16+
Новости:
5 Февраля 2007 года, 00:00
34 просмотра

Освежили дежавю. Прошедшие Рождественские чтения внесли несколько новых акцентов в старые и уже набившие оскомину идеи

У кого-то в церковной среде само название Международных Рождественских образовательных чтений уже вызывает скуку, да и светская пресса уделяет этому крупнейшему церковно-общественному форуму России все меньше внимания. А зря. Несмотря на то, что чтения действительно давно вошли в накатанную колею и стали эдаким православным дежавю, по отработанному сценарию повторяющимся из года в год, для тонкого ценителя церковно-общественной жизни и знатока российского «политического православия» каждый раз этот «малый Поместный собор» РПЦ МП открывает что-то новое, можно даже сказать — преподносит сюрпризы. Чрезмерная же «традиционность» мероприятия вполне естественна — такова уж природа православной Церкви.

Чтобы лучше прочувствовать новые акценты, прозвучавшие на XV чтениях, напомним вкратце основные традиционные темы этого форума последних лет. Раз чтения «образовательные», то, естественно, в центре внимания их участников находится расширение и углубление православного присутствия в российской образовательной системе. Когда-то чтения активно пробивали госстандарт по «теологии» в светских вузах, теперь, когда с этим «все в порядке», усилия сосредоточились на «Основах православной культуры» (ОПК) в школах. Пробивание этих предметов не сводится к требованию включить их в том или ином качестве в сетку расписаний. Главным образом говорится о необходимости достойного бюджетного финансирования этих предметов и, соответственно, церковных структур, их «окормляющих». Вторая традиционная тема — православное же присутствие в СМИ и силовых структурах. Здесь нет таких четких стандартов как «теология» или ОПК, поэтому все кажется более размытым и дискуссионным. Внутрицерковная проблематика, которая, по-видимому, и дала основание считать чтения «малым Поместным собором» — трибуной для свободного выражения мнений и пожеланий относительно развития собственно церковной жизни, — становится в последние годы на чтениях все более второстепенной, вытесняясь с пленарных заседаний в немногочисленные «церковно-общественные» секции. Усиление этой тенденции, вероятно, связано с переходом руководства чтений к управляющему делами Московской патриархии митрополиту Клименту (Капалину), который считается жестким администратором, не склонным к «демократическим» формам выстраивания церковной жизни.

Вот, собственно, в этом и состоит один из новых акцентов чтений — их атмосферу стала целиком определять личность митрополита Климента, сменившего мягкого либерала-интеллигента архимандрита Иоанна (Экономцева). Управляющий делами Московской патриархии, член Общественной палаты РФ неумолимо набирает церковно-административное влияние в противовес почти монополизировавшему высшую церковную власть несколько лет назад митрополиту Кириллу (Гундяеву). Характерно, что митрополит Климент создает себе «социальную базу» среди «церковных низов» — в особенности, среди активистов православного просвещения, в то время как митрополит Кирилл демонстрирует с помощью Всемирного русского народного собора (это его «ответ» Рождественским чтениям) свою опору на политический истеблишмент. Русский собор куда менее открыт для простого церковного народа и куда более элитарен по тематике, чем Рождественские чтения. Все это лишь укрепляет в мысли, что именно митрополит Климент становится наиболее вероятным преемником Патриарха Алексия II, и Рождественские чтения для него — хорошая возможность заявить о себе и стать ближе церковным массам.

Однако как публичная фигура, с точки зрения пресловутой «харизмы», митрополит Климент существенно проигрывает митрополиту Кириллу. Это хорошо было заметно по реакции участников Рождественских чтений на выступления обоих иерархов. Митрополит Климент говорил тяжело, скучновато и как-то неестественно архаично (произнося современные русские прилагательные в родительном падеже с «-аГо» на конце). Бросается в глаза и его механистическая манера ведения заседаний, когда он протокольно благодарит каждого выступавшего одними и теми же словами: «Спасибо Вам, уважаемый НН, за ваше содержательное выступление, в котором Вы раскрыли тему ММ». Видно, что с митрополитом Климентом не работали имиджмейкеры. Речь же митрополита Кирилла на чтениях была хорошо выстроена ораторски, эмоциональна и не чужда некоторого актерства. Содержание ее, может, было и не очень глубоким, и где-то спекулятивным («Православное образование в эпоху постмодерна»), зато яркая форма производила феерическое впечатление — ему аплодировали почти после каждой фразы.

