16+
Новости:
12 Февраля 2007 года, 00:00
42 просмотра

«Основная проблема кроется в слишком большой бюрократии» («The Financial Express», Индия)

В чем, по Вашему мнению, кроются основные трудности в достижении поставленной Президентом В. Путиным задачи довести объем товарооборота между Индией и Россией до 10 млрд. долларов?

Герман Греф: Я охарактеризовал бы нынешнее состояние взаимной торговли как неплохое, но теряющее свой динамизм и абсолютно недостаточное. Особенно в сравнении с нашим другим азиатским партнером — Китаем. Уже сейчас российско-китайский товарооборот превышает $20 млрд. А через пять-восемь лет выйдет на рекордный уровень в $60 млрд. Да и в Европе наберется несколько стран, с которыми наш товарооборот в 5 и более раз выше, чем сегодня с Индией. Я согласен, что основная проблема кроется в слишком большой бюрократии, доставшейся нашим странам в наследие от плановой экономики.

Наши страны, наконец, пришли к пониманию, что новые инструменты сотрудничества — это прямые контакты бизнесменов двух стран при максимальной поддержке государства. Для этого необходимо облегчение визовых процедур для представителей российских и индийских бизнес-сообществ.

Одна из проблем, мешающих росту товарооборота — это нерешенность вопросов индийской задолженности периода существования СССР. Но руководство Индии и России активно обсуждают пути их решения. И я уверен, найдут правильное решение.

Каким образом индийские компании могли бы более широко участвовать в нефтегазовом секторе России?

— Сотрудничество в этой области имеет глубокие исторические корни. Специалисты из СССР не только помогали, бурить скважины и добывать нефть, но и создавали инфраструктуру индийской энергетической отрасли. Но это все уже в прошлом. Соглашение о стратегическом партнерстве между Индией и Россией, подписанное в октябре 2000 года, фактически вернуло широкомасштабное энергетическое сотрудничество на повестку дня. В Соглашении с обоюдного согласия сторон энергетика признана наиболее многообещающей темой.

Хочу напомнить читателям, что по итогам недавнего визита нашего Президента в Индию, российская государственная компания ‘Роснефть’ и индийская Oil and Natural Gas Corporation (ONGC) объявили о подписании общего меморандума о расширении сотрудничества. Решающим фактором для российской компании стал положительный опыт сотрудничества с индийцами именно в рамках проекта ‘Сахалин-1’. Благодаря личному вмешательству Президента В.В. Путина было принято политическое решение об участии в проекте ‘Сахалин-1’ индийской государственной компании ONGC. Фактически, 20-процентная доля в этом проекте — единственный реальный проект в России. И вот сейчас Индия получила по морю первую нефть, добытую в России по проекту. Рассматривается уже и вопрос об участии индийской компании в проекте ‘Сахалин-3’ по добыче нефти на морском шельфе острова. .

Предполагается, что Россия и США будут конкурировать друг с другом на индийском рынке атомной энергии. Как Россия собирается действовать в этом направлении?

— В активе наших стран — богатая и во многом уникальная практика возведения объектов мирной энергетики на территории Индии. История нашего атомного сотрудничества уходит корнями в 70-80 годы. В наши дни в Индии российские атомщики конкурируют с другими странами — лидерами в этой отрасли.

Например, еще 2-3 года назад США рвались на позиции главного стратегического союзника Индии в атомной сфере, заключали с ней масштабные соглашения о намерениях, даже готовы были открыть перед ней свои атомные секреты, передав соответствующие технологии. И понятно, что делали они это не просто так, ‘из любви к искусству’, а из соображений политической необходимости. Но жизнь расставила все по своим местам. Продолжающееся строительство крупнейшей в Индии АЭС «Куданкулам» тому подтверждение.

Договоренности о строительстве четырех атомных энергоблоков «Куданкулам, мы расцениваем как серьезную победу в борьбе за сегмент мирового рынка. Более того, российские атомщики в перспективе могут расширить индийский заказ до 10 блоков, все будет зависеть от того, как сложатся у Индии отношения с группой ядерных поставщиков.

Одной из проблем на пути развития индийско-российской торговли является отсутствие эффективных путей доставки товаров друг другу, что в свою очередь привело к росту транспортных расходов. Есть ли у российского правительства конкретные идеи, как решать эту проблему? Что конкретно намерено делать российское правительство для решения этой проблемы?

— Вопрос очень серьезный. Отсутствие эффективных транспортных путей на самом деле тормозит и торговлю, и техническое сотрудничество. Конечно, хорошо было бы иметь железнодорожный коридор между Россией (Тихий океан) через Китай и Индией (Индийский океан). А ведь этот проект был согласован между нашими тремя странами и Мьянмой.

Замышлялся он еще в середине 50-х гг. прошлого века как южноазиатско-тихоокеанская транспортная система. Но в силу ряда объективных, скорее политических, а не экономических причин он был заморожен в начале шестидесятых. Сейчас, когда отношения между Индией, Китаем и Россией полностью нормализованы, а экономики активно сотрудничают, есть все необходимые предпосылки для возрождения транспортного проекта.

Уже подсчитано и российское участие в так называемом железнодорожном ‘Южном коридоре’ — из России до Индийского океана. На мой взгляд, это очень перспективный и реальный проект.

На какие отрасли индийской экономики с точки зрения потенциальных инвестиций обратят свое внимание российские бизнесмены — участники Первого российско-индийского форума по торговле и инвестициям?

— Россия не проводит агрессивной политики государственных инвестиций за границей. Российские инвестиции носят в основном частный характер. У наших частных компаний за последние годы значительно выросли возможности инвестиционной деятельности. И многие из них проявляют интерес к инвестиционной деятельности в Индии, а государство готово оказать им в этом поддержку. Кроме того, представляется возможным использовать долг Индии перед РФ для расширения российских инвестиций в индийскую экономику. Есть несколько сфер, на которые российский бизнес обратит внимание в первую очередь. Это электроэнергетика, энергетика, добыча угля и полезных ископаемых, машиностроение, железнодорожный транспорт и дорожное строительство.

В этом секторе существует дискриминация по отношению к российским фирмам и их продукции. Во-первых, индийская сторона не признает гарантий российских банков при заключении контрактов и, во-вторых, — не признает российские стандарты качества в технических условиях (требуется соответствие международным или индийским стандартам качества).

Несомненно, может заинтересовать российских инвесторов индийская строительная индустрия. Поскольку эта отрасль характеризуется высокой инвестиционной активностью — в нее привлекается 40-50% общего объема инвестиций в стране. А ежегодная отраслевая потребность в инвестициях превышает $92 млрд.