часто его добиваются. Ибо США после Второй мировой войны понимает Западную Европу как свой протекторат, то есть территорию, которая защищается и контролируется с помощью военной силы. И как это ни обидно для великих европейских народов, но у США были и есть полные основания понимать Западную Европу именно так. ЕАИ выглядит как расширение этого протектората на восток.

Всем посткоммунистическим странам, вступавшим в ЕС, была предложена простая программа. Сначала вы вступите в НАТО, и это станет вашим пропуском в VIP-клуб богатых европейских государств, за который выдавался в те времена Европейский Союз. То есть вечером стулья, утром деньги. Правда, с деньгами утром все оказалось не так просто. Но стулья отдали дружно, весело и радостно.

Интересно, что и в Словакии, и в Чехии в девяностые годы были силы, предупреждавшие о том, что можно вступить в ЕС, а вот в НАТО вступать не нужно, потому что это не совсем безопасно. Но силы эти были выдавлены на периферию словацкой политики могучей и безжалостной рукой.

О неприятных последствиях вступления в НАТО ни чехам, ни полякам из деликатности не рассказывали — отсюда их сегодняшняя растерянность. Как же так, на нас нацелят русские ракеты! Нам ничего такого не говорили. Удивительно похоже на сегодняшние причитания лучшего немца 1989 года Михаила Горбачева о том, что его обманули, когда он восторженно разваливал советскую империю, сказав, что страны Варшавского договора ни в коем случае не вступят в НАТО. Ему сказали — а он, добрый и наивный, поверил.

Что мы видим сегодня, когда пропагандистский туман ЕАИ для Чехии, Словакии или Венгрии рассеялся? Картина получается интересная. Новая и совсем не такая, какую рисовали.

Выяснилось, что ЕС это вовсе не VIP-клуб, а торгово-валютный союз богатых и сильных европейских держав, в который маленьких и слабых принимают на одном простом условии: отдайте накопленное старшими поколениями в наши надежные добрые руки — и дальше процветайте как умеете. К идеологии это не имеет почти никакого отношения, идеология плавает где-то сверху на уровне пиара. В ЕС, например, не хотели Испанию вместе с генералом Франко, потому что диктатор был и фашист. Это уровень ‘идеологии’ и пиара, а уровень реальности другой — при Франко забрать собственность испанцев было труднее и немецкий ‘Фольксваген’ едва ли купил бы испанский ‘Сеат’. Франко не стало — и в Испании сразу же восторжествовало ЕАИ. Как и в Португалии, Греции или на Кипре.

В Словакии ЕАИ выглядит стандартно и стерильно — уже почти не осталось не только крупных, но даже среднекрупных предприятий, которыми бы владели словацкие собственники. Все сначала приватизировала новая демократическая номенклатура, а потом за бесценок продала в руки западных фирм.

Первыми из рук словаков ушли промышленные гиганты, металлургические и обрабатывающие заводы, нефтеперерабатывающие предприятия. Потом пришла очередь банков. В Словакии уже давно нет ни одного словацкого банка. В Чехии чешский банк остался — целый один. Слабый и хилый. Но остальные банки в Словакии и Чехии купили немцы, французы, итальянцы. Людям, хотя бы немного ориентирующимся в мире, не нужно объяснять, что это значит, когда чужие держат в руках систему финансового кровообращения всего общества.

Западные собственники купили в Словакии почти все СМИ, за исключением хронически агонизирующих государственных. В руках гигантских международных корпораций все телекоммуникационные системы, у них же страховые кампании. В чужие руки перешло все, что пахнет деньгами. В ближайшее время уйдет еще и здравоохранение, после чего ЕАИ в Словакии предстанет во всем своем великолепии. Ее смысл: было ваше, словацкое — стало наше, евроинтеграционное.

Подчеркну, суть произошедшего в Словакии сегодня понятна практически всем, даже самым необразованным. О сути уже перестали спорить, спорят о том, хорошо это или плохо для простого словацкого труженника, по жизни которого проехалась тяжелая колесница постсоветской истории. Спорят в корчмах — как сказали бы русские, на кухнях. Зато в СМИ не спорит никто — многозвездный стяг ЕАИ гордо реет в словацких СМИ, и сказать худое слово в адрес ЕС в Словакии сегодня почти так же невозможно, как нельзя было критиковать СССР в советскую эпоху.

Но состоялось ли наконец то самое повышение жизненного уровня, которым манили словаков с помощью ЕАИ? Отнюдь нет. Действительно, начался процесс некоего сближения уровня жизни в Словакии и ЕС, но в основном за счет снижения уровня жизни в богатых европейских державах.

И все же, хороша ЕАИ для Словакии или плоха?

Для некоторых словаков, сказочно разбогатевших на приватизациии, ЕАИ это не просто хорошо, это чудо, рай на земле, полный дворцов, лимузинов и тропических пляжей. Для жителей больших городов ЕАИ тоже скорее хорошо, они первыми переживают и вкушают плоды роста экономики.

Но для обитателей небольших городов и деревень — а в Словакии это больше половины населения — ЕАИ не принесла ничего, кроме двух праздников в душе — сначала торжественно вступили в НАТО, потом еще торжественнее в ЕС. Последний праздник состоится менее чем через год — Словакия вступит в Шенгенскую зону. И на этом праздники закончатся.

