16+
Новости:
15 Февраля 2007 года, 00:00
22 просмотра

Новый президент идет путем «отца всех туркмен»

Компания не меняющихся автократов мира становится все малочисленней, но сегодня она приняла нового члена, Гурбангулы Бердымухаммедова, которого привели к присяге как президента Туркмении после прорыва к сомнительной победе на выборах.

На пышной церемонии в столице республики, Ашхабаде, глава избирательной комиссии Мурад Каррыев, который открыто агитировал за нового президента, объявил, что Бердымухаммедов победил, получив 89,2% голосов на выборах в воскресенье.

Спустя мгновения 49-летний экс-стоматолог встал, чтобы принести присягу и принять в подарок хлеб и колчан со стрелами, перед тем как ему под ноги положили белый ковер.

«Пусть ваш путь всегда будет таким белым, как этот ковер», – выкрикнула женщина из числа 2,5 тыс. делегатов, вскочивших на ноги, чтобы приветствовать нового человека.

На фоне таких персонажей, как Ким Чен Ир из КНДР или Роберт Мугабе из Зимбабве, Бердымухаммедову придется постараться, чтобы оставить след в мировом сознании, помимо его громоздкого имени. Туркмения завоевала репутацию захолустья Центральной Азии. При его предшественнике Сапармурате Ниязове, умершем в декабре, она влачила жалкое существование под гнетом режима, злую эксцентричность которого поддерживала культура невежества, возведенного в официальный ранг.

Народу Туркмении было запрещено слушать оперу и получать нормальное образование, вместо этого людей насильно кормили писаниями Туркменбаши Великого, как любил называть себя Ниязов.

«Для меня всегда было загадкой, почему Саша Барон Коэн (британский комик) решил сделать Бората казахом, а не туркменом», – сказал западный бизнесмен, работающий в Туркмении.

Несмотря на то, что Туркмения считается отсталой, Запад хотел бы видеть эту страну вставшей на ноги. Она имеет огромные, пусть в настоящее время толком не подсчитанные газовые резервы, которые могут уменьшить зависимость Европы от России.

Западные чиновники, отчаянно пытавшиеся найти что-нибудь обнадеживающее в риторике нового президента в ходе избирательной кампании, извлекли крупицы успокоения из обещаний Бердымухаммедова реформировать образование и впервые дать простым туркменам доступ к интернету.

Но в других отношениях начало карьеры Бердымухаммедова далеко от хороших предзнаменований. Исполняя обязанности президента, он приказал арестовать своего главного соперника, спикера парламента Овезгельды Атаева, который по конституции был официальным преемником Ниязова.

Хотя оптимисты провозгласили выборы первыми, на которых туркмены могли выбирать больше чем из одного кандидата, другие напоминали о том, что пять соперников Бердымухаммедова были из одной с ним партии и получили строгие инструкции не выигрывать.

Западным журналистам запретили въезд в Туркмению, и на выборах не было официального мониторинга мирового сообщества.

Маленькая делегация Организации безопасности и сотрудничества в Европе, региональной структуры, созданной западными правительствами для защиты демократии, приехала в страну, но выборы, похоже, не произвели на нее впечатления. «Фарс», – был приговор одного из делегатов, Джесуса Лопеса-Менделя, которого процитировала испанская газета ABC.

Хотя Запад установил для богатой энергоресурсами Центральной Азии более низкие стандарты демократии, чем для бедной ресурсами Африки, любой газовый контракт с новым правительством наверняка навлечет на себя гнев правозащитных организаций, если Бердымухаммедов не выйдет за рамки формальных реформ.

На церемонии инаугурации новый президент повторил свои обещания, касающиеся образования, но ни словом не упомянул об освобождении политзаключенных или ослаблении тоталитарного контроля, установленного его предшественником и, по слухам, его отцом.

Он заявил, что посвятит свою жизнь следованию курсом Туркменбаши Великого.