16+
Новости:
14 Февраля 2007 года, 00:00
30 просмотров

Отчаянное стремление к сверхдержавному статусу («The American Spectator», США)

Идеал Владимира Путина — сочетание дисциплины и контроля советских времен с экономическими преимуществами ‘капитализма по-русски’. Благодаря мощному развитию народного хозяйства России — в основном из-за огромных нефтегазовых доходов — президент в глазах народа выглядит экономическим и политическим гением. Политика искусного балансирования между демократией (некоторые говорят — иллюзией демократии) и централизованным контролем над важнейшими отраслями экономики пройдет проверку на прочность через год, когда бывший сотрудник внешней разведки КГБ покинет пост главы государства и вернется в частную жизнь.

Многие гадают, каковы подлинные намерения Путина, однако сейчас все, в общем, пришли к выводу, что в 2008 г. он, как предписывает конституция, уйдет с поста президента. Что за роль он будет играть после этого — вопрос открытый. Ясно одно: даже уходя, Путин сохранит серьезное влияние. Гарантия тому — семидесятипроцентный рейтинг поддержки нынешнего президента.

Одновременно Кремль разработал новую программу перевооружения армии [на 2007-2015 гг. — прим. перев.]; на эти цели планируется израсходовать 190 миллиардов долларов. Под руководством пятидесятичетырехлетнего министра обороны Сергея Иванова — сторонника жесткой линии и одного из кандидатов в преемники Путина — Россия вновь включается в международную гонку вооружений, делая основной акцент на передовые виды оружия.

На прошлой неделе Путин неожиданно для всех выбрал трибуну ежегодной Конференции по вопросам политики безопасности в Мюнхене, чтобы обрушиться на США с нападками за ‘односторонние, нелегитимные : действия’, усугубляющие международные проблемы. Далее, по сообщению Los Angeles Times, он намекнул, что ‘нестабильность на мировой арене вынуждает страны, не чувствующие себя в безопасности, стремиться к обладанию ядерным оружием’ [так в тексте. Точная цитата из выступления Путина: ‘Доминирование фактора силы неизбежно подпитывает тягу ряда стран к обладанию оружием массового уничтожения’ — прим. перев.], явно имея в виду Иран. Возможно, с помощью этого хода Путин стремился обосновать резкое увеличение оборонных расходов самой России.

Другой аспект путинской политики — тот самый ‘контроль’ — наглядно проявился 6 февраля, в ходе его встречи с министрами и главами крупнейших компаний в роскошном Екатерининском зале Большого Кремлевского дворца [встреча с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей — прим. перев.]. Комментируя обвинения в отмывании денег, предъявленные бывшему олигарху Михаилу Ходорковскому, из-за которых его тюремный срок увеличится до 12 лет, Путин заявил собравшимся: ‘Бизнес со своей стороны, надеюсь, оценил выгоду строгого соблюдения установленных правил и налоговой дисциплины’ [Цитата взята из вступительного слова Путина на встрече. Ходорковский и предъявленные ему обвинения в нем не упоминались — прим. перев.].

Требования, предъявленные Путиным новым российским магнатам в 2000 г., остаются в силе: платить налоги, соблюдать все законы, держаться в стороне от политики. Судьба Ходорковского и нескольких фигур рангом поменьше, но все же влиятельных, которые сегодня ‘переехали на жительство’ в Сибирь, служит постоянным напоминанием о том, что происходит с теми, кто не следует этим установкам.

Кандидаты, которые могут занять место Путина в начале будущего года, еще несколько месяцев будут проходить ‘отбор’. Он пока не заявил о своих предпочтениях, но на данный момент наиболее вероятными преемниками считаются Иванов и Дмитрий Медведев (ему 41 год). Последний ранее возглавлял Администрацию президента, а сегодня отвечает за ‘национальные проекты’ по перестройке системы образования, здравоохранения, жилищной и сельскохозяйственной политики. Оба кандидата занимают посты первых вице-премьеров [так в тексте. Первым вице-премьером является только Медведев — прим. перев.], а их обязанности, взятые в совокупности, охватывают основные направления путинского плана развития России.

‘Звездное’ выступление Медведева на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе в январе этого года поначалу вызвало разговоры о том, что именно он станет путинским ‘престолонаследником’. Однако они быстро утихли: президент вскоре ‘уравновесил’ политическое уравнение, уделив в своей сенсационной речи на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности главное внимание проблемам обороны, а не внутренней политики. Очевидно одно: Путин, вероятно, покинет президентское кресло, но он не намерен поступаться властью ни минутой раньше, чем это необходимо, и, возможно, не передаст ее полностью даже уйдя с поста.

В последний год пребывания у власти Владимир Путин решил бросить вызов политическому лидерству Вашингтона на международной арене. Этот тщательно просчитанный шаг основан на его убежденности в том, что за последние годы внешняя политика США вызвала сильнейшее неприятие других стран, и настал момент, когда Россия может вернуть себе статус второй сверхдержавы — на сей раз уже не связывая себя догматизмом коммунистической идеологии.

Менталитет в духе ‘холодной войны’ судя по всему идеально подходит профессиональному разведчику-ветерану, каковым является В.В. Путин. Психологически он гораздо комфортнее чувствует себя в ситуации, когда США для России становятся не другом, а главным оппонентом. Только бывший советский ‘чекист-стахановец’ может пойти на такой шаг.

В шахматном турнире ‘реальной политики’ подобная тактика выглядит весьма хитроумной, но и опасной. Однако человек, которого в детстве называли ‘Путькой’ уже проявил свою способность делать неожиданные и рискованные ходы. И все же ему стоило бы задуматься над таким вопросом: не превратится ли игра, которую он считает шахматной партией, в ‘русскую рулетку’?

Джордж Уиттманчлен Комитета по борьбе с реальной опасностью (Committee on the Present Danger), один из основателей и первый председатель Национального института публичной политики (National Institute for Public Policy)