Реальной жизни этой большей половины словаков ЕАИ коснулась заметнее всего в том, что у их выросших детей появилась новая и во многих местах практическая безальтернативная возможность — поехать в Ирландию мыть посуду в баре и там зарабатывать себе сначала на учебу, потом на квартиру. И так пройти ЕАИ самостоятельно, внедрившись в Европу в качестве официанта или строителя. Потому что шансов пробиться на родной словацкой земле у этих детей не очень много — если они не дети приватизеров.

Но самое существенное — бедность большинства, которую словацкие СМИ долгие годы подносили как переходный и временный этап ЕАИ на пути к благоденствию и процветанию, — стала обыденной и почти незаметной. К бедности привыкли, как начинают к ней потихоньку привыкать и обитатели еще недавно богатой Западной Европы.

ЕАИ и народы бывшей Югославии

Восторженный энтузиазм, с которым сегодня страны бывшей Югославии стремятся вкусить ЕАИ, невозможно передать словами. Нужно своими глазами видеть и своими ушами слышать выступления лидеров этих стран на международных форумах, суть которых сводится к простому тезису: вступление в ЕС решит все наши проблемы, разрубит все гордиевы узлы, несмотря на то, что мы недавно воевали между собой, да и традициями собственной государственности не очень богаты.

Пока в Европе осторожно поговаривают о вступлении стран бывшей Югославии в ЕС как завершающем этапе расширения, лидеры этих стран бесконечно говорят+ об этом вступлении как о вещи решенной и скорой. И так надувают очередную пенную волну ЕАИ в своих странах, при этом часто откровенно дурачат своих избирателей и граждан.

Предпочтительнее всего выглядят шансы Хорватии — туристический бум в этой стране, где самое красивое и самое чистое в Европе море, делает хорватов фаворитами. Почему бы богатым инвесторам из ЕС не купить Хорватию — если не всю, то лучшие ее части?

Не отстают от Ховратии и совсем юные, младенческие государства — Черногория, Македония, Босния и Герцеговина, и особенно Албания, вышедшая со сногшибательным слоганом ‘Албания за 1 евро’. Если верить лидерам этой экзотической страны, где еще недавно редкостью был обычный автомобиль, в Албании любой заграничный инвестор может купить что угодно за 1 евро — от земельного участка до банка. Может, но пока почему-то не хочет. Может быть, албанский язык этому несуществующему инвестору еще не совсем понятен, может быть, простота албанской демократии еще не вполне очаровала.

Весьма неубедительно увязывается расширение ЕС на Балканы с решением косовской проблемы. Говорят, причем все громче, что косовская проблема на самом деле не так уж остра и драматична, потому что все балканские страны в конечном итоге сойдутся под сенью ЕС и там обретут желанный консензус. А что, если не сойдутся и не обретут? — спросит какой-нибудь реалист-прагматик. И натолкнется на глухую стену молчания.

ЕАИ и Турция

Это особенно больная тема для всех. Турки надеются и ждут, причем уже очень долго. Турция десятки лет послушно исполняет первую часть ЕАИ, являясь активным, боевитым и иногда даже воюющим членом НАТО. Поэтому Турция закономерно ожидает награды за такую многолетнюю верность демократическим ценностям, которые в самой Турции цветут практически круглый год — климат благоприятный.

Правда, что означало бы для ЕС вступление Турции, пока не просто никто не знает — главные игроки ЕС относятся к такой перспективе в духе ‘это даже представить себе страшно’. Их отношение легко понять, достаточно вспомнить хотя бы о традициях турецко-курдской или турецко-греческой дружбы, добавить к этому проблему Кипра, не забыть геноцид армян и нежные отношения турков с болгарами.

О миллионах турков, успешно прошедших ЕАИ в индивидуальном порядке и ставших гражданами стран ЕС, предпочитают не говорить вообще — это такой симпатичный мультикультурализм, цветению которого в Германии, например, помогает удивительная плодовитость турецких семей. Турки производят для Германии самое главное и ценное — новых германских граждан, производят прилежно, и нельзя сомневаться в том, что Турция и турки скоро скажут свое веское слово в ЕС, независимо от того, когда их примут. И примут ли вообще.

ЕАИ и Украина

А вот это вопрос по-настоящему забавный. Все то, что говорилось в Словакии в девяностые годы, на Украине сегодня повторяется буквально и дословно — некоторые советники Ющенко, профессионалы цветных революций, представляют словацкие неправительственные организации, свергавшие то Мечара в родной стране, то Милошевича в Югославии. Советуют поэтому профессионально и от всей души, забывая, правда о том, что Украина не Словакия.

Но песня та же самая — сначала воткнем Украину в НАТО, потом в европейский рай. Песня все больше походит на похоронный марш в исполнении подвыпившего шарманщика, который зачем-то крутит ручку своей машинки в два раза быстрее. И получаются такие вот веселые похороны, на которых никто не знает, плакать надо или смеяться.

Главному мотору ЕАИ на Украине, президенту Ющенко, хотелось бы задать несколько простых вопросов: он на самом деле верит в то, что Украина когда-нибудь вступит в НАТО? Если верит, то какие геополитические последствия такого вступления предполагает?

Не развалится ли Украина как страна на части, как только, не дай бог, веру Ющенко начнет разделять значительная часть ее населения? Может ли Украина, не вступив в НАТО, претендовать на членство в ЕС? Если не может, зачем дурить головы согражданам? И как на все это политическое творчество за гранью фантастики в области ЕАИ будет смотреть Россия, хотя и ослабленная, но сегодня несравнимо более сильная и богатая, чем Украина, кажется, безнадежно увязшая в оранжевых экспериментах?

____________________________________________

Сергей Хелемендик: «России без империи никак» («Preco?», Словакия)

Подборка