16+
По теме:
1 Февраля 2019 года, 08:02
930 просмотров

Облсуд оставил в силе решение об аресте Сорокина, Воронина и Маркеева до 1 апреля 2019 года.

Облсуд оставил в силе решение об аресте Сорокина, Воронина и Маркеева до 1 апреля 2019 года.
Пытка голодом и пытка холодом – так охарактеризовали защитники Олега Сорокина разбирательство апелляционной жалобы на продление срока содержания под стражей, которое состоялось в Нижегородском облсуде.
Процесс начался в 9.00, но уже в 8.40 Олег Сорокин, Евгений Воронин и Роман Маркеев находились в клетке в конвойном помещении следственного изолятора и были готовы к участию в процессе – видео-конференц-связь работала.
Спустя полтора часа Олег Сорокин пожаловался на жуткий холод и рассказал, что из-за аварии в подвальном помещении, где они находились, температура воздуха была схожа с температурой воздуха на улице, батареи центрального отопления были холодными. В связи с этим Олег Сорокин попросил сделать перерыв, чтобы надеть теплую куртку – для этого его должны были этапировать в камеру и обратно. Его адвокаты также заявили ходатайства о перерыве, но судья удовлетворил его только спустя три часа.
Перерыв длился 15 минут, поэтому никто из обвиняемых не смог пообедать. Больше всего страдал Роман Маркеев, которому из-за сахарного диабета необходимо принимать пищу каждые три часа. По этому поводу также были ходатайства адвокатов, которые остались без удовлетворения.
Перерыва на обед, положенного и по правилам СИЗО, и по правилам здравого смысла, также не было. Обвиняемые, а также их защитники не имели возможности поесть на протяжении как минимум семи часов.
«К большому сожалению, состоявшееся заседание я не могу в полной мере назвать справедливым судебным разбирательством, как это предусматривается всеми международными нормами и российскими конституционными принципами.
Во-первых, в течение всего дня подсудимые содержались в холодной клетке.
Там реально была уличная температура - они много раз об этом заявляли. Более того, первые три часа Олег Сорокин содержался там без верхней одежды, что явно было бесчеловечным обращением и имело все признаки пытки, - рассказывает адвокат Дмитрий Кравченко. -  Во-вторых, все время судебного разбирательства, которое продолжалось более семи часов, ни подсудимые, ни участники процесса, как минимум со стороны защиты, были лишены возможности приема пищи. В том числе  подсудимые, которые страдают диабетом, хотя им предписано принимать пищу каждые три часа. И это создавало угрозу для их жизни и здоровья».
Естественно, в таких условиях защищать себя было проблематично. Тем более что, и обвиняемые, и их адвокаты были не готовы к судебному заседанию, потому что их уведомили о нем только накануне вечером, а некоторых – вообще утром. Чтобы познакомиться с пятью томами дела, суд предоставил всего 10 минут.
«Естественно, за 10 минут нельзя познакомиться с материалами дела. Мы говорили об этом суду. Мы говорили, что Сорокин должен иметь возможность проконсультироваться со своими защитниками в условиях конфиденциальности – а это невозможно, потому что последние несколько дней мы беспрерывно заседанием в суде первой инстанции и возможностей для конфиденциальных встреч у нас нет. И суду, и прокурору мы заявили отвод, потому что в данном случае речь шла о нарушении базовых фундаментальных прав граждан, а такое отношение представителей суда и прокуратуры свидетельствует об их явной заинтересованности в исходе дела», - рассказывает Дмитрий Кравченко.
Кроме этого выяснилось, что суд первой инстанции не приложил в дело несколько важных документов, в том числе тех, которые касались государственной тайны.
Но все заявленные адвокатами ходатайства остались без удовлетворения – и прокурор и судья выступали против. В результате было вынесено вполне ожидаемый вердикт – оставить в силе решение суда первой инстанции в части содержания под стражей подсудимых до 1 апреля 2019 года.