16+
Новости:
20 Февраля 2007 года, 00:00
25 просмотров

Новые задачи армии Усамы

Двойственность – правило номер один на земле перманентной Большой игры с ее главными действующими лицами, которые одновременно являются пожарными и пироманами. Центральную роль исполняет Пакистан, чья политика обусловлена этническими связями, религиозными отношениями, региональными амбициями и обязательствами в отношении Соединенных Штатов.

Президент Мушарраф хотел бы закрыть спор с индусами, чтобы полностью посвятить себя более интересному проекту «Афганистан». Но кашмирские сепаратисты, обласканные сотрудниками его разведслужбы (ISI), с давних пор являющиеся союзниками каидистов, устроили кровавый теракт на поезде дружбы, выехавшем из Дели. Вряд ли они смогли бы совершить такую массовую бойню без согласия своих пакистанских сообщников. Каких? Да тех же агентов ISI и исламистов, для которых Кашмир является одним из бастионов, который следует завоевать. Стратегия, направленная на дестабилизацию, сочетающаяся с дроблением сепаратистского движения. Группы, меняющие названия («Ласкар Джанвидж», «Ласкар-е-Тоиба», «Джаш Мохаммед» (Laskar Janvij, Laskar-e-Toiba, Jash Mohammed), но не разрывающие прочных связей с Пакистаном, делают ставку на систему «интернациональной» борьбы – этот термин использует «Аль-Каида». Бомбам, взорванным в воскресенье, предшествовали тревожные сигналы о возможных терактах: угон самолета с пассажирами, теракты в финансовом квартале в Мумбаи или на атомной электростанции.

Теракт в пассажирском поезде оставался бы событием локального характера, если бы он произошел не накануне афганского наступления, которого все так опасаются. Потому что он может стать предвестником наступления колонн моджахедов на слабую власть Карзая. Но опять-таки, есть Пакистан, который хотел бы успокоить Вашингтон, но мало что делает, чтобы предотвратить сражение. Или, вероятнее всего, усилия Мушаррафа уравновешиваются интригами ISI и движениями, поддерживающими талибов, начиная с «Джамаат Улема» (Jamaat Ulema).

Резюмируя информацию, поступившую в эти последние месяцы, газета New York Times вновь выступает с обвинениями: традиционное руководство «Аль-Каиды» восстанавливает контроль и действует без оглядки на кого-либо в Северном Вазиристане (Пакистан). В некоторых районах экстремисты организовали тренировочные мини-лагеря, где проходят подготовку одновременно 10-20 моджахедов. К местным боевикам присоединились узбекские добровольцы (около 1000 человек) и арабы. «Аль-Каида», что означает «база», наконец, обрела свое орлиное гнездо – с Усамой, который стал идейным вдохновителем, и Айманом аз-Завахири, занимающимся оперативной деятельностью.

Но более серьезной кажется угроза со стороны талибов, представленная на двух уровнях. Первый: учащиеся-боевики, сплоченные вокруг муллы Омара, признанного даже аз-Завахири в качестве «главнокомандующего верующих». Лидер, вероятно, живет в Кветте (Пакистан), а его союзники – от Дадуллы до Джалалуди Хаккани – прячутся в Вазиристане. Индийские источники утверждают, что довольно важную роль играет также мулла Хак Яр. Проведя больше трех лет в Ираке в рядах сопротивления, этот боевик вернулся домой, чтобы взять на себя роль военного лидера. Вероятно, именно он поделился обретенным в Ираке опытом боевых действий. Цифры говорят сами за себя: в 2006 году было совершено 139 самоубийственных терактов, осуществлено 1677 взрывов мин и бомб, 4542 прямых нападения.

Второй уровень представлен группировками талибов и пакистанцев, воспользовавшимися соглашением, достигнутым между Исламабадом и лидерами племен. Достигнутое перемирие было использовано для создания боевиками баз, сбора средств и вербовки новых боевиков. Появился и загадочный персонаж. Хаджи Омар, отбывавший сроки заключения в Дубае и Пешаваре, провозгласил себя эмиром движения. Активизировалась деятельность мелких группировок, несущих ответственность за организацию терактов с участием смертников в Пакистане. Этими терактами они демонстрируют реальную сплоченность и пытаются запугать власти Исламабада.

Мушарраф осознает опасность сложившейся ситуации. Его уже пытались вывести из игры, и недавний теракт в Кветте свидетельствует о том, что в стране будет сохраняться обстановка насилия. Вначале президент применял силу, направляя тысячи солдат в племенные зоны. Результат был катастрофическим с многочисленными потерями, как со стороны военных, так и со стороны гражданского населения. Но в сентябре он достиг соглашения, в надежде на то, что старейшины могут помешать осуществлению рейдов в Афганистан. Напрасные усилия. Перемирие имело обратный эффект и позволило повстанцам укрепить свои позиции. Старые боевики очень часто вынуждены уступать место молодым. И если в Ираке родилось «исламское государство», то на границе между Афганистаном и Пакистаном – Эмират. Чтобы спасти лицо, Исламабад создал 98 опорных пунктов вдоль участка границы, но они не слишком эффективны по сравнению с мобильными группами боевиков, которых поддерживает население. Мушарраф не хочет, чтобы его считали покровителем мулл, но он не хочет жертвовать исламскими боевиками, которые на протяжении 20 лет остаются ценным инструментом в руках властей. Они внесли вклад в изгнание советской армии, их подобрал бен Ладен, перенацелив их на свой джихад, сегодня они будут задействованы в очередном матче за Кабул. Большая игра продолжается.