Любопытную инициативу приберег для Рождественских чтений Патриарх Алексий II. С трибуны бывшего Кремлевского дворца съездов он призвал учредить в России должность уполномоченного по правам ребенка, причем со ссылкой на соответствующий опыт Европейского Союза. Может, трибуна для подобной инициативы оказалась не совсем удачной, но пока ничего не слышно о реакции на нее со стороны российской власти. Не исключено, что ссылка на Евросоюз подвела. Глава РПЦ МП, выступавший, разумеется, первым, задал еще один обертон нынешних чтений — а именно, высказал небесспорную критику социально-нравственной роли современной семьи. Критика эта звучала довольно осторожно и деликатно, и, быть может, не все ее даже заметили. Но те, кто прислушивался, были несколько удивлены: с одной стороны, с церковных амвонов постоянно говорится о необходимости укрепления распадающегося института семьи и о поддержке демографической политики президента Путина. А с другой, эта же самая семья объявляется практически неспособной воспитать нравственно ответственную личность, приобщить ребенка к ценностям традиционной культуры, почему и предлагается переложить эту функцию с папы и мамы на учительницу ОПК в школе. Похожая мысль прозвучала и в докладе митрополита Климента, и еще пару раз, но потом как-то испарилась — рискованная она, все-таки.

Новый важный акцент прозвучал и в самой теме ОПК. Сначала, на первом пленарном заседании, митрополит Климент предложил внедрять в школах «Основы духовной культуры и этики». На заключительном заседании чтений выяснилось, что его не совсем правильно поняли. Конечно же, весьма раскрученный «бренд» ОПК никуда не исчезает и не отменяется. Речь идет о разработке целого отдельного направления в федеральной программе образования, которое и получит озвученное митрополитом Климентом название. В его рамках будет множество форм воспитательной работы, разные предметы, в том числе и бессмертные ОПК. Некоторое «переформатирование» вызвано тем, что из министерства образования РФ донеслись слухи о готовящейся ликвидации «регионального компонента» образовательных программ России. А ведь именно под прикрытием «регионального компонента» и преподается сейчас предмет ОПК. Между тем, отношения РПЦ МП с «ключевым» для Рождественских чтений государственным ведомством — министерством образования РФ — продолжают оставаться напряженными: в этом году, правда, министра Фурсенко не освистали, но даже Патриарх тактично выразил ему свое «фи».

Конкретные предложения чтений сформулированы в пространном итоговом документе, который еще дорабатывается и не опубликован. Несмотря на то, что рекомендации чтений расписаны в нем подробно по каждому ведомству (отдельно — президенту, отдельно — правительству, отдельно — Федеральному собранию и т.д.), опыт прежних лет показывает, что эффективность от таких посланий крайне невысока. Следуя обозначенному выше принципу этого комментария — выискивать новые акценты, перечислим лишь несколько относительно оригинальных предложений итогового документа: президенту — особо премировать родителей, имеющих более 5 детей (сумма премии не указана); правительству — привести условия выдачи ипотечных кредитов в зависимость от числа детей и прекратить государственное финансирование абортов; Федеральному собранию — принять законы о многодетных семьях, о благотворительности и против «растлевающей рекламы»; министерству образования — преподавать ОПК на бюджетной основе и вернуть бюджетное финансирование негосударственных образовательных учреждений; министерству культуры и массовых коммуникаций — ввести лицензирование информационной деятельности на предмет ее соответствия «нормам нравственности» и требовать от вновь регистрируемых СМИ представлять «Этический кодекс издания».

Что ж, посмотрим, каковы будут плоды этих инициатив…

Александр Солдатов,
«Портал-Credo.Ru»