16+
Новости:
16 Февраля 2007 года, 00:00
29 просмотров

Нужна дискуссия, а не перебранка («The Economist», Великобритания)

Поведение Владимира Путина, конечно, возмутительно, но кое в чем он прав

В 1960 г. в ООН Никита Хрущев стучал по столу кулаками, а потом ботинком с такой силой, что у него остановились часы. Однако это была не спонтанная вспышка гнева. Своим поступком Хрущев говорил: мы сверхдержава, и с нами нужно считаться — мы не намерены играть по вашим правилам. В общем, ‘важных персон’, которым пришлось недавно выслушать путинскую возмущенную тираду в адрес Америки, НАТО, Евросоюза и т.д., можно простить, если у них возникла мысль: похоже, в России времена не меняются.

Тем не менее, из этого не стоит делать вывод, что мир оказался на грани новой ‘холодной войны’. Будущее нынешней России зависит от интеграции в мировую экономику. Ее безопасности — как и безопасности Америки или Европы — угрожают терроризм, распространение оружия массового поражения и климатические изменения. Таким образом, путинская риторика по принципу ‘кулаком по столу’ была столь же просчитанной, что и хрущевская выходка с ботинком: она была призвана продемонстрировать всем — Россия преодолела слабость первых постсоветских лет, разбогатела на нефти, и будет вести себя так, как считает нужным г-н Путин.

Речь российского президента содержала солидную порцию ханжеского антиамериканизма. Однако, если оставить в стороне ее нарочитую театральность, г-н Путин указал и на реальные проблемы в политике Вашингтона в области контроля над вооружениями. Беда в том, что всеобщее внимание, вероятно, привлекут лишь его несправедливые обвинения.

Начнем анализ как раз с этих популистских нелепостей. За усилиями Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и других структур, призванными помочь развитию НПО, энергичной свободной прессы и утверждению нормальных выборных процедур на всем пространстве от Беларуси до Центральной Азии, внушает нам г-н Путин, стоят нелигитимные махинации враждебных держав. Расширение НАТО он также преподносит как угрозу, хотя никогда еще на западной российской границе не было так спокойно: Атлантический альянс проводит свои военные операции в других регионах, и даже г-н Путин (в отличие от своих генералов) признает, что планы по размещению некоторых элементов американской системы ПРО в Польше и Чешской Республике не представляют опасности для российских ядерных сил сдерживания.

Реальная цель г-на Путина — известного циника — состоит в создании российской сферы влияния в Европе. Ни в НАТО, ни в ЕС (ни даже по вопросу об американском вторжении в Ирак) у России нет решающего голоса. Правом вето она обладает только в Совете Безопасности ООН. Тем не менее, именно ее нежелание ‘надавить’ на сербов, чтобы те прекратили зверства в Косово, в свое время побудили НАТО к первой войне за весь период ее существования. В последнее время Россия затягивает принятие резолюции о санкциях против Ирана — отчасти желая просто показать Америке, на что она способна. Подобные действия столь же контрпродуктивны. ‘Черно-белое’ мышление, в соответствии с которым любой плюс для Америки расценивается как минус для России, вряд ли позволит г-ну Путину завоевать уважение на международной арене, к которому он так стремится.

К чему Америке следует прислушаться

Однако в вопросе о контроле над вооружениями к позиции г-на Путина стоит отнестись с должным вниманием — не в последнюю очередь потому, что срок действия Московского договора, согласно которому количество стоящих на боевом дежурстве российских и американских стратегических боеголовок ограничивается 1700-2200 единицами, истекает в 2012 г. Обе страны, судя по всему, готовы пойти на дальнейшие сокращения, даже при том, что они активно модернизируют свой ядерный потенциал. Однако чиновники из администрации Буша, заверяя, что Россия и США больше не являются врагами, одновременно отказываются от дальнейших переговоров по контролю над вооружениями. Это ошибка. Предсказуемость действий и наличие механизмов проверки, позволяющих установить, что две крупнейшие ядерные державы действительно держат слово, послужат необходимой гарантией не только для России, но и для Китая.

Тот же принцип следует применять и в вопросах, связанных с космическим пространством. Здесь Америка мчится вперед на всех парах, но отказывается вступать в переговоры с Россией и другими странами о том, на какие шаги по милитаризации космоса ответственные космические державы идти не должны. В результате становится труднее обуздать ‘возмутителей спокойствия’ — например, Китай, недавно испытавший противоспутниковую ракету. Невоздержанность путинской риторики, конечно, не облегчает дела, но в одном он прав — у Америки и России есть немало серьезных вопросов для обсуждения.

_____________________________________________

Великодержавная стратегия России («Stratfor», США)

‘Холодная война’ Путина («The New York Sun», США)