16+
Новости
7 Марта 2007, 00:00
7 просмотров

От булыжника к дипломатии («The Washington Post», США)

Wednesday, March 7, 2007; Page A17

Язвительный Час Фримен (Chas Freeman), бывший посол США, составил книгу афоризмов, которую озаглавил ‘Словарь дипломата’. В ней было несколько памятных определений, в том числе ‘Дипломатия — это искусство говорить ‘хорошая собачка’, пока ищешь булыжник’ и ‘Дипломатия — это давать другим возможность поступать по-твоему’.

Похоже, что администрация Буша, придерживавшаяся в основном стратегии ‘поиска булыжника’, склоняется к более тонкому подходу ‘поступать по-твоему’. Давно пора. Но это значит, что администрации придется сделать то, что она порой считала самым сложным: обозначить в качестве приоритета внешнеполитические цели и изо всех сил стремиться к достижению тех из них, которые она сочтет самыми важными.

Самый яркое проявление изменения подхода — это нынешняя готовность администрации к дискуссиям с Ираном и Сирией о том, как стабилизировать Ирак. Год назад иранцы (решив, что американцы сделали шаг навстречу) заявили, что они готовы к таким переговорам — но администрация пошла на попятный. Эта ошибка еще более усугубила ситуацию в Ираке.

Теперь Буш слегка корректирует курс. На прошлой неделе было объявлено, что США примут участие в региональной конференции в Багдаде. Но администрация не должна отправляться на эти переговоры, зажимая нос. Если ее намерения серьезны, то на первой встрече нужно заложить основы регулярных американо-иранских дискуссий об Ираке. Администрация должна начать реальный диалог с Сирией, отложив при этом сырые идеи о смене режима, витающие в головах некоторых ее чиновников. Сирийцы представляют собой смертельную угрозу Ливану, поэтому с ними, тем более, стоит говорить. Разумеется, диалог должен начать Джеймс Бейкер, который хорошо знает сирийцев еще с тех времен, когда он был государственным секретарем.

Похоже, что, говоря о Бейкере, администрация выказывает готовность последовать рекомендациям Группы по изучению Ирака, которые в декабре Буш, казалось, отверг.

Высокопоставленные советники Буша решили, что они ошиблись, создав впечатление отказа от доклада Бейкера-Гамильтона и объявив месяц спустя об увеличении контингента, как будто это было альтернативой. Вместе с тем, они разрушили надежды на выработку политики в отношении Ирака представителями двух партий, о чем чиновники сегодня сожалеют.

Один из высокопоставленных представителей администрации объясняет это так: ‘Мы думаем, что наша стратегия в Ираке не противоречит предложениям Бейкера-Гамильтона. Мы хотим добиться того же, но не в те же сроки. Комиссия Бейкера-Гамильтона заявила, что наша стратегия недостаточна проработана дипломатически. Сегодня мы говорим: ‘Да, мы вас выслушали. Мы восполняем пробелы в региональной и глобальной дипломатии’. Не могу принять за чистую монету заявление о том, что администрация с самого начала поддерживала комиссию Бейкера-Гамильтона, но смена тона, несомненно, долгожданна.

Принятие трудных дипломатических решений будет особенно нужно, если администрация серьезно намерена посредничать на мирных переговорах между Израилем и палестинцами. Порой государственный секретарь Кондолиза Райс действует так, будто она в состоянии лишь омочить ноги в этом водовороте, но для того, чтобы чего-то добиться, ей придется в него прыгнуть. И, будучи посредником, она, несомненно, разозлит некоторых израильтян и палестинцев.

Последние две области, в которых администрация возвращается к дипломатическому подходу, — это отношения с Китаем и Россией. Буш удачно разыграл китайскую карту в шестисторонних переговорах с Северной Кореей, и администрация приняла разумное решение заключить несовершенную сделку с Пхеньяном, хотя бы это и повлекло за собой бурю критики со стороны правых.

Дипломатия в отношении России может оказаться самым деликатным делом. Президент России Владимир Путин — важный союзник для США, стремящихся остановить ядерную программу Ирана, но в своей мюнхенской речи Путин ясно дал понять, что за помощь России придется заплатить. После его выступления советник Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) отправился в Москву, и, по словам одного из участников визита, его встреча с Путиным прошла в атмосфере ‘взаимоуважения и диалога’. Один высокопоставленный чиновник так объясняет сигнал России: ‘Мы хотим быть вашим партнером. У нас есть общие интересы. Вы должны относиться к нам с уважением — предварительно консультироваться с нами и принимать нас в расчет’.

После долгой раскачки русские становятся действительно надежным партнером в решении иранского вопроса. На этой неделе они сообщили сотрудникам государственного департамента, что поддержат новую резолюцию Совета Безопасности ООН с осуждением Ирана. Более того, они выразили готовность прекратить работы на ядерном реакторе, сооружаемом для иранцев в Бушере.

А что мы предложим русским в обмен на их содействие в решении иранской проблемы? Что же, в этом и есть искусство дипломатии.

Подборка